Недавно состоялось собра­ние представителей научной, творческой интеллигенции и общественных организаций по вопросу статуса функциони­рования родного языка в сфе­ре образования. Неравнодуш­ных к этой теме было так мно­го, что не все желающие, в том числе и я, могли получить воз­можность высказать свое мне­ние, что и обусловило мое об­ращение в газету.

При решении вопроса о родных языках считаю не ме­нее важным наряду с правовы­ми, политическими, мораль­но-этическими и другими сто­ронами этой многогранной проблемы затронуть и ее на­учно-педагогический аспект в связи с тем, что именно в нем в настоящее время заложена мотивировка очередной кам­пании против родных языков.

Дело в том, что существу­ет расхожее мнение, имею­щее место и в образовании, что родной язык, оказывая от­рицательное интерферирую­щее влияние на усвоение вто­рого языка, является тормозом и барьером в изучении русско­го языка. Поэтому мы все чаще слышим официальные выска­зывания типа «родной язык не может изучаться в ущерб рус­скому языку».

Такой крайний и поверх­ностный подход к взаимоотно­шениям наших языков наносит большой вред обучению и раз­витию подрастающего поколе­ния и требует более глубокого взгляда на данную проблему.

Да, безусловно, языки, вза­имодействуя друг с другом, подвергаются отрицательно­му или положительному взаи­мовлиянию. Так, родной язык оказывает определенное вли­яние на второй изучаемый рус­ский язык, впрочем, как и рус­ский язык влияет на родной. Но когда речь заходит о негатив­ном взаимовлиянии языков, то имеют в виду чисто линг­вистический аспект, который, согласно общепринятой точ­ке зрения ученых, не является определяющим в рассмотрении проблемы владения языками, поскольку речевая деятельность человека есть  не столько лингвистическое, сколько психологическое явле­ние. Соответственно, если по­дойти к проблеме взаимоотно­шения языков в психологиче­ском, психолингвистическом и социокультурном аспектах, то перед нами отчетливо откры­вается картина, которая убе­дительно показывает, что че­ловек, который правильно и осознанно говорит на родном языке, несравненно успешнее и эффективнее овладевает вто­рым языком.

В результате, если поло­жить на чашу весов вред и пользу родного языка в про­цессе овладения вторым язы­ком, то можно увидеть, что от­рицательное влияние родного языка на изучаемый мизерно по сравнению с тем огромным преимуществом, которое име­ет знание родного языка в про­цессе овладения новым язы­ком. В основе такого утверж­дения лежит положение о том, что связующим звеном меж­ду языком и речью и тем более между двумя языками высту­пает мышление человека, ко­торое, как говорит известный американский лингвист Э. Ха­уген, является центром сосре­доточением двуязычия. Други­ми словами, речевая деятель­ность двуязычного индивида - это не просто автоматическое переключение со структур од­ного языка на структуры дру­гого, это активная мыслитель­ная деятельность по их соотне­сению в речи. В этом процессе родной язык выполняет роль исходной точки, опоры, а гово­ря еще точнее, роль смысловой «решетки», связанной с систе­мой лексических и граммати­ческих значений.

О том, какую роль играет родной язык в изучении друго­го языка, хорошо знают препо­даватели иностранного языка. В своей основе процесс обуче­ния иностранному языку, как и любому второму языку, никог­да не бывает одноязычным, это всегда двуязычный процесс, в котором постоянно происхо­дит прилаживание двух язы­ковых систем или кодов друг к другу. И важно подчеркнуть, что это «взаимоприлаживание» языков может происхо­дить как открыто вовне, так и быть скрыто в голове индиви­да. Поэтому изгнать родной язык из обучения другому язы­ку значит проводить обучение «с чистого листа бумаги», оста­вив за бортом все, чему нау­чился ребенок к этому време­ни. Да и вряд ли это возмож­но. Как пишет по этому поводу выдающийся русский лингвист Л.В. Щерба, изгнать родной язык из аудитории можно, но его нельзя изгнать из голов учащихся. Это означает, что случаи его насильственного игнорирования ни к чему хо­рошему не приведут.

Из многочисленных выска­зываний ученых в пользу род­ного языка в изучении любо­го второго языка приведу лишь одну цитату Г.В. Колшанско- го, который, будучи известным лингвистом, разделяет идею о необходимости глубокого пси­холингвистического подхода к данной проблеме: «При усво­ении второго языка речь мо­жет идти об усвоении нового кода, накладывающегося на код родного языка, поэтому ис­ключить, миновать первичный код будет так же неправомерно, как исключить вообще мышле­ние человека в процессе усвое­ния вторичного кода».

Те же случаи отрицательной интерференции родного языка при несовпадении двух языко­вых систем можно рассматри­вать как действенную помощь в усвоении изучаемого языка, потому как они являются спо­собом объективации, сравне­ния и сопоставления двух язы­ков, а следовательно - боль­шего осознавания, понимания и усвоения фактов изучаемо­го языка.

Приведу пример взаимообус­ловленности владения родным и русским языками учащимися сельских школ республики.

В 2014 году в КБГУ комис­сия изучала вопрос о состоя­нии обучения родным языкам для обсуждения на ученом со­вете вуза. В то же время в нача­ле учебного года до сведения профессорско-преподаватель­ского состава была доведена информация о низком уров­не знаний по русскому языку у выпускников сельских школ республики.

В качестве члена комиссии я рассматривала этот вопрос, посещая уроки кабардинского языка, проводя письменные и устные опросы студентов первого курса неязыковых специальностей.

Результаты ана­лиза показали, что студенты плохо владеют родным кабар­динским языком, с трудом фор­мулируют мысли на отвлечен­ные от быта темы, плохо чита­ют, владеют небольшим запасом слов на родном языке.

Думаю, что сегодня эта не­гативная тенденция, показыва­ющая взаимообусловленность владения родным и русским языком, не менее выражена

Неоценимая роль первого усвоенного языка в изучении других языков доказывается и данными многоязычных лю­дей. Так, известный полиглот, терминолог ООН Дж. Шмидт, владевший 69 языками, в ответ на вопрос, с чего он начинает изучение нового языка, сказал, что он начинает с известного, с того, что в языке, подлежащем изучению, есть общего с други­ми языками.

Сегодня практически нельзя найти социокультурную среду, представляющую собой одно­язычный анклав. Современный мир являет собой интегриро­ванную, многоязычную и поликультурную среду, в которой человек свободно переключа­ется с одного языка на другой. Возможность говорить на род­ном языке, переходить на дру­гой язык адекватно ситуации, возможность слышать вокруг себя многоязычный мир явля­ется признаком согласия, бла­гополучия и свободы в обще­стве. Не понимать этой отли­чительной характеристики времени неразумно и невеже­ственно.

Эта тенденция обществен­ного развития должна в пол­ной мере находить себя в об­разовании, если оно хочет быть современным и прогрессивным.

В свое время представители культурно-исторической пе­дагогики, начиная от Л.С. Вы­готского, писали, что для того, чтобы растущий человек был счастливым, он должен разви­ваться в лоне родной культуры. Если для этого сегодня невоз­можно создать всех условий, то должно быть гарантировано хотя бы одно: надо сделать так, чтобы в самом человеке жила часть его культуры, воплощен­ная в его родном языке.

 

 

Леорена Хараева,

доктор педагогических наук, профессор


 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
925
Количество просмотров материалов
2297108