Печать

За 20 лет развития суверен­ной Кабардино-Балкарии жители республики лишились адыгских обычаев и традиций - естествен­ных регуляторов отношений между людьми в обществе, были разва­лены промышленность и сельское хозяйство. Несправедливое раз­деление прибыли от реализации природных ресурсов страны спо­собствовало разделению общества на богатых и бедных, что гораздо ощутимее проявилось в Кабардино-Балкарии, вызвав озлобленность людей и недоверие друг к другу.

Общественный курс «Единой России» оказался дорогой в никуда. Чиновничья рать страны выросла по сравнению с советским периодом на 50 процентов.

Коррупция охватила все струк­туры власти, контроль за которой все более и более затрудняется в связи с принятием Государствен­ной думой РФ законов, запрещающих референдумы, митинги и критику чиновников, мораль и честь которых зачастую ниже плинтуса.

Из-за отсутствия рабочих мест многие родители оставляют своих детей на попечение бабушек и дедушек и покидают республику в поисках заработка. Оставленные дети растут по законам улицы, ста­новятся иждивенцами и потребителями.

Система воспитания подра­стающего поколения в стране разрушена. Школа уже потеряла напрочь функцию воспитателя. Если и дальше будет продолжено ее безумное реформирование, она лишится и образовательной роли. Все это приводит к тому, что наиболее сильная часть молодежи (около 15%) уходит в криминал, а более слабые испытывают тягу к наркотикам (25%) и алкоголю (30%).

И только 10% молодых находят себя в религии. Казалось бы, ничего страшного: Россия - демократиче­ская светская страна, и отношение к религии определяют сам гражда­нин и его конституционное право. Но молодежь, пришедшая к исламу, для силовых структур - словно кра­сная тряпка для быка. Сложивша­яся в правоохранительных орга­нах ситуация вседозволенности в отношении к верующим чревата опасными последствиями. Одни карательные меры ничего не решат: зло рождает зло.

Единственный выход из сло­жившейся ситуации - понять, что все мы разные, но все равны перед законом и судом. Руковод­ству республики в интересах всех жителей КБР было бы целесоо­бразно не прятать голову в песок, а собрать представителей поли­тических партий, общественных организаций, духовенства, ста­рейшин и обсудить эту проблему. Абсолютно прав Уполномоченный по правам человека в КБР Борис Зумакулов, который говорит, что действия силовиков при проведении антитеррористических операции должны документироваться с помощью аудио- и видеоносителей. Прозрачность таких событий позво­лит открыто говорить с родственни­ками убитых.

Предложение Зумакулова-мужественный поступок, потому что о перегибах силовиков знают все жители республики.

Проведение серьезной встречи, на которой будет обсуждена эта проблема, может радикально изме­нить ситуацию. В противном случае все может пойти по непредсказу­емому сценарию, когда в ответ на безжалостное уничтожение верующих последует кровная месть. Без­жалостное уничтожение молодых людей, вина которых лишь в вере в ислам, обернется трагедией для Кабардино-Балкарии. Создается впечатление, что человеческая жизнь ничего не стоит. Нам надо разобраться, почему в России -бандиты, а у нас на Северном Кавказе - террористы? И почему бандитов задерживают и судят, а «террористов» расстреливают? В оправдание говорят: «Террорист» оказал сопротивление». А разве бандиты не оказывают сопротив­ление?

Я понимаю, что у правоохрани­тельных органов есть лица, которых они подозревают. Но тогда задер­жите их дома, на работе, в присут­ствии понятых, как это было даже в 37 году. Но кто, когда и кому дал право издеваться над верующими? Методы, которые используют при их аресте, неприемлемы, они унижают не только этих молодых людей, но и всех жителей респу­блики. У задержанных насилием и пытками выбивают нужные сведе­ния, а затем заставляют выучить заготовленный силовиками текст.

При этом жертву предупре­ждают: если в ходе следствия и суда будет попытка изменить пока­зания, то пострадают родственники, а тебя мы достанем в тюрьме. И такую деятельность выдают за активную борьбу против терро­ризма в Кабардино-Балкарии.

Мне могут возразить, напомнив о погибших сотрудниках. Я отвечу: все, кто к этому причастен, должны подвергнуться самому суровому наказанию, предусмотренному законом.

Я против того, чтобы соверша­лись преступления под прикрытием ислама, я не хочу, чтоб погибали сотрудники полиции, прокуратуры, следственного комитета. Но я также против тех, кто пытается навесить на каждого верующего ярлык тер­рориста, имитируя борьбу с экс­тремизмом и зарабатывая себе поощрения и награды.

Наше общество должно объе­диниться и единым фронтом высту­пить против тех и других.


Хажисмель Тлапшоков,

депутат парламента КБР первого и второго созывов, член Общественной палаты республики, первый секретарь Урванского отделения КПРФ