Невиновность жителя Кабардино-Балкарии Рамазана Молова подтверждается выводами судмедэкспертов и противоречиями в показаниях потерпевшего полицейского, заявила адвокат. Молов попросил суд оправдать его.
 

Как сообщал "Кавказский узел", рассмотрение дела жителя селения Псыкод Рамазана Молова в суде началось 15 января. Силовики, дежурившие на месте беспорядков в Кенделене, рассказали суду, как автомобиль Молова сбил полицейского. Молов заявил, что сам был избит силовиками, принявшими его за активиста. Гособвинитель запросил для Молова четыре года колонии.

19 сентября 2018 года шествие в память о 310-летии Канжальской битвы было остановлено жителями балкарского селения Кенделен. Это привело к стычкам и столкновениям между активистами и силовиками. По данным активистов, не менее 45 человек были госпитализированы, еще 120 – задержаны. Вскоре после событий в Кенделене глава Кабардино-Балкарии Юрий Коков был отправлен в отставку. В материале "Кавказского узла" "Кенделен: горы предубеждений или кризис управления" рассказывается о предпосылках конфликта и его последствиях. Условные сроки по итогам кенделенских событий получили не менее шести человек, еще один был приговорен к реальному лишению свободы.

На сегодняшнем заседании по делу Рамазана Молова прошли прения сторон. В своем выступлении адвокат Молова Бэла Даутокова указала на нестыковки и противоречия в материалах дела, попросив оправдать ее подзащитного за отсутствием состава преступления, передал корреспондент "Кавказского узла".

Адвокат обратила внимание на описание событий, произошедших 19 сентября 2018 года в районе селения Заюково, из постановления о возбуждении уголовного дела по факту причинения травм сотрудникам полиции. Это постановление датировано 3 октября 2018 года.

Согласно документу, который цитировала Даутокова, участники несанкционированного шествия открывали стрельбу из травматического  оружия, а также метали камни и подручные средства в полицейских. В результате этого силовики, среди которых и потерпевший по делу Молова замкомандира подразделения ОМОН Черкесов А.М., получили травмы.

Обвинение, предъявленное Молову, имеет мало общего с теми фактами, по которым было возбуждено уголовное дело, отметила адвокат. Если другим осужденным по итогам кенделенских событий вменяли именно швыряние камней, то способ причинения травм, описанный в обвинении Молова, не согласуется с действиями, перечисленными в постановлении о возбуждении уголовного дела.

"По тем обстоятельства, по которым привлекается Молов, уголовное дело не возбуждалось. И самое главное – постановление о возбуждении уголовного дела о том, что Черкесов получил телесные повреждения  в результате метания камней, является первым доказательством того, что Молов к этому не причастен", - заявила Бэла Даутокова.

Согласно обвинительному заключению, Молов участвовал в несанкционированном шествии у села Заюково. В определенный момент он, скрываясь от сотрудников правоохранительных органов, направился к своей автомашине с целью скрыться, сел в нее и завел двигатель. Черкесов открыл водительскую дверь автомашины, потребовал от Молова заглушить двигатель и выйти, "опасаясь, что Молов выедет на проезжую часть и причинит вред другим сотрудникам правоохранительных органов". Далее из обвинения следует, что Молов отказался выйти - вместо этого он включил заднюю передачу и стал двигаться назад, сбив с ног Черкесова, в результате чего левая нога потерпевшего оказалась зажатой между дверью машины и поверхностью земли. Дальнейшим движением назад обвиняемый причинил Черкесову "телесные повреждения в виде внутрисуставного компрессионного перелома левой ноги, квалифицирующегося как причинение тяжкого вреда здоровью", говорится в обвинительном заключении.

Если бы 19 сентября 2018 года Черкесов получил травму в результате наезда на него автомобиля Молова, он до 3 октября 2018 года сообщил бы об этом следователю, отметила адвокат.

Даутокова сослалась также на заключение судебно-медицинской экспертизы, согласно выводам которой травма Черкесова была получена "в ходе массовой драки". "У Черкесова выявлен  компрессионный перелом ноги. Описан механизм его получения: "данное телесное повреждение причинено твердым тупым предметом с ограниченной площадью воздействия  при ударе таковым", – процитировала адвокат выводы экспертов.

Адвокат напомнила об обстоятельствах, послуживших основанием для возбуждения уголовного дела: согласно постановлению, насилие к силовикам у села Заюкова применялось  с использованием камней и палок. Эксперты утверждают, что травмы Черкесову были нанесены именно таким способом, однако Рамазан Молов не обвиняется в причинении полицейскому травм с использованием палок и камней. 

"Тот способ, который вменяется Молову, здесь не указан", – подчеркнула Даутокова, отметив, что обвинение жителю Псыкода, таким образом, не имеет оснований.

Молов обвиняется в том, что "умышленно сдал машиной назад", сбив при этом открытой дверью машины с ног Черкесова и причинив ему телесные повреждения. Адвокат обратила внимание суда, что из обвинительного заключения не следует наличие у Молова умысла на сбивание Черкесова с ног: умышленным называется только движение назад, однако не указано, что Молов имел желание сбить Черкесова с ног открытой дверью и мог заранее предвидеть такое развитие событий.

"Деяние, предусмотренное  статьей 318 УК РФ, может быть совершено только с прямым умыслом. Это указывает на то, что  в действиях Молова нет состава преступления", – заявила защитник.

Даутокова обратила внимание на еще одну нестыковку в материалах дела. Согласно показаниям свидетелей и самого Молова, его машина стояла на обочине. Пространства позади автомобиля, чтобы можно было двигаться назад, практически не было: согласно результатам следственного эксперимента, за машиной оставалось не более полуметра, а значит, "протащить" полицейского автомобилем несколько метров, как утверждал в суде потерпевший, Молов просто не мог. По мнению адвоката, протокол следственного эксперимента также указывает на невиновность Молова, хотя эксперимент проводился без его участия.

Сравнив показания Черкесова с показаниями его коллег, выступивших свидетелями по делу, Бэла Даутокова также обратила внимание на расхождения. Показания коллег Черкесова не совпадали с показаниями потерпевшего в той части, где силовики описывали момент, когда они увидели Молова и его машину. Если допустить, что показания Черкесова и его коллег правдивы, остается непонятным, почему они не задержали Молова сразу и не изъяли у него автомобиль.

Сам Рамазан Молов по итогам инцидента попал в больницу с переломом руки и сотрясением головного мозга, напомнила адвокат. "При этом никто из наблюдавших за инцидентом не заметил, при каких обстоятельствах  Молов получил эти телесные повреждения, при каких обстоятельства была разбита вдребезги его машина. Однако все видели флаг в машине Молова. Флаг в этом деле стал участником политического процесса - но при этом флаг почему то не был изъят, не был идентифицирован, нет никаких объективных подтверждений, что он у него  действительно был. При этом каждый свидетель считал своим долгом сказать, что видел флаг", – отметила Даутокова.

Молов имел возможность скрыться от следствия, если бы был виновен: его привлекли к ответственности только через год после случившегося – 19 сентября 2019 года, отметила защитник. По словам Даутоковой, Молов намерен доказать свою невиновность и добиться справедливости. "Когда потерпевший представляет власть, положение подсудимого и задача защиты усложняются многократно", – добавила адвокат. Она  выразила надежду, что суд  даст объективную  оценку всем доказательствам и оправдает подсудимого, "несмотря на общественно-политическую сложность дела".

После выступления адвоката Рамазан Молов выступил с последним словом. Он просил суд оправдать его, заявив, что ни в чем не виноват. Приговор будет оглашен 19 августа в 11.00 ч.в Баксанском районном суде.

 

Автор: Людмила Маратоваисточник: корреспондент "Кавказского узла"

Источник: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/353155/
© Кавказский Узел

 
 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1346
Кол-во просмотров материалов
5740565