В сложных условиях окончания Кавказской войны 1763-1864 гг. началось выселение горцев со своей родины в Османскую империю, что явилось итогом продолжавшейся более 100 лет военно-колониальной политики царского правительства.
Убедившись на практике, что адыги решительно отказываются принимать покорность с последующим переселением их в русские пределы, высшее кавказское начальство решило избрать более легкий и удобный путь - выселение горцев в Турцию. Тем самым царское правительство стремилось ускорить военно-политическое завоевание Кавказа Россией. В этих целях царизм предпринял меры по выселению в Османскую империю отдельных групп черкесов, абазин и др. В 1859 г. было выселено 5211 черкесов.
В связи с возраставшей иммиграцией с Северного Кавказа, в январе 1860 г. в Стамбуле сформировали специальную комиссию по содействию иммигрантам. В том же году османские власти дали согласие на переселение 3000 черкесских семей, но уже в апреле 1860 г. османские власти обратились к царскому правительству с просьбой ограничить переселение черкесов.
3 октября 1860 г. на совещании высшего царского начальства на Кавказе, проходившем во Владикавказе, был принят новый план ведения войны с западными черкесами. Сущность плана заключалась в том, чтобы перейти к вытеснению черкесов с гор на равнину, а затем в Османскую империю. Высвободившиеся же земли – заселять казаками. Автор этого проекта - командующий войсками правого фланга Кавказской линии и Черномории генерал Н.И. Евдокимов утверждал, что таким путем, можно будет завершить войну в кратчайшие сроки с незначительными потерями для России. Необходимость массового выселения именно черкесов (адыгов) царское командование обосновывало стратегическим значением территории Северо-Западного Кавказа, прилегающей к Черноморскому побережью. Черкесам, которые согласятся подчиниться царским властям, предлагалось покинуть свои родные аулы и поселиться на равнину вблизи Кубани. Одновременно адыги должны были полностью разоружиться, что делало их в условиях ещё продолжающейся войны беззащитными перед вооружённым казачьим населением, рядом с которым они должны были жить.

Власти не захотели учесть, что указанные вблизи Кубани территории не были пригодны для проживания, так как на этих болотистых местах люди немедленно заболевали малярией и погибали как мухи. Адыги, как правильно заметил генерал М.Я. Ольшевский, - «не хотели менять свою прекрасную родину нездоровыми и малярийными местами». Они предпочли переселяться в Турцию, надеясь таким образом спасти себя от неминуемой гибели. Позже не только горцы, но и казаки не удержались на этих местах.
18 сентября 1861 г. произошла историческая встреча черкесской депутации с императором Александром II. Депутация просила прекратить военные действия, уничтожение аулов и заселение черкесских земель казаками. Ответ императора был категоричен и равносилен приговору: «Я даю месячный срок – абадзехи должны решить: желают ли они переселиться на Кубань, …или же пусть переселяются в Турцию». Отсюда видно, что царь не оставил им право выбора.
Официальное выселение народов Северного Кавказа как военно-политическая мера началось после 10 мая 1862 г., когда в Петербурге состоялось утверждение постановления Кавказского комитета о переселении горцев. Для этого была сформирована специальная комиссия. Чтобы ускорить выселение, царское командование усилило наступление в Западной Черкесии. Регулярные войска уничтожали аулы и посевы, а их жителей вытесняли к побережью Черного моря для отправки в Османскую империю. В 1861 г. российские военные власти выселили в Турцию 600 бесленеевских семей, проживавших возле р. Ходзь. Зимой 1861-1862 гг. было депортировано черкесское население с территории между р р. Лаба и Белая (Схагуаше) и от р. Адагум до Черноморского побережья. В течение весны и лета 1862 г. там было основано 28 казачьих станиц. В течение осени 1862 г. свыше 15 тыс. темиргойцев переселились в Османскую империю. В конце 1862 г. стали выселяться натухайцы.
Многочисленные архивные источники и воспоминания русских офицеров не оставляют сомнения, что выселение горцев носило насильственный характер. Один из источников свидетельствует: «Кавказское войско, очищая зелёный край от враждебных горцев, наряжало отдельные команды, чтобы разыскивать скрывавшихся в малодоступных дебрях и трущобах туземцев, не хотевших расставаться со своей землёй. Привязанность их к родине до того была сильна в этом народе, что они нередко, забравшись в какое-нибудь заросшее тёмное ущелье, там и умирали от холода и голода с винтовкою в руках, чтобы пустить в русского последнюю пулю за своё изгнание…». В другом документе читаем: «…Необходимо было устроить дело так, чтобы они (черкесы – Ж.К.) шли на переселение массами…войска должны были двигаться облавой и понуждать целые аулы к переселению, давая им кратковременный срок для сбора имущества».
Османское правительство не давало официального согласия на массовое переселение черкесов, но было заинтересовано в этом. Оно намеревалось пополнить боеспособными воинами недоукомплектованные части своей армии, расселить черкесов на окраинах империи и таким путем укрепить там государственную власть.
Преобладающая часть западно-адыгского населения – шапсуги, абадзехи, натухайцы и убыхи были насильственно выселены в 1863-1864 гг. Эти годы стали наиболее трагическими в истории Черкесии. Об итогах событий этого периода войны Кавказская военная администрация с явным удовлетворением докладывала: «В настоящем 1864 г. совершился факт, почти не имевший примера в истории: огромное горское население, обладавшее некогда большим богатством, вооружённое и способное к военному ремеслу, занимавшее обширный Закубанский край от верховьев Кубани до Анапы и нижнего склона Кавказского хребта, от Суджукской бухты до р. Бзыба, владея самыми неприступными местностями в крае, вдруг исчезает с этой земли…». Военное командование на Кавказе, не без основания, ставило себе в заслугу, что оно решило задачу, поставленную правительством по истреблению и изгнанию горцев с их родной земли.
Перевоз черкесов осуществлялся крайне неорганизованно на османских и российских судах, а также на кораблях всевозможных авантюристов из европейских стран. С целью скорейшего завершения переселения черкесов, царские и османские власти предоставили свои военные корабли. Переселение сухопутным путем через Закавказье было запрещено царскими властями. Значительное число черкесов, скопившихся на Черноморском побережье, испытывало неимоверные трудности и лишения, которые невозможно описать словами. Им приходилось длительное время - от 1 месяца до года ожидать очереди на отплытие под открытым небом. Особо холодная зима 1863-1864 гг., голод и распространившиеся инфекционные болезни (тиф, оспа), послужили причиной гибели десятков тысяч черкесов.
Вот, что рассказывает академик Российской Академии наук А.П. Берже, которому пришлось быть очевидцем переселенческого движения в 1864 году. Он писал: «…никогда не забуду того подавляющего впечатления, какое произвели на меня горцы в Новороссийской бухте, где их собралось на берегу около 17000 человек. Позднее ненастное и холодное время года, почти совершенное отсутствие средств к существованию и свирепствовавшая между ними эпидемия тифа и оспы делали положение их отчаянным. И, действительно, чьё сердце не содрогнулось бы при виде, например, молодой черкешенки, в рубище лежавшей на сырой почве, под открытым небом с двумя малютками, из которых один в предсмертных судорогах боролся за жизнь, в то время, как другой искал утоления голода у груди уже окоченевшего трупа матери. А подобных сцен встречалось немало…».
Часть черкесов погибла в ходе переселения. Османские судовладельцы, стремившиеся получить максимальную прибыль, сажали в суда, рассчитанные на 50-60 мест, по 200-300 человек, в результате чего создавались теснота и нехватка продовольствия. Нередки были и случаи, когда барки тонули от перегруженности и неблагоприятных погодных условий в осенне-зимний период. Очевидцы событий также отмечали и случаи преступных махинаций, когда изгнанников сажали в барки с пробуравленным дном, которые неминуемо тонули в море. В конце 1864 г. царские власти в целом завершили выселение западных черкесов. В 1865 г. войска снова прошли по завоеванным территориям и выселили небольшие группы оставшихся черкесов.
По официальным российским статистическим данным, в 1858-1864 гг. через российские порты восточного побережья Черного моря в Османскую империю было выселено: западных черкесов – свыше 411 тыс., прикубанских ногайцев – свыше 30 тыс., абазин – свыше 30 тыс., садзов-джигетов – свыше 19 тыс. Всего – свыше 490000 человек. Однако приведенные статистические данные занижены в значительной степени, так как российская администрация вела учет только отплывавших из портов. Незарегистрированной осталась численность черкесов, отплывавших из пунктов, которые еще не контролировались царскими властями. Не отражена в официальных документах и численность погибших в процессе выселения.
По мнению историков-кавказоведов, общая численность западных адыгов, выселенных в 1858-1865 гг., с учетом числа погибших при выселении, составляет приблизительно 800 тыс. человек. К 1866 г. западных адыгов оставалось на Родине около 50 тыс. человек, 6,0 % от прежнего народонаселения. По статистическим данным османского правительства, численность черкесов на территории Османской империи в 1867 г. составляла 595 тыс. человек. Это без учёта погибших в пути. Один из пропагандистов военной политики царизма на Кавказе И. Дроздов позже вспоминал: «Едва ли половина отправившихся в Турцию прибыла к месту. Такое бедствие и в таких размерах, редко постигало человечество».
Царские власти осуществляли также выселение в Османскую империю и народов Центрального Предкавказья, которые прекратили вооруженное сопротивление в 20-х XIX века. По официальным данным, в 1859-1862 гг. в Османскую империю вынужденно переселились 10343, а в 1865 г. еще 3000 кабардинцев. Преобладающая часть кабардинцев переселялась сухопутным путем через Закавказье.
На османском побережье Черного моря черкесские изгнанники оказались в тяжелых условиях. Местные власти, не ожидавшие прибытия столь значительного числа черкесов, не смогли обеспечить их временным жильем и необходимым минимумом продовольствия. Черкесов размещали на побережье в рваных палатках, в пустующих казармах и хозяйственных постройках. Опасаясь распространения инфекционных болезней среди местного населения, османские власти создавали вдоль побережья, где скопились черкесы, карантинные лагеря. Инфекционные болезни и нехватка продовольствия послужили причиной гибели значительного числа черкесских изгнанников. По данным российского консула в Трапезунде, смертность среди черкесов в Трапезунде и окрестностях составляла 180-250 человек в день. Смертность достигла таких ужасающих размеров, что к концу 1864 года в одном только Самсуне было «50000 черкесских трупов рядом с 60000 живых переселенцев». По свидетельствам очевидцев событий, на османском побережье Черного моря в 1863-1864 гг. погибло свыше 100 тыс. черкесов.
Массовая гибель кавказских переселенцев от болезней и лишений продолжалась во время их расселения в Османской империи. «Пароход привёз в Варну 850, а другой 180 человек, - говорится в одном из официальных документов, - Турецкие власти приняли сначала горцев очень ласково. Когда прибыл другой пароход, турки по случаю бывшей холодной погоды развели огонь на пристани, но, когда лодочники начали высаживать голых, слабых, больных и до 46 трупов, умерших за одну ночь, они перепугались заразы и не хотели принимать переселенцев». Ещё более страшную картину бедствий переселенцев описывает немецкий историк-этнограф Ф. Канитц: «В Ларнак, на острове Кипр, вошли три маленьких судна, заключавшие в себе 2100 черкесов, из которых дорогой умерло менее от заразительной болезни, чем от жажды и голода в продолжении тридцатидвухдневнего переезда, 1300 человек. Народонаселение Ларнака и тамошний французский консул восстали энергически против высадки на берег полумёртвых людей, заражённых тифом и оспою. Один пароход, плывший по той же самой дороге, по которой прошли незадолго перед ним эти суда с черкесами, мог проследить их путь по плававшим трупам». Подобных примеров бедствий черкесов можно привести довольно много.
Массовая эмиграция черкесов и других народов Северного Кавказа продолжалась и в последующие десятилетия XIX-начале XX века. Главной причиной по-прежнему являлась политика царизма, проявлявшаяся в дискриминационных мерах по отношению к северокавказским народам.
По мнению историков численность народов Северного Кавказа, выселенных в Османскую империю в XIX веке и погибших в процессе переселения, составила приблизительно 1,1 млн. человек. Среди них свыше 850 тыс. адыгов (черкесов) вместе с кабардинцами, 135 тыс. абхазов и абазин, 39 тыс. ногайцев, 23 тыс. чеченцев и ингушей, 20 тыс. дагестанцев, 3 тыс. осетин, 1 тыс. балкарцев и около 4 тыс. карачаевцев. На Северо-Западном Кавказе царизм заменил местное коренное население русскими, украинцами и преимущественно казаками. Царизм поощрял также переселение на Северный Кавказ из Турецкой Анатолии православных греков и армян.
Прогрессивные представители российского общества критиковали завоевательную политику царизма на Северном Кавказе. Даже некоторые чины высшего офицерского корпуса осуждали силовые, карательные методы, применявшиеся царским командованием против народов Северного Кавказа. Так, например, генерал от кавалерии Н.Н. Раевский предлагал налаживать взаимовыгодные и дружественные отношения с местным населением, в связи с чем, царское командование вынудило его подать в отставку. Объясняя причину своей отставки, Николай Николаевич отметил: «…я здесь первый и один по сие время восстал против пагубных военных действий на Кавказе, и от этого вынужден покинуть край». Немалым было и число солдат царской армии и казаков, отказывавшихся принимать участие в карательных походах и переходивших на сторону черкесов.
Массовое выселение черкесов и других народов Северного Кавказа в Османскую империю, несомненно, являются трагическими последствиями Кавказской войны 1763-1864 гг. И назвать эту историю на официальном уровне «красивой легендой» антинаучно и безнравственно. Это никак не способствует гармонизации межнациональных отношений и укреплению Российского государства.
До сих пор остаются актуальными мысли, сформулированные в начале XX века великим русским философом и литературным критиком В.С. Соловьевым о том, что «…если Россия не выполнит нравственного долга, если она не отречется от национального эгоизма, если она не откажется от право силы и не поверит в силу права, если она не возжелает искренно и крепко духовной свободы и истины – она никогда не может иметь прочного успеха ни в каких делах своих, ни внешних, ни внутренних».

  

Жиляби КАЛМЫКОВ, кандидат исторических наук


 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
1211
Количество просмотров материалов
4628906