«Если вы переживаете зло происходящего и опасаетесь худшего, то вам скажут: «Таковы уроки истории. Этого требует эволюция». Не соглашайтесь, господа, с такой ученой трусостью. Она представляет собой больше, чем глупость, она является преступлением против разума».

Шарль де Голль

 

                                       

 Чему учат уроки истории? 

 

Выступая с критикой на статью одного из сотрудников ИГИ КБНЦ РАН Т. Алоева, редакция интернет-журнала «Вдоль по линии Кавказа» выложила статью «Постимперские комплексы и великорусские неврозы»: акробат пера из стен Кабардино-Балкарского института гуманитарных исследований». В данной статье анонимный автор (возможно, г. Константин Скиба) называет современный антагонизм двух версий «Кавказской войной историографий». Одна из них - старая, уходит своими корнями в имперскую модель царской России Х1Х века; другая – новая - принадлежит ХХ1 веку. Возникшая оппозиция вряд ли явилась бы поводом для размышлений, даже несмотря на элементы вызова в адрес целого научного учреждения и нашего сотрудника. Важно, что она отражает ключевой, давно сформированный глубинный конфликт.

Своеобразие ситуации заключается в том, что имперский стандарт историографии носит избирательный характер, распространяясь лишь на историю русско-кавказской войны и целый ряд более ранних колониальных завоеваний царской России. Во всех других случаях подходы весьма либеральны, а лояльность цензоров отличается демократичностью и даже склонностью к прогрессивным взглядам. Поэтому современное противостояние историографических версий р-к войны можно конкретизировать и назвать «неоколониальная vs деколониальной». При этом официально признаваемая версия лишь одна – первая, разумеется.

                       

Некоторые популярные историко-мифологические установки

 

Для того, чтобы современный исторический дискурс соответствовал рамкам обязательного формата, создана целая система, невидимое, но вполне себе реально работающее сито. Это некие положения, которые, так или иначе сочетаясь, создают единую матрицу правдоподобия. Подобный механизм достигается стандартным методом: в систему набора идеологических штампов вплетаются некоторые отдельные исторически достоверные факты. Воспроизведем некоторые из них, наиболее одиозные:

  1. Русско-кавказская война началась по причине нападения горцев на казачьи станицы.

При этом как бы даже не обсуждается, почему военные казачьи укрепления возводились на территории черкесов.

  1. Черкесы так же, как все остальные колонизированные народы, делятся на «хороших» и «плохих». «Хорошие» (их большинство) – это те, кто приветствует колонизацию (видя в ней свет прогресса и цивилизации), «плохие» - те, что ей сопротивляются.

Но если по утверждению г. Скибы и его коллег большинство черкесов приветствовало российскую колонизацию (то есть большинство было «хорошими»), почему на исторической родине к концу р-к войны было оставлено лишь 5% черкесов?

  1. Во всем черкесском апокалипсисе виноваты сами черкесы, их особые клановые, межплеменные и «феодальные» разногласия.

Феодальные, межплеменные и клановые разногласия имелись во всем времена у всех народов, у черкесов не больше, не меньше остальных. Они сильны и сейчас в современной цивилизованной России, причем превышают уровень противостояния прежних феодальных времен, больше всего в центре.

В исходе черкесов фальсификаторы умудряются обвинять кого угодно: враждующие черкесские субэтносы, черкесских мусульманских лидеров, которые указали дорогу к турецким единоверцам, черкесских аристократов, которые чуть ли не насильно «сорвали» подвластных им людей со своих мест и увели в Турцию. К этой же категории мифотворчества можно отнести советские спекуляции по поводу страшного классового антагонизма, в результате которого угнетенные крестьяне сбежали от ужасных феодалов за море, в чужую страну: этакий happy end! Так советская пропаганда применяла лекало российских имперских стандартов к черкесским сообществам, к которым оно было совершенно неприменимо. Словом, виноваты все, кроме российской империи и царского правительства.

Важно отметить, что в подобных действиях еще присутствует тактика «отвлекающего маневра»: отвлечь внимание от ключевой темы на второстепенную.  

Неужели подобные фейки можно проговаривать всерьез? Между тем, они относятся к реально действующей научной (!) категории мифов подобного рода.

  1. Геноцид черкесов неизменно называется «так называемым» или берется в кавычки.

Здесь трудно не согласиться с автором, так как обычные критерии геноцида здесь недостаточны. Оставить 5% населения на исторической родине, поставив самый большой народ Кавказа на грань полного физического исчезновения - беспрецедентная ситуация даже для военных преступлений мирового масштаба. Аналогов этому нет.

Между прочим, эти и другие колонизаторские штампы удивительным образом дублируют друг друга (так что даже можно обнаружить совершенно идентичные фразы), когда речь идет о завоеваниях других народов РФ, например, Сибири. Несмотря на то, что речь идет о колонизации Севера и Юга, проп. работники не заморачиваются: сочиняют текст один на всех.

  

                    Цель исторического мифотворчества

 

Мы проговариваем далеко не весь набор старых «добрых» штампов исключительно для контингента, далекого от истории. Проблемы прочтения достоверных фактов русско-кавказской войны для профессиональных историков РФ нет и не было. Старая проимперская «историографическая» версия имеет к науке такое же отношение, как и ее носители, - то и другое антинаучно.

По упрочившейся традиции манипуляторы (или системные надзиратели) без труда обманывают и усыпляют массовое сознание. Но «высокая» миссия этим не ограничивается, - они решительно вторгаются в историческую науку, пытаясь манипулировать научным сознанием. Усилия в этом отношение оправданы: в основе любой идеологии лежит научно-историческая основа. Но что делается в действительности? Прогрессивные научные концепции и исследования грубо подгоняются и вколачиваются в прокрустово ложе бесперебойным маховиком невидимой машины, которая уверенно отсекает и выбрасывает неугодные исторические факты, балансирующие на скользкой опасной грани достоверности. Лишь бы исторический фальсификат не вышел из-под контроля, не растекся живой плотью за железобетонные рамки незатейливо сколоченной искусственной усыпальницы. В этом широкомасштабном, отработанном механизме нетрудно разглядеть суть происходящего: в его основе лежат исключительно геополитические интересы. Точнее, неукоснительный геополитический контроль. Фальсификат - идеологическое оружие, которое для этого используется. Оно необходимо для манипуляции массовым сознанием, для оправдания и придания «благородной» целесообразности колониальным завоеваниям.

Не следует думать, что такое направление и особый «стиль» российской исторической науки возникли вчера. Своими корнями они уходят в советскую эпоху, историография которой была еще более идеологизированной. В то время о колониальных завоеваниях не было даже намека. Именно поэтому перестройка, последовавшая вслед за обрушением советской империи, не была использована для исторического переосмысления ушедшей эпохи. Постколониальная фаза, обычно ожидаемая при естественном поступательном движении эволюции, так и не наступила, хотя для этого имелись некоторые предпосылки, имея ввиду демократические инициативы Б. Ельцина. Постколониализм предполагает официальное признание предшествующего курса колониальным, исходя из научной, общественно-политической, экономической и пр. государственной рефлексии. Этого процесса не случилось.Именно поэтому мы лишились судьбоносной ключевой оценки общественно-экономических формаций - царской и советской - как двух форм гос. колониальности, что обеспечило плавный переход из эпохи колониализма в эпоху неоколониализма, минуя фазу постколониализма.    

  

               Методы исторической фальсификации

 

Для обширного круга представителей мощной пропагандистской машины требуется на всех уровнях фальсифицировать историю черкесов, так как научные версии ложатся в основу культуры, политики, искусства, практически всех сфер жизни. Территория Ставропольского и Краснодарского краев, на которой каких-нибудь 150 лет назад проживали черкесы (по историческим меркам - ничтожный срок) теперь называется «исконно русской» (как исконны «настоящие русские богатыри» - борцы с Северного Кавказа, побеждающие на международных первенствах и Олимпиадах, таким же образом объявлена «мировой русской красавицей» мисс красоты Аишат Айбазова и пр. и т.п. Это очень длинный и смешной список). Но уже сейчас история черкесов практически изъята из многих официальных источников и документов, особенно тех, что находятся в свободном доступе (например, Википедии). О черкесах как коренных жителях даже не упоминается, к примеру, в известном этнографическом музее г. Ставрополя. В одном научно-историческом фильме, посвященном женам Ивана Грозного «забыли» упомянуть его вторую жену – кабардинскую княжну Кученей Идарову, впоследствии царицу Марию Темрюковну. Таким примерам – «несть числа». Но самое абсурдное – истории черкесов практически нет в учебниках по истории России! Будто тысячелетия жизни целого народа просто стерли ластиком.  

Манипуляции «научного» сообщества незатейливы: это изъятие целых эпох и ключевых событий из учебников, исторических сборников, книг, грубая подтасовка исторических фактов, дискредитация профессиональных исследователей, бесцеремонная ложь и клевета, которая распространяется через собственную разветвленную систему СМИ. Старым добрым методом является частная и коллективная демонизация (особенно излюбленный прием шовинистов упрекать всех подряд в национализме и прочих измах, - типичный пример феномена переноса по Фрейду).. На всех уровнях глушится, замалчивается и блокируется нежелательная информация.  Ничего нового, все старо как мир.

(Относительно подтасовки фактов позволю себе воспроизвести одно незабываемое впечатление от конференции, которая произошла в поселке с красноречивым названием Кабардинка, где мне пришлось выступать в защиту прав родного кабардинского языка. Завязалась полемика, в пылу которой я озвучила общеизвестные факты о том, что генерал Засс коллекционировал черкесские головы и посылал их в Европу для антропологических исследований. Несколько кубанских историков стали яростно парировать и настаивать на том, что черкесы «сами были головорезами». Я сказала, что ими воспроизводится старое клеймо. Но не могла его опровергнуть, так как мне не хватало фактов, - я филолог. Вернувшись домой, сразу зашла к коллеге-историку, который занимался проблемами этого исторического периода. Каково было мое удивление, когда он спокойно подтвердил, что да, черкесы срезали головы. Но… своим! Когда их товарищ погибал, они хоронили тело, не имея возможности перевезти домой, а голову привязывали к седлу за длинную прядь на макушке, которую воины, брея голову, отпускали лишь для этой цели (этот обычай унаследовали кубанские и донские казаки). Они везли домой головы убитых, чтобы похоронить их на родине. Этот страшный обычай кажется особенно трагичным оттого, что он вообще не проговаривается. Но даже им не погнушались воспользоваться для дискредитации черкесов, которые сотню лет выживали в подобных нечеловеческих условиях).

Не последнюю роль в привычных манипуляциях отведено серьезному учету и неплохому знанию психологии русского народа, его природной доверчивости и повышенной внушаемости, подвижной развитой эмпатии, обостренному чувству социальной справедливости. Вместе с тем, профи свое дело знают и в учете особенностей психотипа черкесов: понятно, что никто из них никогда не будет настаивать на своей правоте, кричать о ней, так как это идет вразрез с традиционными нормами поведения. Каждый считает ниже своего достоинства связываться с недостойным противником. Его просто игнорируют.

Но вся совокупность этих факторов удивительным образом вливается щедрыми дивидендами в неиссякаемую копилку неразборчивой «научной» мафии. В результате фальсифицированная история давно запущена в реальный оборот со всеми требуемыми последствиями, - то есть зомбированием коллективного сознания, а истинная история черкесов пребывает в плотной серой зоне. Целых 150 лет спустя после окончания р-к войны в нашей стране неизвестен факт уничтожения и депортации практически всего черкесского народа, который со слов академика С.А. Арутюнова, единственный в РФ имеет античную историю и культуру. Разумеется, ревнители исторической «науки» совсем не озабочены поисками истины, им достаточно простого правдоподобия, чтобы скрыть правду о русско-кавказской войне, достаточно страшную для того, чтобы привести в замешательство даже самого страстного русофила. 

Знания узкой группы профессиональных историков РФ в счет не идут и ни на что не влияют, так как реализуются лишь политически удобные исторические версии. Удивительно, что все эти отработанные махинации возможны на фоне того, что трагедию черкесов отражает огромное количество архивных документов как в РФ, так и во всех странах мира, этому событию посвящено множество научных работ. По этим фактам можно примерно судить о мощи пропагандистской машины, которую современные российские аналитики считают самым удачным достижением страны.

Так историческая наука загоняется в ее русло. За ней - нерушимая идеологическая цензура, которая определяется известными и неизвестными структурами во главе с теневыми структурообразующими персонажами.

Возможно, низшие звенья большого штата наемников работают «за идею», являясь сами жертвами умелой пропаганды заказчиков. Это весьма выгодно – им не надо платить.

Фейковые установки имеют в своем арсенале обширный диапазон простых методов: от сентиментально-истерических до откровенно репрессивных, с установкой на уничтожение проф. репутации, разрушением перспектив карьерного роста и пр. Порой дело доходит до курьезов: попытки формирования любой независимой современной концепции заканчиваются истерикой с шовинистическим угаром: проблема оказывается в русофобии, - универсальный диагноз, который тут же выставляется, чтобы скрыть полное отсутствие элементарных контраргументов! Верхом абсурда кажется, что не черкесские историки предъявляют претензии в отсутствии «любви» и даже в наличии «звериной ненависти», а русские! Это все равно, что требовать от жертвы проявлений стокгольмского синдрома: на самом деле, что еще остается, как только не страстно полюбить достойных потомков тех, что уничтожили древние народы и культуры Кавказа, а сегодня настаивают на этом «единственно правильном курсе»! Официально-конвенциональная версия р-к войны, являясь способом геополитического контроля, не просто аморальна, а лежит в плоскости чистого имморализма, где мораль вообще не предусмотрена. Поэтому рассуждения в рамках понятий русо- и кавказофобии или – филии смешны и нелепы. Подобный дешевый фарс рассчитан скорее на тинэйджеров, и то не самых сообразительных.

Черкесы на протяжении полутора столетий были весьма удобным объектом: считанные единицы оставшихся на исторической родине никакой угрозы для сфабрикованной истории не представляли. Да и те долгое время пребывали в длительной летаргии, с социальными рефлексами, убитыми отдаленными последствиями русско-кавказской войны.

Но теперь, когда они вдруг вздумали писать собственную историю, встречают нешуточное яростное сопротивление тех, кто привык не только вершить судьбами других народов, но и придумывать за них их же истории. Теперь долгая привычка натыкается на глухую стену непроницаемости, и праведному негодованию нет предела: на самом деле, как можно писать собственную историю без указки свыше?

 

Ответы и вопросы

 

Попытаемся ответить на один из вопросов, которым задается автор Если убрать некоторые отвлекающие обертоны, суть вопроса заключается в следующем: почему свою независимую историю осмеливаются писать именно в КБИГИ? Да потому, что Нальчик – это единственное место, где черкесов осталось немного больше, чем в Адыгее, КЧР и других местах их исторической родины.

Позволим себе встречные вопросы:

  1. Почему историками Кубани, одним из представителей которых является г. Скиба, не разрабатываются научные исследования о том, что в свое время большое число солдат и офицеров царской армии перебегало к черкесам? Это будет одним из ответов, по какой причине военные действия не могли быть прекращены: черкесы были связаны обещанием защищать доверившихся им русских от страшной военной машины.
  2. Почему кубанские историки не пишут о том, что черкесов на исторической родине в настоящее время осталось лишь 10%, что они разделены по 5 раздробленным микро-республикам? Куда делись остальные 90% при отдельных сохранившихся черкесских топонимах и гидронимах? Ведь это история того края, в котором теперь они живут.
  3. Любопытно, что побуждает автора статьи брать на себя серьезные обязательства оценивать группу историков КБИГИ, которые имеют отношение к одному из старейших научных учреждений РАН, насчитывающему более 90 лет? Его, похоже, совершенно не волнует то обстоятельство, что он никогда не видел КБИГИ и его сотрудников, как ничего не знает об истории учреждения, его традициях, сформированных, кстати, на основе прежних, которыми еще до недавнего времени руководствовалась старая школа Российской Академии наук. Неважно, что сформировалось направление деколониального исторического дискурса, который выстроен в соответствии с серьезными научными требованиями, прошедшими не через один фильтр научного рецензирования и неформального администрирования.  

Возможно, всему виной неувядаемый комплекс неоимперского превосходства… Тем не менее, автор статьи не очень убедителен, так как несмотря на уверенные интонации, остался анонимом. Между тем, представители деколониальной концепции, выступая в абсолютном меньшинстве, всегда ставят свои настоящие фамилии.

Здесь-то и возникает фундаментальное противоречие. Неужели неутомимый многочисленный отряд фальсификаторов, троллей и прочих представителей столь необходимых ныне современных почтенных профессий нужен в таком количестве? Неужели усердным исполнителям и их заказчикам покажется свежей новость, что о русско-кавказской войне все давно известно? Что «черкесский вопрос», как северокавказский в целом с давних пор секрет полишинеля, если рассматривать эту новость в глобальном масштабе. На адептах отряда вполне можно сэкономить (то есть какую-то часть оптимизировать!), так как вырвавшийся из запечатанной на 150 лет бутылки «джин» имеет облик глобализации, соцсетей и открытых границ. Он давно летает по всему миру где ему вздумается и продолжает разлагать публику возмутительно-правдивой информацией. Нужно понимать, что этот процесс объективный, поэтому сугубо поступательный. В немалой степени ему способствует тот факт, что живую истину черкесской истории несут представители черкесской диаспоры, проживающие, как известно, во всех странах мира. Таким образом, мы являемся свидетелями еще одного проявления закона «бумеранга», который все сполна возвращает.

 

О некоторых последствиях исторических фальсификаций

 

Искажение и фальсификация ключевого исторического события отечественной истории - русско-кавказской войны - не просто дискредитирует северокавказскую и общую российскую историю. Учитывая, что реальная история Кавказа хорошо известна за пределами РФ и узким специалистам в пределах РФ, официальные представители, отвечающие за жалкое суррогатное состояние ее широкой популярной версии, ставят себя в двусмысленное и даже смешное положение.

Но это не самый важный аспект. Современный курс на дезавуирование имперской политики царской России и русско-кавказской войны как ее кульминации не оставляет сомнений в существовании и реализации современной неоколониальной повестки.

Это находит наглядное подтверждение, например, в беспрецедентной по своему цинизму компании: установлении памятников генералам русско-кавказской войны на территории Краснодарского и Ставропольского краев, исторической родине черкесов. Недоумение вызывает полное извращение исторической оценки генералов, участвовавших в массовом уничтожении черкесов и других северокавказских народов. В основе этих оценок – открытая современная установка на агрессию, милитаризацию и имперскую деспотию. Так, памятник генералу Ермолову был поставлен в центре бывшего проживания кабардинцев – Пятигорске, его именем названа центральная улица. Но этого показалось мало, и новый грандиозный монумент Ермолова опять безо всякого согласования с представителями черкесского народа был установлен в Минводах. В Армавире стоит памятник «герою-основателю» города, коллекционеру голов генералу Зассу. В Белореченске, одном из городов Краснодарского края воздвигнут памятник генералу Евдокимову, одному из главных архитекторов геноцида черкесов. Сооружен памятник генералу Лазареву и прочим палачам, повинных в массовом убийстве и насильственной депортации черкесов и других северокавказских народов. В коллективном сознании народов Северного Кавказа эти персонажи всегда будут ассоциироваться с архетипом мирового убийцы наподобие Генриха Гиммлера, одного из главных идеологов и руководителей Холокоста. Ставить памятники убийцам черкесского народа на его исторической родине примерно то же самое, что поставить памятники генералам Третьего рейха в Иерусалиме и Тель-Авиве.

Разве можно удивляться, что кто-то из мужчин теряет веру и выходит из себя: ведь хронически поруганным оказывается самый насущный человеческий запрос – на элементарную справедливость. Симптоматично, что самые выдержанные представители типа В. Мешева теряют последнее терпение, регулярно сталкиваясь с привычной разнузданной вседозволенностью, с которой провозглашается очередная порция лжи, а молодые историки вынуждены растрачивать себя на сопротивление чудовищной пропагандистской махине.

Сегодня всеми способами продолжают проталкивать замшелый политический сценарий Х1Х века, что вызывает естественное резкое сопротивление со стороны народов Северного Кавказа, так как их уровень самосознания значительно превосходит всякие сторонние представления о нем. Реальную историю русско-кавказской войны знают не только историки, но практически все черкесы. Исторические факты при всей их беспрецедентной жестокости давно отложились в коллективном сознании как данность. Источником возмущения является наглая фальсификация истории, ее искажение, ее постепенное замалчивание и устранение из общего исторического российского контекста, вплоть до полного изъятия. Подобные действия можно расценивать как продуманную поэтапную реализацию этноцида: сначала физическое уничтожение, депортация без права на возвращение, открытая дискриминация родного языка, нивелирование культуры и идентичности, полное изъятие истории черкесов из учебников, книг, СМИ, музеев, из сфер культуры и искусства, создание всех условий для реализации искусственной ассимиляции, постепенное стирание всяких свидетельств существования целого народа. Объявление территорий и ресурсов «исконными». Это и является конечной целью геополитического контроля.

Процесс этот очень постепенный, непроговариваемый, но уже давно для многих вполне очевидный. Его конфиденциальность является естественным продолжением преступного плана по депортации черкесов в Турцию: «Секретный режим обсуждения этих вопросов (то есть депортации черкесов – М.Х.) был связан с тем, что военное право XIX в., действовавшее в российском и европейском государствах, квалифицировало экспатриацию (депортацию) автохтонного населения из захваченных стран, военным преступлением*» (*Каримов Ф. Б. Законы и обычаи войны и их закрепление в законодательстве Российской Федерации // Журнал «Право: теория и практика»: [Электоронный документ]. Проверено 15. 08. 2011. Получено с http://www.yurclub.ru/docs/pravo/0303/15.html). Эти сведения приведены из статьи д.и.н. Ф. Озовой  «Планы генералов Филипсона и Евдокимова – проблема выбора».

Мы все знаем из истории, насколько опасными могут быть последствия подобных современных колониальных имперских игр, которые заканчивались, например, хронической ольстеризацией или алжирской войной.

Мы настаиваем на необходимых действенных выводах, которые требуется сделать заказчикам одного из самых грязных сценариев внутренней национальной политики. Ее прежние методы уже давно вышли из-под контроля, создали очаг напряженности, который имеет естественную тенденцию к усугублению. Только заказчики и исполнители несут ответственность за все возможные последствия этой опасной ситуации, условия для которой были созданы исключительно ими же. 

На сегодняшний день одним из главных ультрареакционных факторов внутренней идеологии является фальсифицированный неоколониальный исторический дискурс как непосредственное отражение соответствующего общего курса.  Он выступает как прямая грубая провокация для населения Северного Кавказа, большого числа народов РФ с колониальным прошлым, и несет реальную угрозу для целостности и стабильности нашей страны. 

 

Мадина ХАКУАШЕВА, доктор филологических наук


 
 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1282
Кол-во просмотров материалов
5261818