В рецензии анализируется труд, составителем которого является со­трудник Института гуманитарных исследований Кабардино-Балкарского научного центра Российской академии наук А.С. Мирзоев. В настоящее издание вошли воспоминания, документы и переписка Е.Д. Налоевой — талантливого специали­ста по социально-политической истории и этногенезу кабардинского (адыгского) феодализма. В книге, подготовленной ее учеником, рассказывается о сложных жизненных и научных перипетиях биографии Е.Д. Налоевой. Документы и личные воспоминания Е.Д. Налоевой являются важными историческими источниками для изучения истории страны, связанными с такими переломными ее вехами, как революция, коллективизация, создание в советский период новой гражданской общности и идентичности, политические репрессии 1930-х гг., формирование исто­рической памяти и исторической науки на Северном Кавказе.

М.А. Хакуашева

_______________________________________________________

Рецензируемое издание является продолжением проекта по увековечиванию научного и культурного наследия талантливого историка-исследователя, выдающе­гося педагога Е.Д. Налоевой (1922–2007). Научное наследие было опубликовано в 2015 г. В настоящее издание, подготовленное ее учеником, кандидатом исторических наук, старшим научным сотрудником сектора Средневековой и Новой истории Кабардино-Балкарского института гуманитарных исследований (Нальчик) Асланбеком Султановичем Мирзоевым, вошли воспоми­нания, переписка Е.Д. Налоевой, документы, отражающие этапы ее биографии, воспоминания о ней ее родственников, коллег, учеников. Личность, биография и судьба Е.Д. Налоевой сами по себе представляют огромный исторический интерес. Прошедшая через сталинские лагеря, политические репрессии, сохранившая свое человеческое достоинство, вернувшаяся после многих лет испытаний в научную и педагогическую деятельность, состоявшаяся как незаурядная личность, она может служить примером для воспитания молодого поколения.

Оценка сталинского режима в целом получила широкий резонанс как в истори­ческом, так и в художественном дискурсе Российской Федерации. «Колымские рассказы» В. Шаламова и «Архипелаг ГУЛАГ» А. Солженицына вошли в вузовские программы и учебники. Однако реабилитация жертв сталинского режима проис­ходила не столь однородно: например, остались практически непроговоренными репрессии 30–40-х гг. XX в. народов Северного Кавказа, в том числе черкесов.

Между тем, тему репрессий представителей черкесского народа следует рассматри­вать в общем историческом контексте.

После окончания Кавказской войны (1864 г.) и массовой депортации в Османскую империю на исторической родине осталась меньшая часть черкесов. Это был пе­риод небывалого кризиса в политической, социальной и культурной сферах жизни. Традиционный тип черкесской культуры в результате 100-летней войны испытал полный коллапс. Фольклорные традиции оказались на грани полного исчезновения. Адыги пребывали в культурном «вакууме». Такая ситуация была вызвана целым рядом причин, в первую очередь резким сокращением народонаселения, колониальным типом администрирования, возникновением огромной черкесской диаспоры сначала на территории Османской империи, а затем во всех странах Ближнего Востока, Азии, Африки, Европы и Америки. Одновременно с отмиранием былого традиционного об­раза жизни не было создано иной социально-экономической общественной системы.

Немногочисленные потомки российских черкесов, вошедших в состав Российской империи, на начало ХХ в. стали свидетелями других многочисленных трагических катаклизмов и социальных потрясений, которые явились началом коренной ломки всей государственной машины России: русско-турецкая война, Кровавое воскресе­нье, русско-японская война, Февральская и Октябрьская революции 1917 г., Первая мировая, Гражданская войны, раскулачивание, коллективизация, сталинские ре­прессии, финская война, Вторая мировая война, — вот далеко не полный перечень драматических глобальных событий.

Эти невероятные трудности адаптации к совершенно новой, еще не сложившейся действительности пришлись на период формирования первой адыгской интел­лигенции 30-х гг. XX в. Она сформировалась не благодаря, а вопреки обстоятель­ствам. Именно ей предстояло осмыслить противоречивую новую реальность на всех уровнях — от бытового до философского. Однако большинство ее представи­телей были репрессированы и расстреляны в августе 1937 г. Это, в частности, про­изошло со всеми составителями «Кабардинского фольклора» вместе с известным исследователем, фольклористом Михаилом Талпой, который принял самое актив­ное участие в подготовке этого знаменитого труда.

Поэтому книга «Евгения Джамурзовна Налоева. Наука быть Человеком. Воспоминания, переписка, документы», подготовленная Асланбеком Мирзоевым, кажется важным, знаковым явлением: она проливает свет на совершенно не­освещенный трагический пласт истории, раскрывая невероятные, чудовищные свидетельства, записанные со слов Е.Д. Налоевой, неординарной яркой личности с несокрушимой волей к жизни.

Эта книга — сплав плотной исторической информативности и эмоциональной на­сыщенности, совмещенный взгляд изнутри человека, пережившего ужас НКВД, и ученого, способного со стороны объективно оценить масштабы глобального зла сталинизма, его причины и следствия.

Она во многом расширяет информационное поле Российской Федерации, дополняя его фактами кровавого режима на Северном Кавказе, в частности в Кабардино-Балкарской автономной области. Оказавшись после Осетии у себя на родине, Евгения Джамурзовна отмечала: «Мне кажется, здесь (в Кабарде — М.Х.) очень сильно поработал Калмыков. Ни в одной автономной, даже союзной республике, не было так много расстреляно грамотных людей, как это было сделано в Кабардино-Балкарии» (c. 149). Следует отметить, что личные свидетельства необыкновенно расширяют наши представления не только об исторических фактах, но и морально-психологическом климате того времени — авторы смогли зафиксировать и отразить его дух, которые отличался выраженной спецификой. Это стало возможным благодаря большому потенциалу витальности, который присутствует в повествова­нии, делая его легко воспринимаемым.

Книга раскрывает многие грани описываемого исторического промежутка$ в част­ности, очень интересен уклад, быт традиционной кабардинской семьи, но особенно впечатляют взаимоотношения между мужем и женой, родителями и детьми. Cемья Налоевых была интересна сочетанием типичного и особенного. Нашим современ­никам оказываются удивительно близкими система взглядов Е.Д. Налоевой на религию, отношение к национальному вопросу, к личности вождя (Сталина), оценка беспрецедентной жестокости этого режима. Говоря об ужасах эвакуации массы невинных людей, репрессированных сталинским режимом, Евгения Джамурзовна пишет: «Если Советская власть не сделала никаких свидетельств кроме этой эвакуа­ции…, они заслуживают жестокой кары как военные преступники»


 
 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1346
Кол-во просмотров материалов
5740599