ЗОЛОТОЙ ФОНД ЭВОЛЮЦИИ

 

Прагматичный взгляд на современную действительность диктует вопрос, которым задаются очень многие – вслух или про себя: зачем нужны нации в век глобализации? Ответы следуют разные. Очень просто решается эта проблема для глобалистов: к чему сохранять языки, если волны глобализации сносят национальные языки и культуры, оставляя лишь самые-самые… глобальные?

Но носители родных национальных языков и культур не рассуждают, а любым путем пытаются сохранить то, что любят, то, что является основой их жизни. Нам кажется, что правы именно они. Давайте рассмотрим важнейшие аспекты проблемы, которая становится день ото дня все актуальней.

 

Основа личной идентичности

 

Каждый человек с рождения проходит различные стадии идентичности, которые заключаются в постоянном прояснении природы самого себя: «Кто я?» «Какой я?» «Из какой семьи?» «Из какого народа?». Это абсолютно конкретное, жизненно необходимое знание, которое впитывает каждый ребенок уже в первые годы жизни.

Родной язык – единственный транслятор, который дает постепенно расширяющуюся и углубляющуюся информацию по всем важнейшим областям жизни, формируя базовые представления о себе, семье, мире. Уникальная картина мира, не похожая на остальные, раскрывается только через определенный язык, и она неповторима также, как сам язык, поскольку отражает те грани мира, которые больше не отражены нигде. Носитель языка и культуры приобретает эту единственную оптику, единственный угол зрения, который позволяет увидеть то, что не видят другие. 

Таким образом, язык – один из важнейших базовых идентификаторов наряду с родовой, половой идентичностью. Не знать родной язык – не иметь национальности. Не иметь национальность – все равно что вырастить дерево без семени, или ожидать роста растения, не имеющего корней. Или построить дом без фундамента. Язык – это семя, корень, фундамент. Эти основы очень конкретные и уникальные. Позже входят в силу иные, более сложные идентичности, например, социальные, политические и пр., но они вторичны по сравнению с базовыми, их полноценное формирование невозможно без первых.

Именно язык является ключом и одновременно основой уникального культурного кода каждой нации.

Иерархия идентичностей невозможна без ее основы – нации, выразителем которой является родной язык.

Неслучайно в эпоху любого государственного, политического кризиса нарушаются вся пирамида идентичностей, и народный безошибочный инстинкт возвращает нас к незыблемым первоосновам - к нации, этносу. 

 

Этический аспект

 

«Говоря с человеком на том языке, который он понимает, ты говоришь с его головой. Если ты говоришь на его родном языке, ты говоришь с сердцем», - это слова лауреата Нобелевской премии мира Нельсона Манделы. Великие гуманисты во все времена предчувствовали огромное значение языка.

Изучение родного языка дает чувство свободы и наполняет жизнь смыслом. Ученые считают, что потеря языка более серьезная утрата, чем потеря земли, а смерть языка – это потеря культурной автономии, духовного и интеллектуального суверенитета, потеря души. По их мнению, убийство языка – лингвоцид, поглощение одного языка другим – глоттофагия.

Ученый-лингвист Кеннет Хейл, который изучал языки коренных народов Австралии, Центральной и Северной Америки, писал: «Когда вы теряете язык, вы теряете культуру, интеллектуальное богатство и произведения искусства. Это как сбросить бомбу на музей, на Лувр».  

При демонстрации карты Австралии до колонизации она была раскрашена в 330 цветов по числу местных языков, сейчас она выкрашена в единственный серый цвет с одним официальным языком (английским).

 

Психо-физиологический аспект

 

Со слов доктора наук, профессора из Казани А. Арзамазова, «ученые – нейропсихологи, нейролингвисты давно доказали, что существует фактор родного языка. Если родной язык не совпадает с происхождением, то происходит значительное внутреннее нарушение. То есть родной язык должен совпадать с этнической принадлежностью» (Нальчик, встреча полиглотов. А Бакиев, З. Кучукова, и гость КБР – профессор А. Арзамазов, 27 мая 2021 г.).

Нейролингвистические связи складываются и передаются по наследству сотнями, тысячами лет. За это время сформировались эпигенетические языковые доминанты. В случае их блокировки при резкой деградации и исчезновении языка, а также принудительной замене на неродной возникает так называемая «сшибка» (то есть по И.П. Павлову  -  столкновение процессов торможения и возбуждения, приводящее к срыву высшей нервной деятельности). Так, проведенные научные исследования в Британской Колумбии (Канада) обнаружили четкую взаимосвязь между самоубийствами и незнанием родного языка среди молодежи.

Исследования показали, что дети, достигшие какого-то образовательного уровня на своем родном языке, потом показывают лучшие результаты в изучении другого языка по сравнению с детьми, которые не говорят на родном. Носители двух языков (билингвы) лучше концентрируются, у них лучше развиты способности к многозначности и изучению иностранных языков.

Наука находится в самом начале понимания взаимосвязи между знанием родного языка и внутренней, экзистенциальной жизнью человека. Но уже сегодня совершенно очевидна причинная связь с неврозами, социальной, психологической дезадаптацией у людей с плохим знанием или незнанием родного языка. В настоящее время это связано в первую очередь с глубоким кризисом идентичности у представителей миноритарных языков, и эта драматическая ситуация усугубляется по мере постепенного угасания родных языков.

Хорошо доказано, что люди, выросшие в двуязычной среде, меньше подвержены деменции (старческому слабоумию), поэтому пожилым людям в качестве профилактики и лечения этого заболевания рекомендуют изучать языки.

Государству выгодно способствовать распространению билингвизма и полилингвизма, так как люди, знающие больше одного языка – умнее и счастливее.

Знать или не знать два и больше языков: вряд ли стоит подобным образом ставить проблему, так как полилингвизм сегодня – независимое, безальтернативное требование современности.

 

Язык - базовый признак эволюции

 

Несмотря на исчезновение пятой графы в паспорте, говорить об «стирании» наций преждевременно: пока существуют государства и границы, нации будут существовать.

Выстраивать политику лингвоцида, умертвляя и подчиняя одни языки другим, все равно что требовать от женщин всей планеты производить на свет совершенно одинаковых детей. Заметим, что этого не происходит даже у одних и тех же родителей: в семье рождаются зачастую совершенно разные дети, несмотря на один и тот же генотип, полученный от отца и матери. Почему так происходит? Потому что именно так работает основной закон эволюции, который заключается в многообразии. Именно многообразие предоставляет нескончаемый арсенал эволюционных проб – во всех сферах жизни, во всем. При этом работает закон подобия – фрактальности: люди - языки – этносы - народы.

Эволюция – в спонтанном и вместе с тем закономерном появлении разных индивидов, видов, этносов, народов, в их свободной, ненасильственной конкуренции. Ключевое слово здесь – свободная, так как первобытная, животная (основанная на насилии, уничтожении) конкуренция ведет к диктатуре, а последняя – к отрицательной селекции, к распаду социума, государства. Современный воплощенный социал-дарвинизм на фоне развитой цивилизации, да еще при наличии ядерного оружия – факт гарантированно убийственный. В этом случае глобальная гибель человечества - лишь вопрос времени. 

Но одиозные политики на полном серьезе пытаются отменить законы эволюции или законы Бога.

 

Золотой резерв наций

 

Мы коснулись важности языков на уровне индивидов. Но существует и другой важнейший аспект – современная национальная, народная модель. Какая из них самая конкурентоспособная? Та, что максимально соответствует современным вызовам времени. На сегодняшний день без сомнения лидирует та из них, в основе которой лежит подлинное нравственное ядро. Как ни идеалистична на первый взгляд эта констатация, тем не менее, это именно так. Следует сразу оговориться, что в массовом сознании нравственность и мораль представлены очень узко, вульгарно. Зачастую нравственность рассматривается лишь как маркер, который указывает на уровень развития человека. Между тем именно нравственность - тысячелетиями выработанная система поведения, ментальности и духовных ценностей, которые обеспечивают безопасность каждого человека и всего общества. Это тот уровень совокупного и частного поведения, мировоззрения, который оптимален для сосуществования группы, коллектива, народа. Но сегодня, когда безопасность становится неотъемлемой основой глобального мира вследствие его слияния, требования к ней в разы увеличиваются. 

Для выработки нравственных и моральных законов человечеству пришлось пройти тысячелетия кровавой эволюции. Они предшествовали самому революционному акту в истории человечества: принятию новой модели – 10 заповедей, найденных пророком Моисеем на горе Синай. Эти каноны вошли во все священные писания, откристаллизовались на уровне личностного сознания, закрепились в требованиях цивилизованных народов. Разумеется, процесс инфильтрации новой модели поведения и сознания был очень неоднороден. Иногда прогресс шел вспять, но неизменно возвращался в потерянное русло. Те национальные культуры, которые максимально соответствовали требованиям нового нравственного закона, становились прогрессивными, ведущими. Они всегда, зачастую трагически противостояли регрессивным, - тем, которые продолжали следовать старым стереотипам, то есть соответствовали животному началу – доминированию с позиций грубой силы: убей, отними, уничтожь, если ты силен, если ты неправедно богат (что со временем стало равносильным - сила и неправедно нажитое богатство). Вся история мировой литературы, искусства подчинена многочисленным мотивам и сюжетам этого коллективного и индивидуального противоборства двух эпистем, старой и новой.

Однако победа новой морали в сознании человечества неоспорима. Неслучайно недобросовестные лидеры всех времен и народов, конкурирующие политические группы, партии использовали установки, положения и лозунги, близкие всем и каждому: дружба, равенство, братство, гуманизм (не убий, не укради и пр.), благодаря которым они манипулировали сознанием масс в борьбе за власть. Таким образом, они эксплуатировали тот самый «нравственный закон внутри нас», обозначенный И. Кантом как непреложный, но который существовал в индивидуальном и коллективном сознании человека и человечества с древнейших времен. Почему этот императив назван Кантом «категорическим»? Именно потому, что он обязателен, то есть не имеет альтернативы (в отличие от гипотетического императива Канта, обусловленного).

В этом можно убедиться на простом примере: в каждом городе и населенном пункте нашей страны улицы чаще всего называют именами духовных лидеров, которыми как правило являются крупные писатели и поэты. В нашем городе, например, большинство улиц названо именами великих русских писателей: Толстого, Пушкина, Лермонтова, Чехова, Грибоедова, М. Вовчок; кабардинских и балкарских писателей: Ногмова, Пачева, Мячиева, Шогенцукова, Кулиева, Кешокова и др. Долинск был назван в честь советского поэта и переводчика Д. Долинского, который переводил на русский произведения К. Кулиева, Д. Кугультинова, Адама Шогенцукова и др. И это – типичная ситуация для всей РФ.

Ныне мы стали свидетелями невиданного экологического кризиса: горят леса, за которыми скрывают гигантские масштабы незаконной вырубки лесов – легких планеты, равняются с землей и разворовываются священные курганы, земные недра, вследствие катастрофического загрязнения приходят в негодность почва, вода рек и океанов, атмосфера земли… Мы поставили себя на грань самоуничтожения ради единственной ценности – прибыли.

В настоящее время мы наблюдаем процесс формирования глобальной цивилизации, когда правительства отдельных стран могут стать во главе верхушки мировой правящей коалиции. Тревожно, если к доминированию приходят аморальные правительства одной страны. Но если в условиях стремительно ускоряющейся глобализации, не обремененной нравственным законом, они придут к мировому господству, это может привести к гибели все человечество.

Именно поэтому ныне так важно сохранять баланс нравственности и цивилизации: если цивилизация опережает культуру (включающую нравственность и мораль), это неминуемо приведет к апокалипсису: для безопасного развития человечества должен быть обязателен закон, когда нравственность опережает цивилизацию. И если раньше эту важнейшую установку можно было рассматривать как прекраснодушное пожелание, то сегодня она становится главным фактором выживания всех и каждого.

 

«Звездное небо над головой и нравственный закон внутри нас»

 

Где же найти цивилизации, которые могут предложить модели общественного устройства, в основу которых положен моральный закон? К счастью, они сохранились в традиционных национальных культурах, в которых доминирует нравственный императив.

Если на уровне индивида нравственный закон можно рассматривать как отдельный важный феномен, то народ, который на протяжении столетий живет сообразно нравственному кодексу – это убедительный апробированный закон, который может быть принят человечеством.

Можно вспомнить американский фильм «Уцелевший», в котором раненого офицера американской армии Маркуса Латрелла спасает афганец с мальчиком-сыном, который искренне привязывается к гостю. Хозяин дома рискует жизнью, чтобы не выдать офицера талибам. Этот знаковый поступок простого афганца неслучаен, он - результат тысячелетнего народного кодекса чести пуштунвали, который предписывает скрывать и защищать гостя ценой собственной жизни. Одноименный рассказ другой эпохи и страны известного французского писателя Проспера Мериме - о том, как корсиканец по имени Матео Фальконе убивает своего сына, который нарушил корсиканский кодекс чести, выдав властям за вознаграждение скрывавшегося от закона беглеца, который нашел приют в его доме.

Мы продемонстрируем некоторые красноречивые факты на черкесском материале, который нам лучше известен. Весьма выразителен случай из истории черкесов, которые спасли великих князей Бориса Владимировича и Андрея Владимировича Романовых. Русские князья из династии Романовых долго скрывались в Кабарде после октябрьского переворота, в доме кабардинского уорка Мурзабека Конова, но ни один человек из аула их не выдал (данные К.Мальбахова). Показательно, что этот эпизод случился в начале ХХ века (1917-1919), вскоре после завершения 100-летней русско-кавказской войны (1864). Однако это не остановило черкесского князя: выполняя долг адыгэ хабзэ, он спас от неминуемой гибели отпрысков императорского дома Романовых, нуждавшихся в защите. Между тем, это лишь один случай, основанный на принципе адыгэ хабзэ, огромного арсенала народного свода обязательных предписаний, в соответствии с которыми сформировалась черкесская нация. (Учитывая, что священная роль гостя, а также вендетта (с итал. – мщение, обычай кровной мести) были распространены лишь на островах Корсика и Сардиния, мы считаем этот образ жизни заимствованным в связи с длительным проживанием генуэзцев на Кавказе. Ими было основано множество-колоний на берегу Черного моря, в местах проживания черкесского населения. Корсика и Сардиния входили в ареал генуэзских колоний. Характерно, что Корсика – родина Наполеона и Христофора Колумба, который был генуэзцем. Мать последнего, черкешенка, вероятно была привезена супругом-итальянцем из генуэзской колонии на Корсику. Один из телохранителей Наполеона черкес Хосет Али оставался верен своему императору до его кончины на острове Святой Елены. Наполеон должен был знать твердые законы черкесского кодекса чести и неслучайно остановил свой выбор на нем. Именно эти незыблемые нравственные устои адыгэ хабзэ обусловили тот факт, что традиционно в охране короля Иордании служат черкесы; на военную службу и полицию Израиля из инородцев тоже берут лишь черкесов).  Каждый мужчина-черкес имел при себе специальный нож, которым прививал дикие лесные плодовые деревья, окультуривая и вместе с тем сохраняя их, так возникли знаменитые черкесские сады.

Эта или подобная модель отношения к природе, превращенная доброй волей во всеобщий закон, могла бы стать спасением от жестокого экологического кризиса, который мы все переживаем.

Нравственный закон, выработанный отдельными народами в процессе долгой эволюции, должен быть положен в основу мирового нравственного императива, который необходимо узаконить. Неофициальные обсуждения этой проблемы уже ведутся, но необходима практическая, юридическая реализация. Разумеется, отдельные устаревшие элементы старого традиционного кодекса, который берется за основу, должны быть элиминированы, а обновленный вариант адаптирован к современному образу жизни, став центральным законом для всех государств и каждого их представителя (так же примерно, как для каждого черкесского аристократа уорк хабзэ был обязательным законом).

Коллективный нравственный закон – золотой резерв наций, который формировался путем тысячелетнего отбора проб и ошибок, подойдя к единственно возможной модели общественного сосуществования. Эти модели следует рассматривать как подарок долгой трудной эволюции человечества. Именно сейчас, в век кризиса мировой цивилизации, только они могут стать спасительным якорем, который остановит безумный процесс пагубной цивилизаторской гонки и обеспечит гармоничный поступательный прогресс.  

 

Мадина ХАКУАШЕВА, доктор филологических наук

27 декабря 2021 г.


 

 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1540
Кол-во просмотров материалов
7823852