В республиканском правозащитном центре 31 июля прошел  «круглый стол», посвященный ситуации, связанной с пребыванием в следственном изоляторе в Нальчике «ингушских активистов». Во встрече участвовали представители политических партии,  общественных объединений, адвокаты и правозащитники. Приглашенные на мероприятие  начальник Управления Генеральной прокуратуры в СКФО А.Н. Семенов, руководитель СУ СК по СКФО О.А. Васильев, и.о. Прокурора КБР И.О. Лаврешин, председатель ОНК КБР А.М.Барсагов, начальник УФСИН РФ по КБР А.Ч. Лихов на «круглом столе» отсутствовали.

Участники встречи подвергли жесткой критике представителей судейского сообщества Кабардино-Балкарии, выносивших постановления об избрании меры пресечения участникам публичных мероприятий в Ингушетии. Было подчеркнуто, что в соответствии с действующим законодательством, мера пресечения избирается либо там, где имели место события, то есть в Ингушетии, либо там, где расследуется дело, а это Ессентуки, где располагается Главное следственное управление СКР по СКФО. «Ярким примером  квазиюридической технологии является  насквозь фальшивое лживое и беззаконное обоснование того, почему большинство обвиняемы содержаться в Нальчике, а двое старейшин в СИЗО Владикавказа, - заявил адвокат Вадим Клювгант. – Ни Владикавказ, ни Нальчик абсолютно никак не привязаны к этому делу абсолютно ни по какому критерию, сколько-нибудь напоминающему законный. Искусственное создание так называемого места задержания (всех фигурантов дела задержали на территории Ингушетии, но оформили так как будто они задержаны в Нальчике) это яркий пример технологий, когда беззаконие облекается в форму якобы законных процедур.

Все суды, которые принимают решение о заключении под стражу, о продлении срока содержания под стражей, которые рассматривают апелляционные жалобы на эти решения, - это все специально подобранные суды, не имеющие права рассматривать эти вопросы в соответствии с требованиями закона о подсудности. И обязанностью каждого суда, каждого конкретного судьи по конкретному случаю было разобраться в том, где было конкретное место задержания, и сказать - вот туда, пожалуйста, или по месту нахождения органа, расследующего дело. Третьего не дано.

Сегодня нам  стало известно, что из Ставрополя в Нальчик прислали конвой специальный – даже нальчикским не доверяют, - чтобы они перевозили их из СИЗО в Центр Э, где проводятся непонятные якобы следственные действия, хотя никакой следственный орган там не находится».

Адвокат Фатима Урусова, отстаивающая интересы Зарифы Саутиевой, рассказала о лингвистической экспертизе по видео, на котором изображена ее подзащитная: «Четыре предложения на ингушском, переведенные на русский: «Не кидайте стулья, не кидайте! Отойдите от них, не напирайте!» Вот такие четыре фразы, обращенные к митингующим. Мы говорим: «Она же произносит – не кидайте!» Суд оглашает  решение и задерживает Саутиеву, подтверждая, что у следствия есть основания для подозрения. Это  запредельно вопиющая безнаказанность. Ведь дураков нет среди тех, кто принимает эти решения. Сидит судья и видит девушку, которая всю жизнь работала, она замдиректора музея в Магасе, 26 различных организаций поручились за нее. На все закрываются глаза».

«В нашей республике имеет место нечеловеческое отношение к ребятам из Ингушетии, - заявил защитник Казим Атабиев. – Я обратился с жалобами в Генеральную прокуратуру, к Москальковой. Идут отписки: это не дело прокуратуры, обратись к командиру роты. Единственный,  кто ответил – это Борис Зумакулов: он направил мою жалобу прокурору. Не соблюдаются элементарные вещи! Как сказал судье один мой подзащитный по другому делу: «С того момента, как с моей головы сняли пакет, я везде вижу в кабинетах слово Россия, герб видел, флаг. Где это все?» Мы живем в Кабардино-Балкарской республике. Кабардинский народ 460 лет назад присоединился к России, мой балкарский народ – 192 года назад. И я буду требовать исполнения закона. И когда руководитель страны говорит: основная задача – это поднятие духа патриотизма, преступно ронять авторитет граждан страны, думающих о патриотизме…  Мне иногда страшно становится… За сутки отменили постановление по Плиеву («Газета Юга» № ). Это говорит о политическом характере дела, его заказном характере. Это была огромная глупость по Плиеву, отпустите его, отмените через три дня, обратно притащите, закроете. Поэтому я говорю, что имеет место политика. Если российский закон отработает на 70 процентов, все они скоро будут дома».

«Я занимаюсь делами 37-38 годов, - сказал председатель регионального отделения Ассоциации жертв политических репрессий Маркс Шахмурзов. – В те времена точно такая же ситуация была в нашей стране. Я не понимаю, что это за страна. Боже мой, неужели здесь никогда не будет порядка?!  Я обыкновенный кабардинец. Мы завидовали ингушам, когда они проводили эти мероприятия: они считали, что поступают правильно. Мы завидовали армянам, когда они сменили власть у себя в стране. Ничего бы в Ингушетии не было бы, если не эти боевики… Тоже самое в Москве происходит – избивают, бьют ногами, более тысячи человек арестовано. Что это за страна?!  Такого не должно быть, мы должны жить свободно. У нас все отняли и права тоже. Судьи у нас какие? От имени народа Кабардино-Балкарии я хочу извиниться перед людьми, которых сюда привезли. Зачем их надо было в наше СИЗО принимать? Если уж приняли, надо было относиться, как к братьям, а не избивать. Мне кажется, это специально делается, чтобы у нас были межнациональные конфликты. Мы на вашей стороне».

Председатель регионального отделения партии «Яблоко» Хаким Кучмезов подчеркнул, что  ему непонятно появление Росгвардии на мирном митинге: «Статья 31 Конституции России прямо предусматривает свободу митингов, демонстраций и собраний. Происшедшее в РИ это системная политическая ошибка. Ингушетия один из самых маленьких по территории субъектов федерации. Часть территории ушла. Неужели трудно было догадаться, что ингушский народ так просто не проглотит такое нарушение?! Есть прописанные законы, собери ты жителей села, проведи референдум. Это ошибка Евкурова и Мотовникова. Это вопрос далеко не юридический. И его надо решать. Читаешь Конституцию Ингушетии и России, там нет положений, как делить административные границы внутри государства. И народ вышел защищать свою территорию. Это его право».

Ольга Бегрет, представляющая инициативную группу женщин Кабардино-Балкарии, огласила обращение, в котором  «выражалось возмущение» помещением участников протестных акций в СИЗО в Нальчике: «Позорно, что на Северном Кавказе молодая женщина была лишена свободы за свою гражданскую позицию. Этот акт явно носит устрашающий характер, оскорбляет наши гражданские и национальные чувства. Мы требуем ее немедленного освобождения».

Первый заместитель председателя Координационного совета адыгских общественных объединений Муаед Чеченов назвал не случайным аналогии с 1937: «Происходит тоже самое. Да, мы сказали, что мы правовое государство, мы осудили репрессии, издали Книгу памяти… Для чего это делалось? Чтобы это не повторилось. Но у нас, к сожалению, 37 год еще не закончился. Отличие, я думаю, только в масштабах. Но когда запущен механизм политических репрессий, он начинает работать по своим законам. И нет никаких гарантий, что он не приобретет те масштабы, о которых мы говорим. Страшно, что механизм запущен…»

Чеченов назвал первопричину сегодняшних событий: «Для нынешнего политического режим в России любая форма самоорганизации населения представляется угрозой для существования этого режима. Так оно и есть. Мы же все знаем, что у нас нет выборов: рисуют то, что нужно кому-то, вот и вся механика формирования власти. Народ отстранен от влияния на власть, хотя по Конституции первоисточником всего, что называется властью, является народ».

Чеченов назвал доставку граждан Ингушетии в Нальчик «элементом политики разделяй и властвуй»: «К сожалению, правоохранительная и судебная системы с готовностью выполняют политические заказы. Я встречаюсь со многими людьми, и они говорят: мы чувствуем себя виноватыми, почему ингушских активистов привезли и держат у нас. Я убежден, это делается специально. Мы все-таки надеемся, что там, где принимают политические решения, на каком-то этапе осознают, чем это в конце концов может закончиться. Финал может быть очень плачевным для всех. Мы искренне этого не хотим».

 

Тагир Денгалов

 Газета Юга


 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
1108
Количество просмотров материалов
3626999