Настоящее время отличается общим затяжным кризисом во всех сферах. Но любой кризис не может быть серьезной угрозой, если остаются значительные внутренние ресурсы для его преодоления. В первую очередь, моральные. Каковы же они, если иметь в виду сообщество республик Северного Кавказа?

Братские республики связаны 70-летней советской, новейшей российской историей. В общей сложности, эта новая (условно говоря) история уже не столь нова по меркам человеческой жизни, так как насчитывает 100 лет, - срок, более чем достаточный, чтобы в рамках традиционной кавказской морали считать друг друга не только ближайшими соседями, но родственниками.

Но кроме 100 лет поздней истории у нас есть особый ген идентичности - пласт древней истории, который, собственно, определил так называемый уникальный кавказский менталитет, кавказскую общность, которую все знают. Лексему «кавказский» можно не комментировать: во все времена это означало верность своему слову, другу, соседу, брату – кровному, некровному, внутреннюю свободу, независимость, мгновенную готовность прийти на выручку, отвагу, стойкость, мужество, выраженное достоинство. За этот статус и негласное единство отдавали жизни, но не нарушали его, не предавали веками выкованного союза, напоминающего могущественное братство кольца, - только благодаря ему кавказские народы смогли выжить в условиях непрекращающихся кровопролитных войн и конфликтов.

 Разумеется, все было далеко не так радужно: случались отдельные кровавые стычки, но они носили частный, бытовой характер. Доминирующие этносы взимали дань, но это была плата за потенциальную защиту, - такой принцип был повсеместным и универсальным. Однако в истории Кавказа в былые времена не было войн между кавказскими народами. И этим редким обстоятельством можно и нужно гордиться.

У адыгов и наших братских народов есть знаковое понятие – уэсят – завет, - то, что потомкам заповедано предками. Он нигде не прописан, но запечатан в сердце любого кавказца: сохранять верность друг другу, кавказскому братству.

Человек, не живший в этой культуре, может удивиться: что же в этом такого особенного?

Но в простой формуле, заповеданной нам, таится залог сохранения жизни наших народов.

За долгую историю у любой общности, этноса складываются доминантные культурные маркеры, которые являются определяющими, то есть идентифицирующими. Таким центральным принципом национальной культуры, да и всей жизни адыгов стало адыгэ хабзэ, - адыгский этикет. Для автохтонных народов Северного Кавказа, веками и тысячелетиями проживавшими на этой земле, этикет или адаты стали принципом идентичности.

Почему это было так и никак иначе? Потому, что Северный Кавказ – уникальный природно-географический, сырьевой ландшафт, политически и стратегически важный центр, - один из самых благоприятных в мире, который всегда был в центре интересов правительств с откровенно колониальными устремлениями. В ранний период они (интересы) вообще не камуфлировались, а последние столетия их приходилось обставлять достаточно грубой примитивной риторикой: «высокой цивилизаторской миссией», «усмирением диких племен» и т.д. и т.п., - формулы, хорошо известные из мировой истории. Практически любая колониальная политика разных стран находила на удивление одинаковые слова: Англия для завоевания Индии, Франция - Алжира, Испания – для уничтожения индейцев Америки и пр., пр.

В условиях беспрерывных захватнических войн для народов Северного Кавказа и Кавказа в целом был возможен лишь один единственный способ выживания: верность, преданность и всемерная помощь друг другу. Все способы этой и общей модели поведения до самых мелочей расписаны в адыгском этикете. Любое отклонение от него всегда грозило и грозит позором. Так же обстоит дело с адатами других народов Кавказа.

Что же происходит сейчас?

Находится все больше и больше представителей разных северокавказских этносов, которые пытаются принизить, дискредитировать историю и репутацию другого. Не нужны никакие внешние враги, чтобы навредить, остановить развитие – достаточно вот таких «любящих» соседей. Мотивы у всех, очевидно, разные, но результат один – подрыв основ кавказской морали. 

Каждый народ Северного Кавказа имеет исторические травмы, которые объективно кажутся несовместимыми с жизнью. Но самый тяжелый удар, кажется, был нанесен на «святая святых» - на нравственности, «кодексе чести» несокрушимого кавказского братства.

Как только вычитываю ненависть из первых строчек одиозных опусов и статей, сразу же закрываю их. Я точно знаю, что такое «произведение» не имеет ничего общего с наукой, с объективностью. Истина несовместима с ненавистью, злобой, она может вырасти только на почве приятия и любви. Но в моем случае неизменно примешивается еще одно странное чувство — мне становится искренне жаль таких «авторов».

Нам известны некоторые имена фальсификаторов, но далеко не все, -  они, как правило, не ссылаясь на серьезные факты, доказывают величие своего народа и незначительность соседнего, и идут в этом стремлении на все. Такие «ученые» множатся, кажется, в геометрической прогрессии. 

Степень произошедшей глубокой деградации порой серьезно впечатляет: например, некоторые историки  с легкостью «сдают» историю и культуру соседних народов даже без просьбы, чтобы продемонстрировать свою «особую миссию хранителей Кавказа», а на самом деле, кажется, закрепить «вертикальные связи»: засвидетельствовать верноподданнические чувства перед представителями федеральной и местной власти. Но опытные чиновники вряд ли оценят такой пыл: они хорошо знают, что именно такие слуги в первую очередь предадут, стоит только власти поменяться, и с такой же неувядаемой энергией находят нового хозяина, вошедшего в силу. За такие поступки на Кавказе еще недавно публично изгоняли, а если этого не случалось, то субъект мог закончить суицидом, если в нем оставались какие-то понятия чести.

Но разве мы не знакомы с таким же более локальным, широко распространившимся опытом на примере наших учреждений или предприятий? Везде находится кучка несменяемой свиты, которая так же горячо «уважает и любит» каждого нового директора, новую власть, легко открещиваясь от старой. Затем только, чтобы обеспечить свое личное  благополучие, сохранить место, зарплату, они с такой же легкостью «сдают» коллег, а то и целые коллективы, предают общественные интересы.

Такая локальная и общая модель уверенно утверждает себя нынче как «новый кавказский закон».

Эта грустная картина убеждает в том, что веками существовавшая матрица кавказского нравственного императива в основном окончательно стерта. Это неудивительно, ведь наша история – упорно повторяющаяся отрицательная селекция, в результате которой подавляющим большинством в конечном счете оказывается отряд конформистов и приспособленцев.

Таких «деятелей» и «авторов» мы не отслеживаем, их не хочется называть, так как с каждым народом Северного Кавказа связаны кровным и духовным родством. (Во мне, например, иронская кровь, у меня есть родственники среди балкарцев и друзья практически среди каждого народа Кавказа.  В моем становлении приняли самое горячее участие представители всех народов, проживающих на территории Северного Кавказа и некоторых народов России: не говоря об адыгских субэтносах, - осетины, русские, украинцы, балкарцы, карачаевцы, чеченцы, ингуши, представители Дагестана, грузины, армяне, евреи, литовцы, удмурты, татары и многие, многие другие. Все лучшее во мне – от конкретных представителей каждого народа. Этих прекрасных людей – живых и ушедших – так много, что не хватит целого тома, чтобы вписать дорогие для меня имена). Именно поэтому меня и таких как я переполняют негодование, боль, бессилие: вместо того, чтобы в критический момент нашей совместной жизни помочь, поддержать друг друга, мы уничтожаем все самое важное: историю, культуру, традиции, перерезаем привязанности, выкорчевываем уважение, предаем память… Мы стираем свое лицо. В кабардинском языке это самое позорное определение: «напэ уи1экъым» - «у тебя нет лица».

Каждый из наших народов нуждается в поддержке: за какие-то 150 лет мы прошли через страшную Кавказскую войну, махаджирство, русско-турецкую войну, революцию, гражданскую, финскую, японскую, первую и вторую мировые, депортацию, сталинские репрессии… Кажется, мы прошли через мясорубку и умудрились выйти живыми. Мы выжили вопреки обстоятельствам. А на самом деле, благодаря древнему братству, этому великому невидимому оберегу.

В результате нас осталась горстка, у нас назрело огромное число важных проблем, которые можно решить только сообща. Но вместо того, чтобы предложить помощь, восстановить утраченное: острые социальные проблемы, образование, историю, культуру, язык, традиции, - мы морально уничтожаем  друг друга. Самыми «важными» проблемами стали выяснение, кто же «старше» и «значительнее»...

Это не только смешно и глупо, но и опасно. Если сегодня народы Северного Кавказа не смогут интегрироваться и решить реальные острые  проблемы, завтра будет уже поздно, – мы исчезнем с исторической арены. Порознь мы ничего сделать не сможем для своего народа, теперь мы очень малочисленны и слабы именно в силу дезинтеграции.

Даже если кто-то сможет перекричать других «доброжелателей» и «доказать», к примеру, что адыги никогда не жили на этой земле и ничего из себя не представляли, то для такого «победителя» это будет пиррова победа. Унижая соседа, мы унижаем себя, уничтожая другого, мы уничтожаем себя.  И наоборот: наше величие определяется величием и достоинством братского народа, всех кавказских народов в целом. Когда же мы успели забыть, предать эти простые ясные формулы, которыми еще совсем недавно руководствовались наши отцы и матери?

Да, в результате страшных войн и жестокой истории остались считанные единицы, оказался перебитым корень: мы забыли, кто мы, откуда, из каких родов. Сейчас, к счастью, пришла пора восстановить потерянные сведения и записать их до 7 колена, как было в лучшие времена. Этим необходимым делом занимаются многие мои друзья и коллеги. Восстановление подлинной истории требует кроме профессионализма — честности и огромной трудоспособности.

Но я твердо знаю, что необходимость в знании настоящей не исковерканной истории отходит на самый задний план по сравнению с этой оголтелой публичной демонстрацией элементарной низости. Именно она доказывает не только полное отсутствие истории, но и всякой совести у отдельных представителей. В конце концов – изучение истории выходит на один из главных вопросов: как  формируется исторический стереотип яркой личности с высоким уровнем нравственности, которая является высшим эволюционным критерием? Таким был тип истинного кавказца. Но куда он делся?

Мы можем не знать своей дальней, древней генеалогии, - наверняка, в каждом человеке есть кровь соседнего этноса.

Откуда столько ненависти по отношению друг к другу? Откуда это желание уничтожить историю самого близкого народа, принизить культуру, оболгать, переписать, присвоить чужое? Или это новый метод завоевания собственного «величия»? Или способ изменить свою реальную историю?

Я, признаться, не раз обдумывала эти больные вопросы. У меня находилось множество ответов.

 Но все они второстепенные по сравнению с самым главным: каждый, кто готов дискредитировать ближнего и его народ – не кавказец. Он и есть ненастоящий, чужой, ущербный человек. С выраженным комплексом неполноценности. «Автор», поднимающий вопрос о незначительности, «второстепенности» другого народа, опровергающий давно известные факты реальных героических событий истории соседа, не способный их пережить, не имеет никакого отношения к подлинной кавказской культуре и подлинному этикету. Своими словами и действиями он разоблачает сам себя.  Ни один кавказец никогда не унизит ближнего, тем более – его народ, – это тяжелое двойное предательство. Ни один кавказец на будет лгать, говорить о себе в превосходной степени, он всегда будет стремиться отдать свое, но никогда не присвоит чужого. Так было раньше, так есть и, надеюсь, будет всегда. Именно это и есть безошибочный тест на подлинность, «первичность», а также на причастность древней культуре Кавказа, мгновенно изгоняющей из себя любое самое мелкое предательство, ложь, бахвальство, жадность.  С таким тестом легко отделить «зерна от плевел».  И я не удивлюсь, если таких, настоящих кавказцев, останется несколько десятков. Главное, что они все еще есть.

Этот простой тест гораздо более универсальный и касается немалого отряда изощренных клеветников всей нашей России, - заказных и искренне убежденных, озабоченных формированием образа нового «врага» или «козла отпущения». Кавказский императив и этикет применимы к каждому человеку, потому что в них заложены основы общечеловеческой морали, только гораздо более строгой, последовательной и обязательной.

Если предположить возможность глобальной дегуманизации, убеждена, что именно кавказская культура и кавказский гуманизм помогут сохранить людям человеческое лицо. Даже если настоящих носителей останется только горстка. Потому что подлинный гуманизм неизменно покоряет всех и всегда.

 

Доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник КБИГИ, член Союза писателей РФ, член КПК (Клуба писателей Кавказа) Хакуашева М. 


 

 

 

 

 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
754
Количество просмотров материалов
1282192