(Стилистика и орфография заявителя сохранены)
 
Генеральному прокурору РФ, Уполномоченному по правам человека в РФ, Правозащитный Центр «Мемориал», Организация «Международная Амнистия», Кабардино-Балкарский правозащитный центр
 
 
Солтонова Юсуфа Ибрагимовича,
КБР, г.Нальчик, пос.Хасанья
 
ЗАЯВЛЕНИЕ
 
Северо-Кавказский окружной военный суд 15 декабря 2017 года признал моего сына, Алима Султанова, виновным в участии в незаконном вооруженном формировании на территории иностранного государства (ч.2 ст.208 УК РФ) и в прохождении обучения в целях осуществления террористической деятельности (205.3 УК РФ), и приговорил его к 17 годам лишения свободы.
 
Приговор в отношении моего сына и то, как и каким образом, он был осужден, это вопиющий факт беззакония и абсолютного произвола, вершимого сотрудниками ФСБ в сговоре судьями Северо-Кавказского военного окружного суда РФ, осудившими моего сына.
 
Так, уголовное дело в отношении моего сына было возбуждено по показаниям одного свидетеля по фамилии Гугов, который сам привлекался к уголовной ответственности по ч.2 ст.208 УК РФ. Но, на очной ставке с моим сыном, свидетель Гугов заявил, что Алима Султанова не знает и никогда не видел, вынужден был оговорить его под давлением сотрудников УФСБ по КБР, которые угрожали ему, в случае его отказа, возбудить в отношении него дело по террористическим статьям. И действительно, после указанной очной ставки, Гугову дополнительно предъявили обвинение по двум статьям террористической направленности.
 
После провала на очной ставки с Гуговым, заинтересованные лица из числа сотрудников УФСБ РФ по КБР, находят «новых» трех свидетелей из «подопечных» им лиц.
Один из новых трёх, наобещав сотрудникам ФСБ всё что угодно, получив свободу, отказался от обещаний и скрылся.
 
Второй, безосновательно засекреченный свидетель под псевдонимом «Алиев», в судебном заседании, так же как и Гугов в свое время, заявил, что сына моего не знает и никогда не видел и что оговорить последнего был вынужден под давлением сотрудников ФСБ. Более того, он встал, снял маску и рассекретил себя, назвав свои действительные анкетные данные. Им оказался осужденный, отбывающий наказание в исправительной колонии в Республике Калмыкия по фамилии Халилов.
 
И последний, новый свидетель, это Жамгуразов, который выполнил поставленную перед ним роль и дал заведомо ложные показания в судебном заседании.
 
При этом, не смотря на все попытки адвокатов моего сына, остались не выясненными обстоятельства, как указанные лица стали свидетелями обвинения по делу Алима, если по своим собственным делам они ни разу не говорили о балкарце по имени Алим с белым пятном на лице или брови. Они, просто, каким то «чудесным» образом появились в деле сына.
 
Осуждая моего сына, так называемый суд, взял за основу обвинения показания засекреченного свидетеля «Алиев», подписанных им на этапе предварительного расследования и показания свидетеля Жамгуразова. При этом, проигнорировал заявления свидетелей о принуждении их сотрудниками ФСБ к даче заведомо ложных показаний и этому факту не дал никакой оценки.
 
Иных доказательств, положенные судом в основу обвинения, в приговоре не приведены.
 
Факт того, что в указанное в обвинении время мой сын, Алим Султанов, находился исключительно в Турецкой Республике, подтверждается материалами уголовного дела, в том числе и представленными стороной защиты доказательствами, которые суд отверг и проигнорировал по формальным основаниям, в достаточной степени не мотивировав своё решение об этом в приговоре.
 
Показания свидетеля Жамгуразова, который всё же решился на дачу заведомо ложных показаний в суде, надеясь по послабления в своем приговоре, не выдерживают критики с точки зрения их достоверности. Они противоречивы, лишены логики и здравого смысла.
 
Более того, при ознакомлении с протоколом судебного заседания нашими адвокатами было установлено, что протокол искажен в пользу обвинения по предъявленным статьям уголовного Кодекса. В протоколе имеются существенные несоответствия фактическим обстоятельствам, имевшим место в судебном заседании. Самое вопиющее, это то, что в протокол судебного заседания внесены заведомо ложные сведения, в целях незаконного осуждения Султанова А.Ю. по ст.205.3 УК РФ, что явствует из прослушанных аудиозаписей, сделанных в ходе судебных заседаний по настоящему делу.
 
Заведомо ложные сведения, внесенные судом в протокол судебного заседания, заключаются в том, что показания и так дающего ложные показания в отношении моего сына, свидетеля Жамгуразова, в протоколе, который мы получили спустя четыре месяца, были изменены с целью осуждения моего сына по ст.205.3 УК РФ.
 
Так, на странице 88 протокола указано, что на вопрос защитника: «Чему обучают в данном лагере, в котором Вы находились?», свидетель дал ответ: «Утром физическая подготовка, завтрак, после обеда тактические занятия, изучение правил обращения с оружием, взрывными устройствами и так далее». В действительности же, подобный вопрос от защитника не звучал, вопрос был от председательствующего, при этом, про взрывные устройства, Жамгуразов не говорил.
 
В протоколе судебного заседания, на 118 странице, указано, что на вопрос: «Чему обучался друг «Полковника» по имени Алим, находясь в учебном центре?», свидетель ответил: «Физической подготовкой, тактике ведения боя, владению оружием». А далее указано, что на вопрос: «В этом лагере обучали взрывному делу?», свидетель якобы ответил, что обучали всему. Дальше указан вопрос: «Алим маску не носил?» и ответ: «Не носил».
Указанное в протоколе не соответствует действительности. На самом деле, на вопрос председательствующего судьи: «В этом лагере обучали взрывному делу?», Жамгуразов ответил: «Обучали, но Султанов не обучался». Далее судья задал вопрос: «В этой связи маску не носил, правильно Вас суд понял?», на что Жамгуразов ответил: «Не носил», а потом повторил: «Взрывному делу (взрывным устройствам) Султанов не обучался».
Факт искажения фактических обстоятельств в протоколе судебного заседания, подтверждается аудиозаписью допроса свидетеля Жамгуразова, которая производилась защитниками в соответствии со ст. 241 УПК РФ.
Учитывая, что суд отклонил замечания на протокол судебного заседания, диск с аудиозаписью направлен вместе с дополнениями к апелляционной жалобе в Верховный суд РФ, который назначил апелляционное рассмотрение на 11 часов 07 августа 2018 года.
 
Кроме того, фабрикуя уголовное дело в отношении моего сына, сотрудники УФСБ по КБР, под видом оперативной информации представляли суду и следствию заведомо ложные сведения относительно меня самого, выставляя меня лицом, который может поехать в Сирию и свободно забрать сына у боевиков, что не соответствует действительности.
 
На сегодняшний день, из неофициальных источников, до меня доходит информация, что в отношении меня также хотят сфабриковать уголовное дело или инсценировать иной спектакль, возможно, подбросить запрещенные предметы или убить меня под видом проводимой спецоперации с последующим подбросом мне оружия и с заявлением, что я якобы оказал вооруженное сопротивление.
 
Я заявляю, что  никаких преступлений не совершал, а наговоры в отношении меня, это результат того, что я активно защищал своего сына от ложного обвинения и отказался выполнить поставленные УФСБ по КБР условия по освобождению моего сына от незаконного уголовного преследования.
 
Прошу отреагировать и провести проверку изложенным в настоящем заявлении фактам.
 
Солтонов Ю.И.
23 июля 2018 год.
 
 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
940
Количество просмотров материалов
2456652