В Правозащитный Центр обратился адвокат адвокатской палаты КБР Темиржанов М.Б.

Из обращения следует, что 10.01.2012г. , между Темиржановым М.Б. и жителем г.Нальчика Баллиевым А.Т. было заключено соглашение о защите интересов Баллиева Х.Т., находившегося в УМВД РФ по г.о.Нальчик.

В зданий УМВД РФ по г.о.Нальчик, куда он прибыл для  защиты интересов Баллиева Х.Т., неизвестный человек в маске в кабинете  следователя Хамирзова А.М. не допустил его к своему подзащитному Баллиеву.

В связи с чем, по данному факту СУ СК РФ по КБР было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст.286 УК РФ, которое было в дальнейшем приостановлено до установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Темиржанов М.Б. утверждает, что следственными органами не были должным образом и в полном объеме проведены следственные действия для установления личности сотрудника в маске и дальнейшего привлечения его к ответственности.

________________________________

 

(Правозащитный центр КБР)

Жалоба

Уважаемый, Валерий Назирович!10.01.2012г., около 22 часов я, как адвокат, заключил письменное соглашение с гр. Баллиевым А.Т., на осуществление защиты интересов его родного брата Баллиева Х.Т., задержанного сотрудниками полиции по подозрению в совершении преступления, и выписал ордер.

Установив, что Баллиев Х.Т. содержится в УМВД РФ по г.о. Нальчик и его делом занимается следователь Хамирзов A.M., я приехал в расположение указанного подразделения. Представившись и предъявив служебное удостоверение сотруднику полиции, дежурившему у ограды, я прошел в здание УМВД, где при входе в здание я объяснил дежурному полицейскому цель своего визита, затем по его требованию предъявил служебное удостоверение и ордер. После проверки документов он сделал какие-то записи в журнале, а затем, позвонил следователю, и, получив его согласие, предложил подняться на 3 этаж. Следуя к нему, в коридоре я заметил бегающего, издавая громкие крики человека в джинсах, с лицом скрытой маской.

Войдя в кабинет к Хамирзову A.M., я представился и предъявил свое служебное удостоверение и ордер, который он положил к бумагам, лежащим на его рабочем столе.

 

Там же в кабинете лицом к стене, с загнутыми за спину руками стоял Баллиев Х.Т., интересы которого я должен был представлять. „

Обратившись к Хамирзову A.M., я поинтересовался у него основаниями и мотивами задержания Баллиева Х.Т. В этот момент в кабинет бесцеремонно вошел человек в маске, бегавший перед этим по коридору, и при бездействии и попустительстве следователя стал в грубой и непристойной форме дерзить и проверять мое служебное удостоверение, ордер и требовать наличие соглашения. Я возразил, заявив, что в соответствии с ФЗ РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» никто не вправе требовать от адвоката предъявления соглашения, но следователь поддержал человека в маске, утверждая, что тот имеет на это право по занимаемой должности, и также потребовал предъявить соглашение. Во избежание конфликта я предъявил Хамирзову A.M. соглашение, которое он и неизвестный стали рассматривать, после чего следователь так же, как и ордер, приложил её к материалам дела.

На мои требования представиться человек в маске отвечал грубостью, следователь всячески потворствовал его неправомерным действиям. Пользуясь этим, человек в маске выхватил со стола следователя ордер и соглашение, тут же разорвал и положил к себе в карман со словами: «попробуй доказать, что эти   документы были у тебя». Затем, угрожая мне физическим насилием, сопровождая свою речь нецензурной бранью, вынудил покинуть кабинет, т.е. воспрепятствовал осуществлению моих профессиональных обязанностей. При этом сотрудник в маске заявлял, что у них есть «свой» адвокат, которого сейчас доставят, и он в моих услугах не нуждается (?!). Испугавшись за свою безопасность, так как угрозы были реальными, я вынужден был покинуть кабинет следователя.

Все это происходило в строго охраняемом режимном объекте - здании У МВД, в присутствии следователя Хамирзова A.M., находившегося при исполнении служебных обязанностей. При этом он допустил в свой кабинет постореннего человека в маске, не оградил меня от произвола с его стороны, не обеспечил мою безопасность, и тем самым совместно с ним воспрепятствовал осуществлению мною профессиональных обязанностей, не принял мер в соответствии с Законом РФ «О полиции» к задержанию человека в маске.

После этого я спустился в дежурную часть и попросил дежурного майора полиции Табаксоева Р. вызвать ответственного от руководства УМВД. Он, позвонив куда-то, сообщил, что ответственный находится на выезде и будет через 2-3 часа. Буквально следом за мной на первый этаж спустился тот же человек в маске, и в грубой нецензурной форме стал ругать Табаксоева Р. и полицейского, осуществлявшего пропускной режим, за то, что они пропустили меня, и потребовал от них выгнать меня из здания. На мои требования представиться он в грубой форме ответил отказом.

В этот момент в вестибюле здания УМВД я увидел адвоката 11азаренко Е.Ю., шедшую в сопровождении 2-х лиц, один из которых был в маске, а второй держал маску в руке. Услышав нецензурную брань человека в маске, сотрудник с маской в руке, возмутившись его поведением, упрекнул его словами: «Мурат, что ты себе позволяешь, это тебе даром не пройдет».

Таким образом, в результате неправомерных действий неизвестного мне человека в маске, который в грубой нецензурной форме командовал всеми сотрудниками, в том числе и следователем Хамирзовым A.M., я не смог осуществить защиту Баллиева Х.Т., т.к. меня не допустили к участию в деле.

Указанный человек в маске, а равно и Хамирзов A.M., явно вышли за пределы своих полномочий, в результате чего было нарушено гарантированное ст. 48 Конституции РФ право граждан на получение квалифицированной юридической помощи.

По факту противоправных действий неустановленного сотрудника МВД по КБР следственным отделом СУ СК РФ по КБР по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 286 УК РФ возбуждено уголовное дело, которое приостановлено до установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Об этом факте сообщалось в СМИ и это стало достоянием жителей республики.

Обратившись с письменными заявлениями к руководителям правоохранительных систем КБР и РФ, я полагал, что они будут объективно и своевременно рассмотрены, но, увы...

При их проверке не были приняты исчерпывающие меры к установлению личности лица, совершившего в отношении меня преступление, и привлечению его и следователя Хамирзова A.M., выступившего в своем служебном кабинете-пособником преступника, к ответственности.

До настоящего времени ни в ходе ведомственной проверки, ни в ходе расследования уголовного дела:

1. Нe изъяли из дежурной части УМВД РФ по г. о. Нальчику журнал учета лиц, проходящих в здание Управления;

2. Не изъяли аудиовидеозаписи из камер видеонаблюдения, установленных в здании УМВД, на которых все происходящее фиксировалось;

3. Не приняли, я полагаю, умышленно, практически никаких мер к установлению личности человека в маске, который был одним из тех, кто доставлял Баллиева Х.Т. в здание УМВД, осуществляя его оперативное сопровождение; и хорошо знаком следователю Хамирзову A.M. и другим сотрудникам полиции;

4. Не допросили «своего» адвоката Назаренко Г..10., по факту ее вызова и доставления в УМВД в сопровождении 2-х сотрудников для представления интересов Баллиева Х.Т.;

5. Не установили и не допросили сотрудников, доставивших Назаренко Е.Ю., один из них, Черкесов Алибек, возмутившийся преступными действиями неустановленно! о сотрудника в маске, оскорблявшего меня и дежурных нецензурной бранью, упрекнул его словами: «Мурат, что ты себе позволяешь, это тебе даром не пройдет»;

6. Не допросили следователя Хамирзова A.M. по поводу укрытия им от руководства и учета преступления совершенного в его кабинете;

7. Не допросили следователя Хамирзова A.M. по факту не исполнения им своих обязанностей    в соответствии с Законом РФ «О полиции» и непринятия мер к задержанию лица, совершившего преступление;

8. Не допросили следователя Хамирзова A.M. об обстоятельствах доставления Баллиев Х.Т, с множественными телесными повреждениями и по поводу приглашения в качестве «своего» адвоката Назаренко Е.Ю., которая не дежурила и не заключала соглашение с кем-либо.

По моему мнению, основной причиной того, что путем уничтожения ордера и соглашения меня не допустили к осуществлению защиты Баллиева Х.Т., является то, что сотрудники полиции хотели скрыть факт причинения ему телесных повреждений. Баллиев Х.Т. был  подвергнут интенсивному физическому насилию, о чем он 11.01.2012г. при решении вопроса об избрании меры пресечения заявлял в суде. Впоследствии после такой физической обработки иод тяжестью неоспоримых «улик» Баллиев Х.Т. «сознался» в совершенном преступлении, что и не удивительно, и после рассмотрения его дела в особом порядке был осужден к лишению свободы и   отбывает   наказание. Без проведения всех необходимых следственных действий уголовное дело в отношении  «неустановленного» лица  24.08.2012г\  приостановлено  за  не установлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. И с этого  времени  (более   13  месяцев)  по     делу  не  проведено  ни  одного следственного действия. Материалами ведомственной проверки и уголовного дела      подтверждается      только      очевидный      факт      уничтожения «неустановленным» сотрудником полиции моих документов. Но при этом, почему-то, умышленно или нет, не выяснены следующие очевидные вопросы. Но при этом почему и как в строго охраняемом режимном здании УМВД оказалось закрытое маской «неустановленное лицо» и бесцеремонно вмешивался в действия следователя и сотрудников дежурной части, и командовал ими?

И почему кадровые сотрудники полиции безропотно подчинялись ему, а следователь прямо содействовал его преступным действиям, если это было неизвестное им лицо?

2. Кто и почему уводит этого сотрудника от уголовной ответственности?

3. Почему следователь Хамирзов A.M. не принял мер к освидетельствованию в медицинском учреждении Баллиева Х.Т., на котором имелись видимые телесные повреждения. Об избиении и применении к нему сотрудниками полиции недозволенных методов физического воздействия Баллиев Х.Т. заявил в тот же день, 11.01.2012г., в суде при избрании ему меры пресечения в виде заключения под стражу и продемонстрировал следы побоев.

4. Почему следователь Хамирзов A.M., являясь сотрудником полиции, в соответствии с требованиями ст.ст. 1, 5, 6, 12, 13, 27, 28 и 33 ФЗ «О полиции», не принял мер к задержанию неустановленного лица в маске?

5. Почему следователь Хамирзов A.M. укрыл факт уничтожения «неустановленным» лицом в его служебном кабинете соглашения и ордера адвоката от своего руководства, т.е. укрыл от учета преступление?

6. Может ли такой сотрудник полиции, как Хамирзов A.M., нести и впредь службу в органах МВД?

7. Почему до настоящего времени руководство МВД по КБР не нашло времени и возможности извиниться за противозаконные действия «неустановленного» сотрудника полиции перед адвокатом, ветераном МВД, признанным потерпевшим по уголовному делу?

На все свои обращения я получаю формальные, больше похожие на издевательство, бюрократические отписки. Почему, по вполне очевидному и несложному делу, которое, при желании и добросовестном отношении, можно легко раскрыть за считанные дни. Но в нашем министерстве это преступление не могут раскрыть в течение 20 месяцев. Возникает вопрос: могут ли профессионалы ведомства раскрывать более сложные преступления, если они не способны выявить собственного сотрудника, совершившего преступление в собственном строго охраняемом режимном здании, в отношении ветерана МВД, действующего адвоката? Я уверен, что могут, но в моём случае, просто не хотят(!!!).

07 октября 2013г.                                                                                                    М.Б. Темиржанов


Фотографии телесных повреждений Баллиева прилагаются

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
1145
Количество просмотров материалов
4029695