Уполномоченному по правам человека в КБР ЗУМАКУЛОВУ Б.М.
Руководителю ПЦ "Мемориал» ЧЕРКАСОВУ А.В.
Председателю Правозащитного центра КБР ХАТАЖУКОВУ В.Н.
 
Шокуева Анзора Хасанбиевича,
прож: КБР, Баксанcкий р-н, с.п.  Нижниий-Куркужин
 
 ЖАЛОБА
 
В производстве СО МО МВД России «Баксанский» находится уголовное дело №12101830002000266, возбужденное по признакам состава преступления, предусмотренного п. «з» ч.2 ст. 111 УК РФ (Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия).  По данному уголовному, постановлением от 06.08.2021 г. я признан потерпевшим. (приложение 1)

03.08.2021 г., примерно в 01:30 мин., в сел. Нижний-Куркужин (КБР, Баксанский район), в ходе конфликта, произошедшего с Маремкуловым Борисом Хасановичом (1979 г.р.), последним мне были нанесены ножом множественные телесные повреждения, в результате которого я был доставлен в бессознательном состоянии в ГБУЗ «Баксанская ЦРБ». 

Сразу же после поступления в больницу мне была проведена экстренная хирургическая операция.

В результате осмотра дежурным хирургом были установлены четыре проникающих колото-резаных ранения в области левой грудной клетки. Об этом стало известно моим родственникам со слов оперировавшего меня хирурга Шарданова В.А., и дежурной операционной медсестры, осуществлявшей подготовку к операции. Количество колотых ран также подтверждается четырьмя порезами, обнаруженными на моей футболке. Хочу отметить, что футболка не была изначально приобщена как вещественное доказательство. При неизвестных обстоятельствах она оказалась в общем мусорном ящике, расположенной на территории больницы, и благодаря лишь усилиям родственников обнаружена и передана правоохранительным органам. 

04.08.02021 г., после моего перевода с реанимационного отделения в палату, ко мне зашла постовая сестра и представила для ознакомления и подписи Информирования пациента на оперативное вмешательство - стандартная процедура для проведения оперативного вмешательства.

Спустя полчаса в палату зашел врач-хирург Омар И.Б. и попросил подойти к постовой сестре и подписать Осмотр дежурного хирурга. Я подошел к посту, Омар И. положил на стол историю болезни и попросил поставить подпись. Я подписал их. Рядом на столе лежали первые два листа истории болезни (Осмотр дежурного хирурга – 1 стр., Информированное согласие на медицинское согласие-2,3 стр., Ход операции – 4 стр.)  Ход операции Осмотра Дежурного хирурга, которые были подписаны мной ранее по просьбе постовой сестры.  Я спросил, куда денут вырванные листы, на что Омар И.Б. ответил, что выбросит, так как в них нет необходимости. (приложения 2, приложение 3)

В тот же вечер, после получения назначения, я попросил постовую медсестру дать возможность ознакомиться со своей историей болезни, на что она мне ответила: «Врачи запретили давать вам историю болезни». Я, как практикующий врач-травматолог с десятилетним стажем, знаю свои профессиональные права и обязанности, и она не вправе была отказать в моей просьбе. Видя мою настойчивость, она выдала мне историю болезни. Из материалов мне стало известно, что подписанный мной бланк Осмотра дежурного хирурга не соответствует по содержанию представленному для ознакомления первоначальному варианту, что послужило основанием для моего последующего разговора с врачом Омар И.Б. Я потребовал от него разъяснить в связи с чем им были внесены изменения в подписанный мной документ.  

А изменения, выявленные мною, были следующего характера:

- количество ран уменьшилось с 4-х до 3-х;

- уменьшен размер ширины одной раны с 2.0 см до 1.0 см.

В ходе операции был отмечен разрыв сердечной сорочки (перикард), сведения о которых исчезли во втором варианте Хода операции. (приложение 5)

Для информации хочу сообщить, что расстояние от кожного покрова до сердечной сорочки у взрослого человека составляет не менее 6-8 сантиметров в то время, как глубина и дно ран не отражены в ходе операции.

Сразу, после операции, 03 августа, родственникам было сообщено о повреждении третьего ребра слева, о чем также отсутствовала запись в обоих вариантах Осмотра.

Я сам чувствовал повреждение третьего ребра слева (крепитация, подвижность и боль при кашлях).

Повреждение третьего ребра слева подтвердилось по результатам проведенного КТ грудной клетки от 08.08.2021г.

На отмеченные выше замечания я не получил должного ответа, что подтверждается аудиозаписью нашего разговора. В ходе разговора Омар И.Б. промолвился, что предвидел такой исход, о чем предупредил еще тогда Володю. Вероятнее всего Омар И.Б. имел в виду заведующего хирургическим отделением Володю Шарданова, оперировавший меня вместе с Омар И.Б в ту ночь.

Помимо этого, он не смог объяснить, почему в обоих вариантах Осмотра не отражено «дно раны», характеризующий глубину проникновения. Врач с многолетним стажем не мог по ошибке или по незнанию не отразить в Осмотре сведения, являющиеся обязательными для занесения.

После нашего разговора, счел невозможным продолжение дальнейшего лечения в данном медицинском учреждении, в связи с чем подал заявление на имя главного врача больницы Эштрекова М.С., с указанием причин перевода в республиканскую клиническую больницу. (приложение 4)

Из всего вышеизложенного, напрашивается вывод, что путем внесения заведомо ложных данных и сокрытие сведений, имеющих важное юридическое значение для настоящего уголовного дела, осуществляется попытка уменьшения степени опасности совершенного преступления и тяжести причиненного здоровью вреда, что непосредственно может отразится на оценке квалификации статьи УК РФ.

Уменьшение размеров ширины полученных ран и отсутствие записи в Осмотре об их глубине, также способствуют сокрытию реального орудия совершения преступления, который до сих пор не установлен. Необходимо отметить, что в материалах уголовного дела орудием преступления фигурирует перочинный нож - меньший по размеру ножа, которым было совершенно преступление. В действительности, удары мне были нанесены большим ножом с широким лезвием и длинной рукояткой. Место события конфликта имело хорошее уличное освещения, что позволяло видеть формы и размер орудия преступления.

Хочу отметить, что Маремкулов Б.Х., бывший сотрудник правоохранительных органов, ранее был осужден дважды, и последний раз по ст.112 УК РФ (Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью).

Несмотря на наличие неопровержимых доказательств, подтверждающих вину Маремкулова Б.Х. (включая его признание в содеянном), до сих пор в отношении него не вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Начиная со стадии дознания, идет попытка скрыть доказательства и реальные обстоятельства произошедшего: замена орудия преступления, изменение показаний свидетелей и т.д. Следствие не приняло никаких мер по задержанию подозреваемого, несмотря на тот факт, что он скрылся в ту ночь с места события, избавился от орудия преступления, не принял никаких мер по оказанию мне помощи - отказался предоставить свой автомобиль для доставления в больницу тяжело раненного, находящегося в критическом состоянии. За прошедшее время брат Маремкулова Б.Х.  два раза посещал меня в больнице, пытался оказать давление. В ходе последнего визита заявил, что я осознанно не выписываюсь из больницы, что по его выражению, тем самым пытаюсь усугубить степень тяжести вреда, причиненного моему здоровью, что, разумеется, не соответствует действительности.  Полученные мной травмы, представляли реальную угрозу моей жизни, и лишь благодаря своевременно оказанной медицинской помощи я остался жив.

Маремкулов Б.Х. не сожалел о содеянном и визиты его брата не связаны с тем, чтобы загладить вину. Он преследует лишь одну цель – уйти от уголовной ответственности, и опасения связаны лишь с тем, что возможно в этот раз, не удастся отделаться условным сроком, как ранее дважды судимого.

Напрашивается вопрос: Указанные выше обстоятельства разве не являются достаточными для привлечения Маремкулова Б.Х. в качестве обвиняемого и применении меры пресечения в виде заключения под стражу?  Столь длительный время без предъявления обвинения, можно объяснить только тем, что уголовное дело пытаются «спустить на тормозах».

Нет сомнения, что без Вашего вмешательства надеется на объективное, законное, справедливое расследование данного уголовного дела не представляется возможным. В связи с чем, прошу адресатов моей жалобы принять меры по защите моих прав и законных интересов, содействовать в привлечении виновного к уголовной ответственности и препятствовать фальсификации уголовного дела, по которому я прохожу потерпевшим.

 

 
С уважением,
Шокуев А.Х.                                                                              
 
«13» августа 2021г.
 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1490
Кол-во просмотров материалов
7016149