Невестка и двое внуков жительницы Кабардино-Балкарии Мадины Налоевой находятся в иракской тюрьме в ожидании суда. Обращения к властям с просьбой вернуть детей домой остались без реакции, констатировала женщина.

Жительница Кабардино-Балкарии Мадина Налоева попросила помощи для семьи своего сына Нодара, оказавшейся в плену в Ираке. Жена Нодара Айша и двое их малолетних детей находятся в иракской государственной тюрьме в городе Талль-Афар в ужасных условиях, сообщила женщина корреспонденту "Кавказского узла".

По словам Налоевой, все ее попытки вернуть в Россию хотя бы внуков пока остались тщетными. О судьбе сына жительница Кабардино-Балкарии ничего не знает. Отъезд сына на Ближний Восток она связывает с тем, что в Кабардино-Балкарии он подвергся преследованию со стороны силовиков по неизвестной ей причине.

 

Пытки током и отъезд в Сирию

"Мы всей семьей жили и работали в Москве, а осенью 2014 года вернулись в Нальчик. Невестка приехала раньше, а мы с сыном добирались на машине. Когда мы еще были в дороге, невестка позвонила мне и сообщила, что пришли незнакомые люди. Эти люди представились сотрудниками ЖЭКа и устроили ей допрос - спрашивали, носит ли Нодар бороду, с кем общается", - рассказала Мадина Налоева корреспонденту "Кавказского узла".

В конце октября 2014 года Нодар вернулся в Нальчик и отправился на своей машине на встречу с человеком, который обещал ему работу. В течение следующих двух дней близкие не знали о его местонахождении и искали его, обращались в правоохранительные органы.

"Вернулся он весь избитый, сказал, что подрался с силовиками. Как оказалось, сына задержали по дороге в Нарткалу, в районе поселка Адиюх, били и пытали током. Что они от него хотели, я не знаю. Мы сняли побои и обратились в следственное управление, было возбуждено уголовное дело по факту применения пыток. Везде, куда мы ходили, за нами следовала машина с силовиками, они неприкрыто за нами следили. Тогда же я обратилась в Правозащитный центр Кабардино-Балкарии, к Валерию Хатажукову, рассказала о ситуации, но письменного заявления не оставила. Знакомый посоветовал Нодару "валить отсюда", и он принял решение вернуться в Москву", - пояснила Мадина Налоева.

Нодар уехал вместе с женой и ребенком в Москву 1 января 2015 года. О том, почему ее сын примерно через месяц после этого решил выехать в Сирию, мать не знает. По словам женщины, ее сын принял ислам примерно за полгода до возвращения в Кабардино-Балкарию и не помышлял тогда ни о каких поездках на Ближний Восток. "Он бы меня просто так ни за что не оставил", - утверждает Налоева.

По предположению матери, мужчина мог попасть под влияние вербовщиков, узнавших каким-то образом о его преследовании в Кабардино-Балкарии. В феврале 2015 года Нодар с беременной женой и одним ребенком уехал в Египет, а позднее он один перебрался в Турцию, попытавшись уговорить жену вернуться в Россию. Айша отказалась возвращаться и последовала за ним сперва в Турцию, а затем в Сирию, где у них родился второй ребенок.

Как утверждает Мадина Налоева, через некоторое время Нодар предпринял попытку вернуться в Турцию, но на границе их с женой задержали, изъяли документы и уничтожили. Семья оказалась на территории запрещенной в России судом террористической организации "Исламское государство" в Ираке, откуда уже не смогла выехать. По телефону Нодар сообщал матери, что они получают 100 долларов в месяц и этих денег не хватает даже на продукты.

В заключении семья находится с августа 2017 года. По словам Налоевой, в ходе последнего разговора сын сообщил ей, что они находятся в окружении курдского ополчения в городе Талль-Афар, в 50 километрах от Мосула.

"28 августа мы разговаривали последний раз, а 30 августа они попали в плен и были доставлены в Пешмергу, на территорию иракских курдов. Женщин с детьми поместили в отдельную тюрьму", - рассказала Налоева корреспонденту "Кавказского узла".

 

Налоева посетовала на отсутствие реакции властей

Находясь в заключении у курдов, невестка иногда выходила на связь по телефону, но в феврале 2018 года, когда плененных женщин и детей перевели в государственную тюрьму Ирака, связь с ней тоже прервалась. Женщинам предъявлено обвинение в незаконном пересечении границы и терроризме. По иракским законам, им может грозить пожизненное заключение или смертная казнь.

17 апреля уроженки Дагестана Алиса Исмаилова и Эльвира Магомедханова были приговорены судом в Ираке к пожизненному заключению по обвинению в причастности к ИГ*. В конце апреля суд в Ираке приговорил к пожизненному заключению еще 19 россиянок. Нескольких женщин, в том числе гражданок Азербайджана, в Ираке приговорили к смертной казни.

Приговора суда в отношении Айши пока нет, отметила Налоева. По ее информации, дети до трех лет могут находится в тюрьме с матерями, а потом их передают в приют. Российских адвокатов к участию в процессе не допускают, а иракские юристы требуют гонорар в размере 23 тысяч долларов, этих денег у семьи нет.

Мадина Налоева обращалась в российские инстанции, которые занимаются возвращением детей и женщин с Ближнего Востока. После того, как президент России Владимир Путин в декабре 2017 года назвал работу главы Чечни Рамзана Кадырова в этом направлении "правильным и благородным делом", Налоева обратилась к Кадырову, но ответа пока не получила. 5 апреля она участвовала в пикете у посольства Ирака в Москве вместе с другими женщинами, чьи дочери оказались на Ближнем Востоке. "Мы провели пикет у стен посольства, просили власти Ирака о снисхождении", - рассказала она.

От невестки Мадина Налоева узнала, что в одной с ней тюрьме была как минимум еще одна жительница Кабардино-Балкарии, мать троих детей. По словам Налоевой, в Кабардино-Балкарию, в отличие от Чечни и Дагестана, с Ближнего Востока не вернули пока ни одну женщину.

В республиках Северного Кавказа по-разному относятся к женщинам, которые вернулись домой с территории "Исламского государства"* - в Чечне они живут обычной жизнью, а в Дагестане и Ингушетии к ним и их семьям особое отношение. Некоторые жительницы Дагестана после возвращения были заключены под стражу и осуждены.

 

Правозащитник напомнил о деле Ислама Гугова

Руководитель Правозащитного центра Кабардино-Балкарии и член республиканской комиссии по адаптации бывших боевиков к мирной жизни Валерий Хатажуков подтвердил, что Мадина Налоева обращалась к нему с жалобой на преследование сына. У местных правозащитников нет информации о том, сколько человек вернулось из Сирии или Ирака в республику - ни в Правозащитный центр Кабардино-Балкарии, ни в комиссию по адаптации по этому вопросу никто не обращался, сообщил Хатажуков корреспонденту "Кавказского узла".

По словам Хатажукова, единственный факт, получивший огласку – возвращение из Сирии Ислама Гугова. Его обращение рассматривалось адаптационной комиссией, которая решила помочь Гугову и ходатайствовала о снисхождении для него.

Как писал "Кавказский узел", Ислам Гугов добровольно вернулся из Сирии в Россию, поверив обещаниям силовиков, что останется на свободе, однако в аэропорту Нальчика его задержали. Заявление Гугова о явке с повинной было изъято и в деле не фигурировало.

12 октября 2016 года Нальчикский горсуд в первый раз признал Гугова участником незаконного вооруженного формирования (ч.2 ст.208 УК РФ), приговорив его к трем годам лишения свободы. 27 декабря 2016 года Верховный суд Кабардино-Балкарии отменил приговор и направил дело на новое рассмотрение в ином составе суда.

4 сентября 2017 года Нальчикский горсуд повторно признал Гугова виновным, снова приговорив его к трем годам колонии. 21 ноября 2017 года коллегия Верховного суда Кабардино-Балкарии отменила приговор и направила дело на новое рассмотрение в Нальчикский горсуд в ином составе на основании "небрежного оформления протокола" судебного процесса.

20 апреля 2018 года Верховный суд Кабардино-Балкарии в третий раз рассмотрел жалобу на приговор Исламу Гугову, осужденному после добровольного возвращения из Сирии, и вновь отменил приговор, на этот раз прекратив уголовное дело, сообщил 24 апреля Правозащитный центр "Мемориал".

Основанием для прекращения дела Гугова стало примечание к статье 208 УК РФ, согласно которому человек может быть освобожден от уголовной ответственности за впервые совершенное преступление при условии, что он добровольно прекратил участие в незаконном вооруженном формировании и сдал оружие.

Вместе с тем в отношении Гугова возбуждено еще одно уголовное дело по части 2 статьи 205.5 (участие в деятельности террористической организации) и статье 205.3 (прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности) УК РФ. Оно рассматривается в Северо-Кавказском окружном военном суде.

Правозащитник убежден, что властям следовало проявить снисхождение к мужчине и прекратить его преследование. "Я считаю, что достаточных оснований для возбуждения этого уголовного дела в отношении Ислама Гугова не имеется", - отметил Валерий Хатажуков.

"Кавказский узел" публикует на тематических страницах "Дорога домой: на Кавказ после ИГ", "Сирия в огне" и "Кавказ под прицелом халифата" материалы о влиянии войны на Ближнем Востоке на регионы Кавказа. В разделе "Справочник" также размещена справка "Выходцы с Кавказа в рядах ИГИЛ"*.

* "Исламское государство" (ИГ, ранее - ИГИЛ) признано террористической организацией и запрещено в России решением суда.

 

 

Автор: Людмила Маратоваисточник: корреспондент "Кавказского узла"

Источник: http://www.kavkaz-uzel.eu/articles/320372/
© Кавказский Узел


 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
921
Количество просмотров материалов
2289657