12 апреля в Государственную Думу был внесен проект закона о добровольном изучении национальных языков России. Законопроект предполагает, что изучение национальных языков республик должно быть по желанию школьников и их родителей, но не в ущерб освоению государственного языка Российской Федерации.

22 апреля гуманитарная интеллигенция Кабардино-Балкарии направила обращение к президенту России, Госдуме, правительству и Совету Федерации, в котором указала на недопустимость этого закона, который грубо нарушает конституционные права национальных меньшинств России. 23 апреля это обращение было опубликовано, а в течение нескольких дней в интернете были опубликованы аналогичные обращения национальных интеллигенций Северной Осетии, Ингушетии, Дагестана и Карачаево-Черкесии. 12 мая на лентах было опубликовано обращение к федеральным властям из Адыгеи.

Закон как бы предполагает, что из-за усиленного изучения региональных языков страдает государственный, то есть русский язык. На деле же все совсем наоборот, говорит подписант обращения, кабардинский писатель, доктор филологических наук Мадина Хакуашева – с русским как раз все в порядке, ему ничто не угрожает, а исчезают языки малых народов:

 «После того как ЮНЕСКО объявило все северокавказские языки умирающими или исчезающими, почему Госдума ужесточает еще больше языковую политику, которая обязательно приведет к умерщвлению национальных языков. Это неизбежно, если они будут образовывать детей в еще худшем режиме, чем было. Мы не могли согласиться даже с теми реформами, которые были раньше, – это два-три часа в неделю, а сейчас нам фактически предлагают факультативное обучение языкам. Это будет именно так, и все будут отказываться – это будет именно так, потому что никто лишней нагрузки для детей не хочет. Это не вопрос выбора родителей, это только вопрос языковой политики».

Представьте себе, говорит Мадина Хакуашева, если бы и другие предметы можно было точно так же выбирать. Школьники, которые избрали для себя гуманитарную профессию, отказывались бы от точных наук, а те, кто решил посвятить себя, например, физике или химии, игнорировали бы историю и литературу. И родители бы этому не препятствовали – с одной стороны, чтобы не портить аттестат, а с другой, чтобы ребенок лучше подготовился к вступительным экзаменам по «нужным предметам».

По словам Мадины Хакуашевой, родной язык деградирует и без этих нововведений Госдумы. Люди переезжают из аулов в город, так исчезает стихия родного языка, а работающие с утра до ночи родители неспособны закрыть эту брешь. Мадина Хакуашева приводит пример, как ее знакомые филологи специально ходили три часа по центру Нальчика и ни разу не услышали, чтобы кто-то разговаривал на кабардинском.

Еще один подписант обращения, руководитель Кабардино-Балкарского правозащитного центра, член инициативной группы «За сохранение родных языков в обязательной части учебных планов общего образования» Валерий Хатажуков указывает на одно важное, по его мнению, обстоятельство. В Татарстане на защиту национального языка встал парламент республики, тем самым подтвердив назначение органа, представляющего интересы народа. А вот в республиках Северного Кавказа местные власти отошли в сторонку, делают вид, что не замечают ни инициатив центра, ни реакции местного общества. Правда, говорит правозащитник, после того как в республике поднялась волна возмущений, свое одобрение законопроекта отозвала депутат Госдумы от КБР Ирина Марьяш. Однако, по мнению местной интеллигенции, этого недостаточно, говорит Валерий Хатажуков:

«Представители интеллигенции, которые поставили свои подписи под этим обращением, требуют, чтобы все ветви республиканской власти консолидировано выступили против этого законопроекта. Наши республики, в частности, Кабардино-Балкария, – это форма самоопределения кабардинского и балкарского народа внутри России. Одна из главных задач этих образований – сохранение культурной идентичности народов, в том числе, сохранение родного языка, дальнейшее его развитие и расширение сферы применения. Если республики отказываются решать эти задачи, то они не нужны. Поэтому мы считаем, что власти Кабардино-Балкарии обязательно должны выразить свою позицию по этому вопросу. Иначе совсем непонятно, для чего это государственное образование предназначено, какие задачи оно решает».

В обращении интеллигенции к руководству Кабардино-Балкарии, в частности, говорится (цитирую с сокращениями):

«Законопроект, предлагаемый Государственной Думой, грубо нарушает конституционные права КБР и других национальных республик Российской Федерации, все они – государственные образования, которые имеют законное право на самоопределение внутри России, в том числе, на выбор модели по сохранению и развитию родных языков. На этом основании мы категорически возражаем против принятия данного законопроекта, требуем незамедлительно снять его с повестки, так как помимо деструктивности, нацеленной на окончательное нивелирование национальных языков, он способен серьезно дестабилизировать общественно-политическую обстановку многонационального государства.

Если мы потеряем национальные языки, то исчезнут национальные литературы, культуры и республики как таковые. Законопроект, предлагаемый Государственной Думой, нацелен именно на это. Мы, специалисты-филологи, представители общественности, убеждены, что все ветви власти Кабардино-Балкарии обязаны консолидировано выступить против принятия Государственной Думой законопроекта №438863-7 о добровольном обучении родным языкам, который является деструктивным антинародным документом и противоречит Конституции РФ и Кабардино-Балкарской Республики.

Мы знаем, что в защиту родных языков на всех уровнях выступили представители Татарстана и других республик РФ, в том числе, Северного Кавказа. Если мы сегодня не объединим усилия органов власти, общественности, научной и творческой интеллигенции, кабардинский и балкарский языки исчезнут в течение нескольких десятков лет».

И все же ситуация небезнадежна, считает Мадина Хакуашева, в мире есть масса примеров возрождения исчезающих языков, и лучший из них – Израиль, где реанимировали, по сути, мертвый язык иврит и сделали его государственным, на котором сейчас говорит 10 миллионов человек:

«При наличии политической воли и правильной организации и методах формирования языковой среды все еще можно сделать так, чтобы язык был реанимирован, в частности, кабардинский, балкарский. Но у нас нет этой политической воли, потому что на федеральном уровне в этом не заинтересованы – вот в чем проблема. Мы можем только догадываться о мотивах таких странных, мягко говоря, законопроектов, но, по сути, у меня в голове не укладывается, какая воля всем этим движет. Это просто какой-то дьявольский умысел».

 

источник:https://www.ekhokavkaza.com/a/29226611.html


 

 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
921
Количество просмотров материалов
2289664