Многие жители Адыгеи и Кабардино-Балкарии выступают против перевода обучения родным языкам на добровольную основу, заявили опрошенные "Кавказским узлом" адыгейские ученые. По их мнению, недовольство людей может привести к созданию нового общественного движения.

Как писал "Кавказский узел", 130 деятелей науки и культуры Кабардино-Балкарии выступили против законопроекта о добровольном изучении национальных языков и обратились 23 апреля с заявлением об угрозе исчезновения кабардинского и балкарского языков к федеральным властям. Доктор филологических наук Мадина Хакуашева и правозащитник Валерий Хатажуков заявили, что факультативное изучение национальных языков приведет к исчезновению народов Кабардино-Балкарии и самой республики, а в ближайшей перспективе может спровоцировать конфликты. 27 мая в Нальчике состоялся "круглый стол", участники которого заявили о несостоятельности языковой политики в республике и пожаловались на отсутствие внимания властей к проблеме обучения кабардинскому и балкарскому языкам.

Ситуация с положением родных языков в Адыгее и Кабардино-Балкарии имеет много общего, считает заместитель председателя общественной организации "Адыге Хасэ" Краснодарского края Аскер Сохт.

"В двух республиках многие годы идет активное обсуждение вопроса об увеличении количества часов преподавания родных языков. Несмотря на то, что и в КБР, и в Адыгее есть национальные театры, СМИ на родных языках и так далее, в обеих республиках количество часов в школах сокращается. Это очень волнует две республики и, в целом, объединяет общественности Адыгеи и КБР", – сказал 5 июня корреспонденту "Кавказского узла" Сохт.

По его словам, в Адыгее и КБР есть проблема сохранения обязательного изучения родных языков.

"Вообще родные языки входят в систему школьного образования Адыгеи и КБР, но одна из общих проблем – недостаточное количество часов их преподавания. Другая общая проблема – сохранение обязательного изучения родных языков носителями языка. В Адыгее и КБР изучение адыгейского, кабардинского и балкарского языков не носит обязательный характер для не носителей языка. Скажем, русские дети в Адыгее изучают адыгейский язык исключительно добровольно", – сказал Сохт.

Он отметил, что в Адыгее и в Кабардино-Балкарии необходимо сохранить обязательное изучение родных языков носителями.

"Собственно, инициатива интеллигенции Адыгеи и КБР направлена на то, чтобы сохранить существующий статус-кво. То есть носители языка изучают родные языки на обязательной основе, а остальные – по желанию. Общим является также то, что в двух республиках языки преподают специалисты, получившие профильное образование и прошедшие переподготовку", – объяснил он.

"Единственная разница в том, что в КБР помимо русского есть два государственных языка – кабардинский и балкарский. Соответственно, они изучаются кабардинским и балкарским населениями. Других принципиальных различий (с Адыгеей – прим. "Кавказского узла") не существует. Система изучения родных языков досталась от СССР и, по существу, без изменений осталась до сих пор. На федеральном уровне. Есть еще один момент, который отличает Адыгею и КБР от других республик, например от Чечни и Татарстана. В этих республиках пока не издано новое поколение учебно-методической литературы, которая должна соответствовать Федеральному государственному стандарту и должна быть в бумажном, электронном виде, а также на аудио-носителях. Не все субъекты РФ успели подготовить такие комплекты учебников. КБР и Адыгея – в их числе", – рассказал Сохт.

На SMS-сервис "Кавказского узла" поступило сообщение о притеснениях учителя Марьям Баговой из-за несогласия с изъятием из учебного процесса кабардинского языка. "Известный в КБР учитель Марьям Багова подвергается нападкам и травле директора гимназии, где она работает", – написал автор сообщения.

 

Кавказоведы прогнозируют существование кабардинского языка еще 30-50 лет, а адыгского еще меньше

Адыгея и Кабардино-Балкария в плане изучения родных языков ничем не отличаются, считает доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник отдела адыгской филологии Кабардино-Балкарского института гуманитарных исследований Мадина Хакуашева.

"Практически это один и тот же народ, просто разные субэтносы. После русско-кавказской войны эти субэтносы приобрели разные географические территории, и образовались Адыгея, Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария. Этот исторический экскурс показывает, что нет никаких различий", – сказала Хакуашева корреспонденту "Кавказского узла".

Кавказская война, которая длилась с 1763 по 1864 год, поставила адыгские народы на грань полного исчезновения. После войны и массовой депортации адыгов в Османскую империю на родине их осталось немногим более 50 тысяч человек. Черкесские организации настаивают на том, что власти России должны принять решение о признании геноцида черкесов во время Кавказской войны.  

По ее словам, принципиальных различий в преподавании родных языков нет, но есть некоторые нюансы.

"Кавказоведы прогнозируют существование кабардинского языка где-то еще 30-50 лет, а существование адыгского, по их мнению, еще меньше. Одной из причин этого является большая ассимиляция черкесов, так как всего десять процентов проживают на исторической родине. И ограничение изучения родных языков – один из факторов, который способствует ассимиляции", – сказала Хакушева.

Она также добавила, что принятие закона о добровольном изучении родных языков несет негативные последствия для Адыгеи и Кабардино-Балкарии.

 

Общественность Адыгеи заявила о вероятности радикализации молодежи из-за принятия поправок

В мае представители общественности Адыгеи и Кабардино-Балкарии независимо друг от друга направили письма в адрес руководства республик и Российской Федерации. 

В этих письмах, которые опубликованы на сайте общественной организации "Кабардино-Балкарский региональный правозащитный центр", отмечается, что родные языки на Северном Кавказе относятся к вымирающим и находятся на грани исчезновения, и если изучение родных языков будет добровольным, то на грани исчезновения окажутся не только национальные языки, но и культуры.

Глава Кабардино-Балкарского правозащитного центра Валерий Хатажуков опубликовал 20 января на сайте организации обращение к главе республики Юрию Кокову. Правозащитник рассказал о том, что в одной из школ Нальчика учащимся 10-11-х классов раздали анкеты, в которых содержалось заявление о добровольном отказе от изучения родных языков и литературы

В обоих письмах отмечается недопустимость отдавать на откуп родителям изучение родных языков, так как родители будут делать выбор в пользу тех предметов, по которым детям надо сдавать экзамены. Также говорится, что в случае введения добровольного изучения родных языков, количество людей, знающих их, сократится.

"Добровольность в изучении родного языка опасна и для российской государственности в целом. Подобный подход к национальным языкам бумерангом ударит и по функционированию русского языка", – пишут представители общественности Адыгеи в письме, которое подписали 98 человек, среди которых ученые, журналисты, деятели культуры. 

Представители общественности Кабардино-Балкарии в письме, которое подписали более 135 человек, среди которых ученые, врачи, журналисты, учителя, деятели культуры, в свою очередь выражают недоумение, почему они не могут рассчитывать на изучение родных языков в местных школах.

"Мы, представители национальных республик, искренне разделяем протестные настроения, направленные на сохранение русского языка в Латвии и Украине. Но почему родители нерусских национальностей РФ не могут рассчитывать на обучение своих детей в школах на родном языке в собственных национальных республиках? Ведь предлагаемая модель "добровольного" обучения означает возвращение к факультативному образованию, которое привело в свое время к резкой деградации родных языков", – пишут они.

В своем письме представители общественности Адыгеи также заявляют о возможности радикализации молодежи в случае принятия поправок, а также о протестных настроениях среди тех адыгов, которые недостаточно хорошо владеют родным языком.

 

В Адыгее крайне недовольны законопроектом о добровольном изучении родных языков

Интеллигенция Адыгеи предупреждает о возможных акциях протеста, так как в Адыгее в решении проблемы языка заинтересованы практически все слои общества, и они крайне недовольны законопроектом о добровольном изучении родных языков, заявил Аскер Сохт.

"Система преподавания родного языка имеет восьмидесятилетнюю историю, и возникает вопрос, почему именно сейчас вдруг государство решило изменить эту систему. Логичного ответа на этот вопрос не существует, и закономерно, что общество выражает свое недовольство этими действиями. Принятие закона может стать причиной протестов не только в Адыгее, но и в других республиках", – сказал Аскер Сохт.

Он уверен, что сохранение национальных языков и национальных культур – это обязанность государства.

"И когда эта обязанность не исполняется, то общество как-то должно реагировать на ущемление своих прав. Ведь речь идет о лингвистических правах коренного населения РФ. Поправки несут потенциальную опасность крупных протестов", – отметил он.

 

Государство должно брать на себя обязанность сохранять национальные языки

Формирование широкого общественного движения против законопроекта Госдумы возможно на основе адыгского и кабардино-балкарского движения, считает проректор Адыгейского государственного университета, доктор философских наук Фатима Тугуз

"Я понимаю, что это довольно сложная задача, но это вполне возможно при условии, если у всех будет одинаковое понимание задачи. Общественность, собственно говоря, неоднородна. Эта тема очень сложная. Кто-то верит в возможность добиться результата с помощью общественного движения, а кто-то – нет. При этом нельзя насильно кого-то заставлять участвовать в движении", – сказала Фатима Тугуз корреспонденту "Кавказского узла".

Она отметила, что не хочет брать на себя ответственность и заявлять, что общества Адыгеи и Кабардино-Балкарии консолидированы в вопросе изучения родных языков.

"Я бы не хотела брать на себя такую ответственность и говорить от имени общественности двух республик. Одно дело, когда вашу позицию разделяет ближайший круг ваших коллег, а другое дело, когда ты говоришь о процессах в другой республике. Факт остается фактом, что многие люди неравнодушны к этой проблеме", – отметила она.

Фатима Тугуз также отметила, что государство должно брать на себя обязанности в плане сохранения национальных языков, и было бы хорошо, если бы эти обязанности были эффективно продуманы и реализованы. В этом случае, по ее мнению, проблема изучения родных языков была бы решена.

 

Общественное движение по сохранению обязательно изучения родных языков возможно

Письма интеллигенции Адыгеи и Кабардино-Балкарии могут стать началом широкого общественного движения против принятия законопроекта о добровольном изучении родных языков, считает главный режиссер Национального театра Адыгеи Касей Хачегогу.

"Это, скорее, политический вопрос, но я считаю, что такое развитие возможно. Если язык пропадет, то все народы пропадут. На Кавказе не останется ни одного народа. Я – руководитель Национального театра Адыгеи и не представляю театр без родного языка. Для нас в целом язык на первом месте, поэтому большое общественное движение вполне возможно", – сказал корреспонденту "Кавказского узла" Хачегогу. 

По его словам, проблема родных языков может консолидировать общество на всем Северной Кавказе.

"Проблема родных языков – это вопрос, который может консолидировать общество не только в Адыгее, но и во всем Северном Кавказе. Я недавно ездил по республикам Северного Кавказа, и везде люди были всерьез обеспокоены законопроектом. К великому сожалению, все общественные движения заканчиваются провалом. Но я надеюсь, что наше движение будет результативным, так как проблема языка – совершенно особый случай", – отметил он.

Он также выразил уверенность, что нежелание народов Северного Кавказа терять свой язык станет поводом для протестов, если законопроект будет принят.

 

Общественность рассчитывает на поддержку главы Адыгеи

Помимо интеллигенции, и другие слои обществ Адыгеи и Кабардино-Балкарии заинтересованы в решении языковой проблемы, в связи с чем возможно широкое общественное движение против законопроекта, считает этнограф из Адыгейского госуниверситета Раиса Унарокова.

"Мы написали много писем. Интеллигенция, и в целом общественность, делает все от себя зависящее для того, чтобы этот законопроект не был принят. Сейчас необходимы люди, которые могут возглавить общественные движения против законопроекта в республиках Северного Кавказа", – сказала Унарокова корреспонденту "Кавказского узла".

При этом она сомневается, что государство услышит их голос.

"Не знаю, как на федеральном уровне, но глава Адыгеи в целом держит проблемы изучения языка в центре своего внимания. Мы рассчитываем также на его поддержку, и надеемся, что он тоже будет против этого законопроекта", – отметила она.

 

Движение против законопроекта уже возникло и в Адыгее, и в Кабардино-Балкарии

Общественное движение против принятия законопроекта уже возникло, заявил кандидат исторических наук Марат Губжоков.

"Такое движение в Адыгее и КБР уже возникло, но сложно сказать, может ли оно привести к формированию аналогичных движений на всем Северном Кавказе. Но не исключаю, что борьба против законопроекта как раз таки будет тем стимулом, который объединит все народы Северного Кавказа", – сказал Марат Губжоков корреспонденту "Кавказского узла".

По его словам, законопроект по добровольному изучению родных языков неприемлем для национальных республик.

"Принятие законопроекта недопустимо. Учитывая, сколько появилось обращений и писем с просьбой предотвратить принятие законопроекта, можно сказать, что он неприемлем для всех народов Кавказа. Нам остается только надеяться, что с помощью общественного давления возможно будет добиться отмены принятия законопроекта", – отметил Губжоков.

 

Автор: Гор Алексанянисточник: корреспондент "Кавказского узла"

Источник: http://www.kavkaz-uzel.eu/articles/321345/
© Кавказский Узел


 

 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
921
Количество просмотров материалов
2287673