7 ноября в Нартане был избит член созданной в селе общественной комиссии по земельным вопросам Адам Медалиев.
У входа в домовладение его ждали двое неизвестных в мас­ках с битами, ударная часть которых была обтянута тканью. Третий не выходил из черной «Приоры» без номеров. Нападавшие пытались сбить его с ног ударами биты, но ему уда­лось выскользнуть. Оторвав­шись от преследователей, он оказался за невысоким забором, где лежали крупные камни. Когда первый получил удар камнем, второй не решился про­должить нападение. Оба побе­жали к легковушке. Медалиев попытался догнать их на своей машине, но они были уже дале­ко...
Вместе с односельчанином Ибрагимом Ягановым, оставив машину у своего дома на ул. Атажукина в Нальчике, Медалиев около 19 часов напра­вился в Чегем и написал заявле­ние в полицию.
В 3 ночи проснулся от шума: во дворе горела его машина. Камеры видеонаблюдения за­фиксировали двух человек в капюшонах, поджигавших авто­мобиль. Утром он обратился в УМВД по Нальчику.
Три общественных объеди­нения провели пресс-конферен­цию, в ходе которой Медалиев сообщил, что связывает нападе­ние и поджог с его обществен­ной деятельностью при разре­шении земельных проблем в Нартане.
В 1987 колхоз «Нартан» был преобразован в ОПХ «Нартан», 5472 га его земель перешли в ведение Всероссийской акаде­мии сельскохозяйственных наук, а после распада СССР оказались в федеральной собственности. В 2010 ОПХ «Нартан» обанкроти­лось, вся земля находится в ведении конкурсного управляю­щего, которому ее передало в аренду на 49 лет по очень низ­кой плате территориальное управление Россобственности по КБР. «Основная их цель - растягивать сроки процедуры банкротства и использовать землю, извлекая прибыль. Наша цель - вернуть исторические земли Нартана в собственность органа местного самоуправле­ния», — говорит Медалиев.
В 2017 при поддержке Юрия Кокова удалось изъять у кон­курсного управляющего 710 га и вернуть селу. В арбитражных судах рассматриваются еще три дела по признанию договоров аренды земель конкурсным управляющим ничтожными. По одному делу пройдены две инстанции: первая и апелля­ционная. Они признали догово­ры аренды незаконными. Впереди кассационная инстан­ция. До завершения судебных процедур землю возвратить муниципалитету невозможно.
Медалиев подчеркнул: он был против передачи в аренду вышеназванных 710 га, считая, что необходим иной способ рас­пределения. Однако был объ­явлен аукцион, в котором подавляющее большинство жителей села не могли участво­вать в связи с тяжелым матери­альным положением.
Адам Медалиев обратил внимание: после неоднократных обращений в федеральные структуры при президентстве Медведева было распоряжение главы государства о возвраще­нии федеральных земель муниципалитетам, принято постанов­ление правительства Путина по КБР по этому вопросу: «Но все эти нормативные акты не выполнены. Я не знаю, как надо распределить эти земли в селе, но мы идем к частной собствен­ности: у одних будут тысячи гек­таров, а у других - ничего».
Председатель общественно­го комитета «За мир и межна­циональное согласие в КБР» Жантемир Губачиков отметил, что такая ситуация, как в Нартане, почти в каждом селе в республике: «Обстановка очень острая и связана с тем, что в КБР не была проведена земельная реформа. За последние 10 лет были созданы 3-4 общереспуб­ликанские комиссии по этому вопросу, но ничего не сделано... Мощное сопротивление оказывают крупные арендаторы. Это бывшие и даже настоящие чиновники с подставными лица­ми. Преодолеть это сопротивле­ние невозможно было до сих пор. Думаю, и сегодня тоже не получится».
Говоря о федеральной под­держке сельских товаропроиз­водителей, Губачиков указал, что в последние годы республи­ка «стабильно получает 2 млрд рублей» в качестве субсидии: «Это во многом помогло разви­тию садоводства. Но в части эффективного использования средств возникают большие вопросы».
Руководитель регионального отделения партии «Яблоко» Руслан Кучмезов указал, что по Конституции и федеральному законодательству земля должна быть в собственности сельских поселений. Из сел КБР наблю­дается «сильнейший миграционный отток»: «За первое полугодие по статистике из КБР уехали 8 тыс. человек. Что будет через 10 лет? Мы исчезаем как респуб­лика. В каждом селе у нас имеются пустующие дома...»
Первый заместитель Координационного совета адыг­ских общественных объедине­ний Муаед Чеченов подчеркнул, что такие же проблемы, как в Нартане, в половине сел респуб­лики: «В КБР очень опасная ситуация, когда, как в адыгской пословице, «один с девятью тулупами, а девятеро вовсе без него». Я был членом республи­канской комиссии по земельной реформе десять лет назад. Дальше общеполитической дис­куссии мы не продвинулись. Потом комиссию распустили. А сейчас в этом вопросе нет ника­кой публичности».
Чеченов подчеркнул, что необходимы такие решения, которые обеспечили бы доступ основной массы сельского насе­ления к земле, чтобы они сами были заняты и могли прокор­мить семью: «Если этого нет, то происходят другие вещи: волне­ния, примыкание к радикаль­ным движениям...»
Говоря о двух миллиардах рублей ежегодных субсидии на сельское хозяйство, Чеченов задался вопросом:
 «Сколько субъектов малого предпринима­тельства можно было бы под­держать на начальном этапе на эти деньги? Я думаю, немало. Давайте посмотрим, куда они идут. В этом вопросе гласность, публичность должна быть абсо­лютная».
Чеченов обратил внимание на то, что сельсовет Нартана не захотел вступать в арбитражные споры по земле, хотя Медалиев и другие жители села настаива­ли на этом: «Почему? Это инте­ресно».
Руководитель республикан­ского правозащитного центра Валерий Хатажуков заявил, что Адам Медалиев является экс­пертом центра по земельным вопросам и проблемам местного самоуправления: «Мы более- менее знаем тех, кто мог это совершить, и все свои ресурсы используем на то, чтобы они получили по заслугам. Мы полу­чили сигнал от главы республи­ки. Он взял это дело под личный контроль, мы готовы взаимо­действовать».
 
 
 Михаил Поляков

 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
967
Количество просмотров материалов
2663822