Анзор Ажахов, осуществ­ляющий защиту своего отца, бывшего председате­ля правления КБ «Бум-Банк» Каншоби Ажахова , обратился в Адвокатскую палату Кабардино-Балкарии, к министру внутренних дел республики, в Следственное управление МВД. По его мнению, следствие пытает­ся создать юридические условия для его отвода.

Законодательство исключает участие в деле адвоката, допро­шенного ранее в качестве свиде­теля. В то же время, согласно УПК РФ, адвокат не может быть допрошен об обстоятельствах, ставших ему известными в про­цессе защиты по этому делу, - если только об этом не ходатай­ствовал подзащитный.

По сведениям Анзора Ажахова, руководитель след­ственной группы - заместитель начальника следственной части СУ МВД по КБР Руслан Уянаев 3 апреля подписал повестку о вызове его на допрос: «Со слов Уянаева, мой допрос ему не нужен, но он должен это сделать по требованию заместителя начальника отдела прокуратуры КБР по надзору за уголовно-процессуальной деятельностью органов внутренних дел и служ­бы судебных приставов, так как я «достал прокуратуру своими жалобами». В случае неявки на допрос он собирается подверг­нуть меня приводу».

Анзор Ажахов убежден, что действия представителей след­ственных органов незаконны, так как существует определение Конституционного суда РФ: «Запрет допрашивать адвоката... распространяется на обстоятельства любых событий - без­относительно к тому, имели ли они место после или до того, как адвокат был допущен к участию в деле в качестве защитника обвиняемого». В другом опреде­лении КС РФ отмечает: я, что правило, в соответствии кото­рым адвокат не может защи­щать, если уже был допрошен как свидетель, «не может пре­пятствовать участию в уголов­ном деле избранного обвиняе­мым защитника, ранее не допрашивавшегося в ходе про­изводства по делу, так как исключает возможность допроса последнего в качестве свидетеля об обстоятельствах и фактах, ставших ему известными в рам­ках профессиональной деятель­ности по оказанию юридической помощи, независимо от времени и обстоятельств получения им таких сведений»

«Не важно, когда мне стали известны любые обстоятельства по уголовному делу, — подчер­кивает Анзор Ажахов. — У меня в любом случае есть свидетель­ский иммунитет. Кроме того, я не собираюсь создавать доказа­тельства виновности своего отца. Отделить сведения, кото­рые мне были известны до нача­ла защиты моего доверителя, от сведений, полученных в ходе осуществления защиты, невоз­можно...»

Запрос по поводу «возмож­ных действий в сложной этиче­ской ситуации» Ажахов напра­вил в совет Адвокатской палаты КБР.

В ответе президента АП КБР Хажисмеля Кумалова говорится: «Ваша явка к следователю для дачи показаний в качестве сви­детеля по уголовному делу, по которому вы являетесь защит­ником обвиняемого, в отсут­ствие письменного разрешения вашего подзащитного на дачу вами таких показаний будет

являться нарушением требова­ний законодательства, регла­ментирующего деятельность адвоката, и Кодекса профессио­нальной этики адвоката».

«Нет сомнений в том, что необходимость отвода адвоката Ажахова А.К. от участия в уго­ловном деле вызвана его прин­ципиальностью и активностью в осуществлении своей профес­сиональной деятельности», — отмечается в заявлении Ад юкатской палаты республики на чмя начальника следственно­го управления МВД по КБР Ахмеда Хандохова.

Анзор Ажахов ссылается на позицию АП КБР в ходатайстве в адрес руководителя следствен­ной группы: «Я не имею права давать какие-либо показания в качестве свидетеля, так как ука­занные действия будут являться грубым нарушением адвокат­ской этики и законодательства об адвокатской деятельности, в результате чего я могу быть лишен статуса адвоката. Указанные обстоятельства также являются уважительной причиной в случае неявки адво­ката на допрос в качестве свиде­теля».

4 апреля Анзор Ажахов обратился в нальчикский город­ской суд с требованием о при­знании действий руководителя следственной группы незакон­ными: «Насколько мне известно, Уянаев уже вынес постановле­ние о моем приводе...» Суд, посчитав, что действия, «относя­щиеся к исключительной компе­тенции следователя», не подле­жат обжалованию, отказал в принятии жалобы. Аналогичная жалоба адвоката Евгения Андриенко к рассмотрению была принята.

 «Целью Уянаева является от­странение моего защитника от участия в уголовном деле из-за его активной позиции по моей защите. Эти действия он осу­ществляет под давлением от­дельных сотрудников УФСБ РФ по КБР, прокуратуры КБР, УЭБ и ПК МВД по КБР и псевдопотерпев­ших - заказчиков сфабрикован­ного уголовного дела... Я не даю согласия адвокату Ажахову на дачу показаний в качестве свиде­теля по уголовному делу в отно­шении меня»,-говорится в заяв­лении Каншоби Ажахова.

По мнению Анзора Ажахова, действия следствия связаны так­же с попыткой отомстить за по­данные им ранее жалобы и отвод следственной группы. В начале ноября 2018 адвокат обращал­ся на имя министра внутренних дел Игоря Ромашкина, указывая на предвзятое отношение стар­шего следователя Артура Кам- биева: «По своей сути указанные действия следователя в отноше­нии пожилого человека, страда­ющего тяжелыми заболеваниями, являются не чем иным, как пыт­кой...» Помимо этого, следова­тель, по словам адвоката, отпу­скал реплики: «Я с вами раньше церемонился...», «Вы способны на подлость», «Вы мне несимпатич­ны», «Вы показали свое истинное лицо»...

«С того момента, как я предо­ставил ордер для защиты Ажахо­ва, я неоднократно получал лич­но от Камбиева и Уянаева недвус­мысленные угрозы в свой адрес- как в здании СУ МВД по КБР, так и на территории СИЗО-1, -что они сделают меня «фигурантом» уго­ловного дела, уберут меня отту­да любым способом...«-указывал адвокат.

Анзор Ажахов приложил ко­пии чата в группе «Полиционеры» в мессенджере WhatsApp, где следователи Камбиев, Кор­кин, Молов, Тохов, Федин и другие 10-15 октября 2018, по его данным, обсуждали обстоятельства ареста Каншоби Ажахова, размещая фо­тографии его близких:

- Непотопляемого Ажахова арестовали в суде... А у кого дело?

- Да ну... Не нужно аваций (здесь и далее орфография и пун­ктуация оригинала-ред.]. Так бы поступил каждый гражданин... У меня дело

-Это Бум-банк?... Ты мужчи­на!))... Дайте мне это дело

-У тебя неприязнь)) тебе нель­зя

- Все нагреты на него походу... Включите меня хотя бы в группу

-П....Ц вы все обрадовались

-Сам, небось, от радости сле­зу пустил))

-Я бы посмотрел на его лицо

- Его лицо было удивлено что так может с ним произойти...

В ответе заместителя началь­ника следственной части - на­чальника отдела Следственного управления МВД по КБР указыва­лось, что «по фактам неэтичного поведения» следователей Следственным управлением МВД по КБР проведена служебная про­верка, по результатам которой на Камбиева, Молова, Федина и Тохова наложены дисциплинар­ные взыскания в виде замечаний.

 

Виктор Сергеев


Газета Юга


 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
1110
Количество просмотров материалов
3650782