Состояние Рустама Кучменова, находящегося в СИЗО в Нальчике и заявившего о пытках, ухудшилось, но родных к нему не пускают. Дело о пытках Кучменова затягивается, заявил юрист "Комитета против пыток", который потребовал очных ставок между потерпевшим и свидетелями, а также опознания участвовавшего в задержании Кучменова силовика.

Как писал "Кавказский узел", Рустам Кучменов в декабре 2017 года обратился к правозащитникам с жалобой на пытки после задержания. Он опознал пятерых силовиков, но ни один из них не был отстранен от должности. Уголовное дело о пытках Кучменова было прекращено в четвертый раз 25 февраля 2020 года. 20 апреля юристы "Комитета против пыток" подали жалобу в Нальчикский горсуд на решение следствия прекратить уголовное дело о пытках Кучменова. Они отметили, что в этом деле много противоречий. При этом Чегемский суд в ноябре 2019 года осудил Кучменова на шесть лет лишения свободы по обвинению в кражах.

По версии следствия, Рустам Кучменов вместе с сообщниками совершал бытовые кражи. Своей вины мужчина не признал. Он рассказал, что силовики выбивали у него признание в краже, пытая током. Здоровье мужчины существенно ухудшилось после избиения, сообщил адвокат. По его словам, у Кучменова была повреждена металлическая конструкция, которой были зафиксированы его шейные позвонки после аварии.

27 мая на заседании Нальчикского горсуда стало известно, что 24 мая расследование дела о пытках Кучменова было возобновлено, сообщил юрист северо-кавказского отделения "Комитета против пыток" Магомед Аламов

"Они этим занимаются (прекращают и возобновляют дело) для того, чтобы соблюсти сроки предварительного следствия. Сейчас у них есть месяц для этого следствия, и, если в течение месяца они не закончат расследование, им надо выходить с ходатайством о продлении срока следствия напрямую к (председателю СКР Александру) Бастрыкину. Чтобы не выходить с таким ходатайством и не получать нагоняи за неэффективное следствие, они прекращают дело и возобновляют. И я более чем уверен, что 24 июня они прекратят уголовное дело, и придется опять обжаловать это решение", - заявил корреспонденту "Кавказского узла" правозащитник. 

Сегодня он отправил по почте ходатайство о проведении ряда следственных действий по делу о пытках Рустама Кучменова. "Мы просим о проведении очных ставок между потерпевшим и свидетелями. В частности, об очной ставке с адвокатом, который, по словам Кучменова, присутствовал в тот момент, когда к нему применялось насилие, и который первично давал одни показания, а потом их поменял. Плюс мы просим о проведении очной ставки между этим адвокатом и следователем, который возбуждал уголовное дело. Адвокат говорил, что этот следователь не давал ему прочесть показания, просил его поскорее закончить и старался его выпроводить, ссылаясь на то, что он спешит", - рассказал Магомед Аламов.

"Также мы просим предъявить на опознание [силовика], который участвовал в задержании Кучменова и который нанес ему удар ногой по печени и отдавливал ему шею ногой, в результате чего у Кучменова была сломана конструкция, установленная в шейный отдел позвоночника. Плюс мы просим о дополнительном допросе [силовиков], которые принимали участие в задержании Кучменова, с нашим участием. У нас есть к этим [силовикам]  вопросы. Потому что, читая их показания, невозможно понять, как такие телесные повреждения могли быть причинены в результате такого задержания", - сказал Магомед Аламов. 

То, что дело так затягивается, может быть связано с тем, что следователи не хотят привлекать коллег из полиции по этому делу, считает Аламов. "Я могу такое предположить, так как там же, кроме одного начальника отдела (подозреваемого по делу), еще несколько человек опознаны Кучменовым как лица, которые применяли к нему насилие. По этому делу должны проходить еще как минимум четыре сотрудника. Вполне вероятно, что они не хотят привлекать остальных", - отметил он. 

"Более того, я уверен, что и подозреваемый прикладывает в свою очередь немалые усилия для того, чтобы уголовное преследование его и это уголовное дело были прекращены. Через всякие связи, через знакомых. Потому что мы с потерпевшим не раз видели, как он выходил из кабинета следователей, которые вели расследование по этому делу, и из кабинета начальника следственного отдела. По этому факту мы подавали обращение с просьбой о передаче дела в главное следственное управление по СКФО, нам в передаче этого дела в СКФО отказали, но оно было передано в аппарат следственного управления СКР по КБР в июле 2019 года. Но уже в конце декабря дело вернули обратно в следственный отдел по Нальчику", - добавил Магомед Аламов. 

По его словам, в следственном отделе по Нальчику следователь за месяц - с 25 декабря по 25 января - допросил одного свидетеля и попытался ознакомить Кучменова с заключением экспертизы. "Это два следственных действия, которые он сделал за месяц, после чего прекратил уголовное дело. Этого абсолютно недостаточно. Иначе у нас бы не было оснований подавать ходатайство о проведении следственных действий. Если бы следователь всё, что нужно, сделал в срок, уголовное дело было бы уже с обвинительным заключением направлено прокурору для дальнейшей передачи в суд", - подчеркнул Магомед Аламов.

Дело расследуется уже почти три года, напомнил он. "Оно было возбуждено в начале июля 2017 года. При этом проверка показаний на месте с участием потерпевшего была произведена только в 2019 году, хотя это одно из первых мероприятий, которое должно быть проведено. Четыре раза дело прекращалось за это время, и было несколько приостановлений. За три года следствием сделано то, что можно было сделать при нормальном расследовании за 2-3 месяца. Кроме экспертиз, они могли занять побольше времени, несколько месяцев", - указал юрист. 

По его словам, представители Кучменова хотят добиться установления всех обстоятельств произошедшего в мельчайших подробностях. "Потому что понимаем, что следствию невыгодно это всё выяснять. Им ведь придется привлекать как минимум пятерых сотрудников, поэтому они сопротивляются, эффективное расследование не проводят. Ведь те сотрудники правоохранительных органов, которые нарушили права человека, превысили свои должностные полномочия, это люди, с которыми следователи сотрудничали по всяким своим уголовным делам и которые производили оперативное сопровождение уголовных дел, находившихся в ведении следователей СК. И чтобы обойти эти приятельские, дружеские отношения между следователями и полицейскими, мы, в том числе и просили передать это уголовное дело в ГСУ по СКФО. Для непредвзятого, независимого расследования", - пояснил Магомед Аламов. 

Он также рассказал, что Кучменов находится в плохом состоянии: "Перед карантином он проходил лечение в тюремной больнице", - сказал Аламов, отметив, что у Кучменова тогда, по его данным, было состояние, похожее на предынфарктное. 

Супруга потерпевшего Равида Кучменова пожаловалась, что не может попасть к нему на свидание."“Его здоровье плохое, я его последний раз видела 3-4 месяца назад, туда же не пускают, он находится в СИЗО, а я не могу даже попасть на свидание. В каком состоянии он сейчас - я вообще не знаю, но тогда было плохо всё", - рассказала корреспонденту "Кавказского узла" Равида Кучменова. 

Она отметила, что ее перестали пускать к мужу. Для того чтобы посетить человека, в отношении которого ведется судебное разбирательство и который находится под стражей, нужно каждый раз запрашивать разрешение у судьи, который рассматривает его дело. "Разрешения судья не дает. Я сначала в Чегем (Чегемский районный суд, где дело Кучменова рассматривалось в первой инстанции, - прим. "Кавказского узла") пошла. Судья, когда я сказала, что у него состояние вообще плохое, поэтому я имею право два раза в месяц навещать его, возмущалась, но все равно один раз в месяц давала (разрешение). А последний раз она сказала: "Вы мне надоели, я не обязана вам давать столько раз разрешение, идите в Верховный суд, там возьмите". В Верховный суд пошла (дело Кучменова сейчас рассматривается там в апелляции, - прим. "Кавказского узла"), а там сказали, что пока дело на рассмотрении, пока суд не закончится, они разрешения не дадут. Не пускают ни родителей, ни меня, только адвокатов пускают", - сообщила женщина.

"Последний раз состояние было плохое, он жаловался, что ему вообще ничего не помогает. Он обращался к врачам, ему сказали, что, мол, если тебе в республиканской больнице ничем не помогли, мы здесь вообще тебе ничем не сможем помочь. И ничего не делают. У него судороги, боли, у него нога, да и вся правая сторона - вообще не может работать. Он иногда встать не может", - отметила она.

По словам Кучменовой, давления со стороны силовиков сейчас нет. Комментируя затягивание расследования дела о пытках мужа, Равида заявила: "У меня даже слов нет. Как я могу прокомментировать это? Если в течение трех лет они ничего не могут сделать? Они просто не хотят это расследовать".

Комментариями от представителей силовых структур Кабардино-Балкарии, а также следственных органов относительно заявлений Магомеда Аламова и Равиды Кучменовой "Кавказский узел" пока не располагает.

Автор: Алена Садовскаяисточник: корреспондент "Кавказского узла"

Источник: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/350510/
© Кавказский Узел

 


 

 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1262
Кол-во просмотров материалов
5069555