Ахмед Балкаров, Руслан Кипшиев и Руслан Жугов, обвиняемые по делу о попытке создания халифата в Кабардино-Балкарии, отказались в суде от признательных показаний, рассказав, что дали их под пытками, которыми подверглись после задержания силовиками.

Как писал "Кавказский узел", рассмотрение дела в отношении уроженцев Кабардино-Балкарии началось в суде в Ростове-на-Дону в августе 2016 года. Обвиняемыми по делу проходят Олег Мисхожев, Ахмед Балкаров, Ислам Шогенов, Руслан Кипшиев, Кантемир Желдашев, Артур Каров, Заур Текужев и Руслан Жугов. Кроме того, по делу проходят умерший во время следствия Залимхан Тхамоков и убитый при попытке задержания Ибрагим Гугов. 27 марта жена Тхамокова рассказала суду о пытках, которым он подвергся после задержания. На судебных заседаниях 28-30 марта пытками обосновали отказ от признательных показаний Олег Мисхожев, которого следствие считает амиром группы, Артур Каров и Заур Текужев. Суд обязал прокуратуру проверить эти заявления.

31 марта Ахмед Балкаров на заседании Северо-Кавказского окружного военного суда ответил на вопросы своего адвоката Владимира Гладкова, рассказав, что родился в 1992 году в Нальчике. Его воспитанием занимались мать и бабушка, отец же постоянного участия в воспитании не принимал. Бабушка, отец и тетя Балкарова, по его словам, делают намаз, но сторонников радикального ислама в семье нет. Что такое радикальный ислам, подсудимый сформулировать не смог.

Балкаров плохо учился в школе, а после 9-го класса два года обучался в строительном колледже на штукатура-маляра и еще год на плотника. По заявлению подсудимого, единственное официальное место его работы – строительство здания ФСБ в Нальчике, что не смущало его, так как у него было "хорошее отношение к полицейским и военнослужащим".

Балкаров отметил, что не знает всех улиц Нальчика, так как "не проявлял особого интереса" к этому, и заявил, что не умеет управлять транспортным средством и вообще обращаться с техникой.

Из других подсудимых Балкаров, по его словам, хорошо знал Кантемира Желдашева, с которым вместе вырос, Мисхожева и Кипшиева "знал по району", Карова и Шогенова "видел один раз". Подсудимый заявил, что об Анзоре Хабекове он узнал из уголовного дела, взглядов Хабекова, его круга общения и факт создания им вооруженной группы Балкарову неизвестны.

"Не задавайте, пожалуйста, мне о нем вопросы", - обратился к защитнику Балкаров.

Также Балкаров сообщил, что был знаком с Александром Поповым, с которым играл в футбол. Балкаров знал, что Попов мусульманин и носил мусульманское имя Саид, но не слышал о замыслах Попова и других подсудимых по изменению конституционного строя в Кабардино-Балкарии, наличии у них оружия, глушителей и боеприпасов. О существовании запрещенных в России судом группировок "Имарат Кавказ" и "Объединенный вилайят Кабарды, Балкарии и Карачая" ему также ничего не известно. Он опроверг данные о том, что давал Попову клятву-присягу и проходил обучение по изготовлению взрывных устройств.

"Я не знаю, кто такие верные/неверные", - ответил Балкаров на вопрос адвоката.

По версии следствия, житель селения Дейское Терского района Анзор Хабеков создал вооруженную группу, целями которой были дестабилизация общественно-политической обстановки в Кабардино-Балкарии и свержение республиканского строя. В марте 2013 года Хабеков присоединил к группе других радикально настроенных жителей Нальчика – в частности Попова, сделав его своим заместителем. Балкаров обучался у Хабекова взрывному делу, считает следствие. Группа Хабекова структурно входила в "Объединенный вилаят Кабарды, Балкарии и Карачая" (организация признана террористической, запрещена в России по решению суда). 8 июня 2013 года силовиками был убит Хабеков, а 12 июля 2013 был убит Попов.

Балкаров рассказал, что на похоронах Попова познакомился с Мисхожевым. Позднее они начали общаться ближе, так как вместе ездили на работу. При этом Балкаров отверг участие в "джамаате Мисхожева" и собраниях по избранию Мисхожева "амиром джамаата".

"Следствие заявляет, что Вы, находясь на кукурузном поле в селе Шалушка, срывали листья дикорастущей конопли, после чего собрали их и после этого хранили в разных местах", - сказал адвокат Гладков. В ответ на это Балкаров заявил, что никогда "не курил травы, анаши".

Отвечая на другие вопросы защитника по обвинительному заключению, подсудимый сказал, что не входил в вооруженную группу, не имел тротила, не изготовлял взрывное устройство, свергать строй в республике не планировал. Балкаров согласился лишь с тем, что участвовал в перезахоронении Попова.

"Он был мусульманином, он сам хотел, чтобы его похоронили как мусульманина. Мне он этого не говорил, но я знаю, что у него было завещание", - сказал Балкаров, отметив участие в этом только Мисхожева, а не всех подсудимых.

Кроме того, Балкаров рассказал об обстоятельствах своего задержания. Он заявил, что был задержан вместе с Мисхожевым 10-го, а не 11 января 2014 года.

"Это была пятница, мы вышли из маршрутки возле шестой школы, должны были дойти до мечети. Сотрудники ... подъехали на машине, положили нас лицом на землю, застегнули за спиной наручники и подкинули вот эти все вещи. Мне стали эти вещи по карманам распихивать. Один сидел на моей спине, когда я лежал на земле. Потом меня поставили возле стены, я там постоял около получаса, потом сотрудник в маске вынул у меня из кармана все эти вещи".

Согласно протоколу, у Балкарова из куртки были изъяты наркотические вещества, патроны и граната. Балкаров заявляет, что в куртке у него были лишь телефон и платок.

"В мечеть нельзя заходить с наркотиками и оружием", - отметил Ахмед Балкаров, заявив, что подписал протокол допроса под давлением силовиков.

"Обещали "потерять". У нас в республике людей могут "потерять" - убить человека, чтобы он пропал без вести", - пояснил Балкаров.

В последние две недели до нового 2014 года Балкаров, по его словам, "делал балконы на улице Горной и Калмыкова", а не готовился к покушению на сотрудника полиции Темботова.

Балкаров прибыл к зданию МВД по Кабардино-Балкарии и прикрепил самодельное взрывное устройство под днище автомобиля Ford-Focus, принадлежащего Темботову, заявляет обвинение.

Согласно оглашенным в суде протоколам допроса, Балкаров участвовал в собраниях на лавочке рядом с местом работы Мисхожева, наряду с Шогеновым, Кипшиевым и двумя девушками. После гибели Александра Попова, а также Спартака Канакова и Бетала Шеретлокова Мисхожев призвал собиравшихся молодых людей "сплотиться вокруг него", "создать джамаат" и "выбрать амира". После того, как Мисхожева избрали амиром, он потребовал дать ему клятву верности, "баят", и заявил о необходимости свержения конституционного строя в Кабардино-Балкарии. Мобильная группа, "джамаат", должна была, в частности, нападать на сотрудников правоохранительных органов.

"Вину признаю полностью, раскаиваюсь, телесные повреждения получил во время того, как вместе с Мисхожевым пытался убежать", - зачитала прокурор.

"Нет, я не давал показаний, я не читал, что я подписывал. Меня заставили поставить эти подписи, пытали электрическим током. Когда везли, мне на голову одели черный пакет. В кабинете посадили на стул, обмотали скотчем. Никто не представлялся. Два провода к рукам прикрутили, 15 минут били током", - заявил Ахмед Балкаров.

По его словам, от приглашенного адвоката "шел запах перегара", она посоветовала "заехать в СИЗО, а дальше разбираться". Адвокат Гладков спросил подзащитного о следах на руках у Балкарова, на что тот рассказал о том, что вскрывал вены.

"Я боялся, что заберут обратно", - сказал подсудимый, обратив внимание на аналогичные глубокие порезы у Олега Мисхожева.

Адвокат Гладков заявил ходатайство о приобщении к делу графика адвоката Хугундуковой, которая, по словам юриста, не дежурила в день допроса Балкарова, хотя указана в протоколе допроса, и записи в блоге члена Совета по правам человека Андрея Бабушкина, где упоминается Балкаров. Суд в приобщении отказал.

Подсудимый Руслан Кипшиев отказался от дачи показаний, заявив, что не признает вину ни в какой части, "не давал таких показаний и не подписывал их по своей воле".

Адвокат Кипшиева Тимур Лакунов попросил огласить два протокола допроса, в которых Кипшиев заявлял, что не признаёт вину, а предыдущие показания называет "данными под воздействием сотрудников правоохранительных органов". "Даже при желании изменить конституционный строй я не смог бы этого сделать", - сказано в документе от имени подсудимого.

Руслан Жугов также заявил, что не признает своей вины. Он рассказал, что после окончания школы прошел курсы вождения и служил во внутренних войсках МВД, потом работал. Он пересказал подробности своего задержания:

"Я ехал домой с работы, таксовал, на улице меня подрезала белая "четырнадцатая", оттуда выбежали люди в масках, в камуфляже и с автоматами, вытащили меня и посадили в свою машину. За спиной на руки надели наручники, били по голове. Один говорил: "Он видел мое лицо, надо его убить". Еще один говорил: "Есть 300 тысяч? Если дашь – отпустим". Я говорил, что нет. Потом меня привезли, завели в кабинет, уложили на пол, руки-ноги обмотали скотчем, люди входили и выходили, задавали вопросы, спрашивали: "Откуда у тебя граната?". Потом принесли что-то, надели провода на пальцы рук и ног, били долго током".

Жугов сказал, что тогда его отпустили, однако потом вызывали в местный Следственный комитет. Жугов успел обратиться в правозащитный центр, после чего его задержали и отвезли в изолятор.

На вопрос прокурора, почему Жугов ранее давал признательные показания в перезахоронении Попова, а сейчас отрицает, подсудимый сослался на слова одного из адвокатов о статье 306 (ложный донос), которую якобы могли ему вменить за отказ от показаний.

Рассмотрение дела продолжится в 10.30 мск 10 апреля, когда будут допрошены остальные подсудимые.

"Канакова, Попова, Шаретлокова уничтожили еще в середине 2013 года. За их окружением, с кем они общались велась "работа", их отслеживали. В декабре 2013-начале 2014 Шогенова, Мисхожева и Балкарова сразу взяли в жесткий оборот. Они дали более чем достаточно показаний на пожизненный срок. Я не знаю, пытали ли их, факт остается фактом. Спустя какое-то время допрашивают вернувшуюся из Египта свидетеля Кучукову, из ее повествований следует, что на собраниях с Мисхожевым был Кипшиев, обсуждали там свержение строя", - рассказал корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Руслана Кипшиева Тимур Лакунов.

По его словам, Кипшиев был задержан "бездарно, в нарушение всех законов и здравого смысла", а среди оформленных после задержания документов фигурирует не предусмотренная законом "объяснительная".

"Якобы приглашается защитник, бумага направляется в Адвокатскую палату республики, а почему-то приходит адвокат из адвокатского кабинета, и все это уложили в пару часов. Это невозможно. Второй момент: никто из подсудимых не владеет тем лексиконом, тем словарным запасом, который в показаниях Кипшиева и других. У них нет в словарном запасе таких слов, надо быть оратором, чтобы такие фразы говорить. И вот эти фразы из показаний в показания кочуют, это профанация оформления добычи доказательств. Доказательства должны записываться в том виде, который передает источник, а не пропущенном через призму следователя, как в этом деле", - заявил адвокат.

 


Автор: Константин Волгин источник: корреспондент "Кавказского узла"

Источник: http://www.kavkaz-uzel.eu/articles/300214/
© Кавказский Узел


 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
712
Количество просмотров материалов
1126964