В комиссию вошли бывшие полицейские, сотрудники УФСИН, представители религиозных структур, но не вошли опытные правозащитники.
На официальном сайте Общественной палаты России опубликован список членов вновь избранных в 13 регионах страны Общественных наблюдательных комиссий. Однако в число 12 членов ОНК в Кабардино-Балкарии попали только трое из 8 кандидатов, предложенных  правозащитными организациями.
Руководитель Кабардино-Балкарского правозащитного центра Валерий Хатажуков  рассказал КАВПОЛИТу о своей позиции по данному вопросу.

Общественные наблюдательные комиссии формируются согласно ФЗ №76 «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания». В этом году комплектуется уже четвертый их состав. В ОНК по Кабардино-Балкарии вошли 12 человек, однако процедура ее формирования вызывает массу вопросов.
Федеральный закон, скажем так, рождался в муках. Главная его идея – создание общественных комиссий, независимых от ФСИН, правоохранительных структур. Комиссий, которые вели бы  мониторинг ситуации в учреждениях исполнения наказания, предавали гласности всё, что там происходит.

В предыдущие составы комиссий попадало немало самостоятельных, мотивированных на работу людей от разных структур гражданского общества. Они старались действительно использовать рычаги, предоставленные комиссиям, понимали важность этого института.
Но правоохранительные органы  не совсем заинтересованы  в такой открытости. У них свои  ведомственные интересы, поэтому они пытались взять под контроль деятельность ОНК. С этой целью через ведомственные ветеранские организации начали протягивать кандидатуры своих бывших сотрудников – пенсионеров из органов.
Тем не менее, несмотря на противоречия, комиссия становилась на ноги. Она заняла свою нишу в системе защиты прав человека. Я сам состоял в ОНК второго состава.
Но за последние год-полтора ситуация резко изменилась. Пошла явная тенденция, когда кандидаты от ФСИН попытались полностью взять под контроль работу этого института.
Хочу отметить, что ОНК  формируются в регионах не одновременно, а в разные периоды времени.  Многие правозащитники, которые уже имели опыт работы, в новые составы не попали. Об этом много писали, вопрос бурно обсуждался. 
Сейчас прошли выборы в 13 субъектах, в том числе и в КБР. Накануне старта их формирования Общественная палата России организовала вебинар, где попыталась каким-то образом нивелировать возникшие противоречия. Участвовал в нем и председатель Совета по правам человека при президенте России Михаил Федотов.
Представители Общественной палаты говорили очень важные вещи, что желательно, чтобы претенденты в члены ОНК имели хоть какой-то опыт правозащитной деятельности.
Комиссия отдельного субъекта должна состоять минимум из пяти человек, но не более чем из 40 человек. Единственный критерий – кандидаты должны соответствовать требованиям федерального закона.
Кабардино-Балкарский правозащитный центр прошел перерегистрацию, мы не могли выдвигать своих кандидатов. Поэтому представили их от других четырех организаций. Они поддержали инициативу. Мы вместе сформировали свой список.
К примеру, от «Матерей КБР» были выдвинуты Тимур Тухужев и Муаед Безиров. «Кабардинский конгресс» представили Адам Медалиев и Заур Шокуев. Они проработали в третьем составе ОНК. «Ассоциация жертв политических репрессий» делегировала меня и руководителя организации Маркса Шахмурзова. Координационный совет адыгских общественных организаций представил Ольгу Эфендиеву и Заура Жемухова. Все они имеют опыт правозащитной деятельности.
Каждая кандидатура была тщательно проверена на предмет соблюдения требований, не было повода исключить их из списков претендентов. Претензий из Общественной палаты РФ к ним не поступило.
Но если субъект может включить в ОНК до 40 человек, а все документы наших правозащитников  были в порядке, по какому принципу они были отсеяны? Не знаю, сколько всего человек из КБР  изъявили желание там работать, но уверен, что не более 25. Может, несколько из них по техническим причинам были сняты, но почему все остальные не включены в новый состав комиссии? Почему нет возможности ее расширить?
Для меня абсолютно очевидно: новый состав Кабардино-Балкарской комиссии сформирован и по количеству, и по членам таким образом, чтобы ее смог возглавить только представитель правоохранительных органов, что позволит установить полный контроль за ее деятельностью в ведомственных интересах ФСИН.
Если посмотреть персонально, в новом составе ОНК республики есть бывшие полицейские, сотрудники УФСИН, представители религиозных структур. То есть других причин для ограничения числа представителей правозащитных организаций я не вижу.
Сложившееся положение, по моему мнению, демонстрирует бессилие Председателя СПЧ Михаила Федотова и уполномоченного по правам человека Татьяны Москальковой. Они уже никаким образом не могут влиять на эти процессы.
Если ситуация будет развиваться таким образом, то все позитивное, что было наработано со дня принятия закона, может пойти насмарку.
У меня складывается убеждение, что новый состав ОНК в республике сформирован под давлением власти. Это первый случай, когда местные органы власти активно вмешиваются в эти процессы. По моим данным, то же самое происходит и в других субъектах.
Мы намерены в ближайшее время подготовить специальное обращение в федеральные органы власти по всем вопросам, связанным с формированием и деятельностью ОНК в Кабардино-Балкарии.

источник: http://kavpolit.com/articles/novyj_sostav_onk_v_kabardino_balkarii_sformirovan-32898/

 


 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
729
Количество просмотров материалов
1184038