Публикуем обращение Бедоевой Инары - жительницы Северной Осетии, ставшей  очевидцем событий, связанных с задержанием   уроженцев Кабардино-Балкарии за исполнение черкесских танцев  в Геленджике. В своем обращении Инара подробно описывает ситуацию, имевшую место в отделении полиции, куда были доставлены задержанные Максидова Анжела и Ахобеков Салим.
______________________________________________________
 
 (Стилистика и орфография заявителя сохранены)
Председателю Кабардино-Балкарского правозащитного центра
Хатажукову В.Н. 
 
Бедоева Инара Владимировна,
РСО-Алания, г. Владикавказ
 
Обращаюсь к Вам в связи с вопиющими фактами беззакония, чинимыми сотрудниками полиции г. Геленджик. Нашумевший в интернете конфликт с запретом лезгинки, случайным очевидцем которого я стала, имел свое продолжение.
В период с 7 -15 августа я находилась на отдыхе в г. Геленджик. Хочу отметить, за время своего нахождения в этом городе, я вынуждена была наблюдать открытую неприязнь и дискриминацию по отношению к выходцам с Кавказа, в том числе и к их культуре. Лица кавказкой национальности - "нежелательные персоны" в Краснодарском крае, за которыми очень пристально наблюдают правоохранительные органы. В общественных местах, на просьбы отдыхающих поставить что-то национальное, давался категоричный отказ администрации заведения, мотивируя свой отказ запретом в их регионе национальной (именно кавказской) музыки. Это не единичный случай, когда я стала очевидцем негативного отношения к кавказцам со стороны официальных представителей местной власти в лице силовых структур и приданных к ним на "помощь" казаков. Подобное отношение наблюдалось повсеместно, и для меня, не только как представительницы одного из кавказских народов, но и как человеку с высшим юридическим образованием и  активной гражданской позицией трудно было понять, ничем разумным не обоснованный, абсурдный запрет на танцы и музыку отдельных этнических групп.
Каждый вечер, патрульные машины высматривали отдыхающих молодых людей с "южной внешностью" и бесцеремонно, своим неподобающим поведением провоцировали на агрессию, и как правило, такая "беседа" заканчивалось тем, что молодых людей доставляли в отдел якобы для выяснения личности, и естественно не всегда эти действия носили добровольный характер. Видеть такое отношение было неловко и даже стыдно перед гостями с других регионов России, у которых сложилось мнение о представителях кавказских народов, как этнической группы, отличающейся высокой преступностью и социальной неблагополучностью. Хотя по официальным данным начальника полиции Чикина только 10% всех преступлений в Краснодарском крае (в том числе в Геленджике) совершаются выходцами из кавказских республик. Но, несмотря на такую статистику, именно к кавказцам было предвзятое отношение у казаков и патрульных, и только в отношении них проводились рейды. Разве не это и есть национализм? Особое опасение вызывает тот факт, что он проявляется со стороны правоохранительных органов, которые по долгу службы казалось бысами должны пресекать подобного рода явления. Было ощущение, что Геленджик это самостоятельное государство, где не действует ни Конституция РФ ни другие федеральные законы.
12 августа, после нашумевшего задержания исполнителей лезгинки, я сама стала объектом злостных нападок со стороны агрессивно настроенных националистов в погонах и их приспешников-казаков, охраняющих покой жителей и гостей родного города от неугодных кавказцев, изначально обреченных оказаться в немилости только из-за своей внешности. В седьмом часу вечера того дня, я вышла с пляжа и увидела много патрульных, казаков и гражданских людей о чём-то спорящих. Гражданские люди возмущались действиями полицейских, неподобающе ведущих себя: спорили как бабки на базаре с людьми, что-то доказывая, сопровождая активно жестикуляцией. Увиденная картина показалась мне сатиристической. После разгона мирно отдыхающих граждан, полицейские уехали, оставив девушку корчащейся от боли, которой они распылили в лицо газовым баллончиком. Я набрала ей «скорую» и сообщила о ситуации. Узнав, что это сделали сотрудники, они сказали "промойте водой" и перестали вообще отвечать. После я узнала, что девушка из Кабардино-Балкарии – Анжела Максидова.
Немного придя в себя, я отвела Анжелу в полицейский участок написать заявление на сотрудников применивших к ней необоснованно спец.средства. На нашу просьбу принять заявление, отказали в ее регистрации.
Мы долгое время находились во дворе полицейского участка. В этот момент одного из «злостных нарушителей правопорядка»– участника т.н. «запрещенных в Краснодарском крае танцев» конвоировали для освидетельствования в больницу. Им оказался также житель Кабардино-Балкарии Селим Ахкубеков. Ему стало плохо и он прямо во дворе участка потерял сознание и у него начались судороги. Никто из сопровождавших сотрудников не попытался оказать первую помощь. Я подбежала и стала просить, оказать ему помощь, но тщетно. Другой из задержанных - русский парень, на бездействие сотрудников выругался в их адрес нецензурной бранью и стал кричать, что бы сняли хоть наручники с него. Я спросила что с ним, а сотрудник мне ответил «пить надо меньше». Тогда я одернула его футболку наверх и указала на явные признаки его побоев. Я спросила его:-« что случилось, они тебя били по голове?» На что он дал утвердительный ответ. Это всё слышали и видели, как сотрудники, так и люди прибежавшие с улицы, приводившие в сознание молодого человека. На мои попытки обратить внимание вышестоящих по должности сотрудников и позвать дежурного  никто не реагировал. Скорую помощь так и не вызвали. Полицейские вели себя вызывающе, проявляя свое пренебрежение ко всем присутствующим, особенно к лицам неславянской внешности, то и дело ведя разговоры национального характера: "русский - не русский, а у нас русских так ...а вы такие, вы нас тоже там не особо любите". Я просила их не вести подобных разговоров, тем более стоит воздержаться от подобного рода высказываний представителю власти, да еще и при исполнении. Но видимо у некоторых ксенофобия приобрела неподконтрольные разуму нездоровые формы. Поразительно то, что никто из сотрудников не пытался одергивать  своих коллег. А одна сотрудница заявила «пишите куда угодно, бумага стерпит всё». После такого заявления я поняла, что здесь всё серьёзно и ожидать можно чего угодно.
Сотрудники в оправдание своих действий продолжали уверять нас, что существует указ о запрете лезгинки на территории Краснодарского края, якобы это внутренний закон. Тут ещё казак заорал на меня: "Зачем вы сюда приезжаете отдыхать, отдыхайте дома! Это Российская Федерация! Не нравится как у нас, убирайтесь домой!" И это бесчинство происходило на глазах сотрудников и очевидцев. Каждую минуту я теряла дар речи от беспредела происходящего вокруг. Я попросила обратить внимание полицейских на его экстремистские высказывания, основанные на национальной нетерпимости в отношении меня умаляющих мои честь и достоинство. Заявление на казака на месте у меня не получилось написать, так как без паспорта отказались принимать заявление, а потом долго не давали ручку, сказав, что нет канцтоваров, а когда я всё таки выпросила, никто не говорил как фамилия начальника.
В дежурной части не было никакой наглядной информации о руководстве, а номера телефонов доверия МВД были вывешены с ошибкой в две цифры. Я спросила, почему номер неправильный, сказали никак руки не доходят. Далее плохо стало Анжеле и так же скорую отказывались вызывать. Мы дозвонились на «горячую линию» службы собственной безопасности МВД России и расписали весь произвол, чинимый в отношении нас со стороны сотрудников. Умоляли уже вызвать к нам "скорую", потому что человеку становилось хуже.
"Скорая" приехала и чудесным образом Анжела "превратилась" в задержанную, которую сопроводили в больницу под конвоем. Наспех начали оформлять протоколы на нее. Пока они оформляли протокол, Анжела вынуждена была прождать в "скорой" минут 15, несмотря на то, что она нуждалась в экстренной помощи. По приезду в больницу меня ждал ещё сюрприз. Где-то в час ночи, когда с Анжелой более менее прояснилось, я вышла из приёмной больницы вызвать такси и поехать домой. Но сделать мне этого не дали. Сопровождавшие Анжелу полицейские мне заявили, что я должна проехать с ними в отдел. Я спросила для чего и на каком основании я ночью должна с вами ехать в отдел? Был дан многозначительный ответ: «вы же хотели написать заявление на сотрудников вот и поедим..» Я сказала, что писать заявление в данном случае это моё право, а не обязанность если вы не в курсе, и если я посчитаю нужным приду утром, но они настаивали на своём и не давали уйти, куда-то звонили и вставали у меня на пути, перегораживая выход и при этом приговаривали это нелепое основание "ты же сама хотела написать вот и поедем сейчас". А сотрудница, сострившая касательно "терпимости бумаги ", пыталась задержать меня, видимо до приезда машины. Я предложила написать на месте, но этот вариант проигнорировали. Меня такое поведение насторожило и я поняла, что в отдел меня повезут незаконно в любом случае и дальнейшее моя личная безопасность под сомнением, учитывая все чему я стала свидетелем, и то беззаконие, которое наблюдала. В это время мы были на дозвоне на ту же «горячую линию» службы собственной безопасности МВД РФ и на наше счастье нам ответили. После того, как я описала подробно ситуацию, сотрудник службы внутренней безопасности попросил назвать фамилии сотрудников, но они отказались представляться. Тогда меня попросили продиктовать номера жетонов, что я и сделала. После этого звонка перестали препятствовать моему передвижению. Мы попросили вызвать дежурную часть и на месте написать заявления на неправомерные действия сотрудников и превышение должностных полномочий в отношении нас. Здесь тоже пытались препятствовать. Брат Анжелы стал свидетелем того как один из сотрудников советовал оторвать талон-уведомление о приеме и регистрации заявления, но не давать его на руки мне и он меня об этом предупредил. После чего я уехала домой.
Валерий Назирович, нет сомнения, что наши жалобы и заявления так и останутся на бумаге, и никаких мер по привлечению к ответственности виновных лиц не будет принято. В связи с этим, убедительно прошу Вас оказать всяческое содействие и помощь в объективном и законном расследовании всех обстоятельств, изложенных в моем обращении.
 
 
Бедоева И. В.                                                                                                                                                                                          31.08.2017 г.
 
 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
767
Количество просмотров материалов
1354979