документы

(Уполномоченному по правам человека в КБР Зумакулову Б.М., Председателю комиссии при Главе КБР по оказанию содействия в адаптации к мирной жизни лицам, принявшим решение о прекращении террористической и экстремистской деятельности Ешугаову Р.Ш., Председателю правозащитного центра КБР Хатажукову Б. М., ПЦ «Мемориал» Мацеву Р. Я., Председателю ОО «Матери КБР в защиту прав и свобод граждан» Ахметовой М. Х.)

Обращаюсь к вам с жалобой на действия сотрудников правоохранительных органов.

Я вдова, мать четверых несовершеннолетних детей. Мой первый муж Афаунов Гиса погиб в ходе событий 13 октября 2005 г. Второй муж Кучмазукин Ахмед Джабраилович убит в ночь 28 апреля 2011 г. при неизвестных обстоятельствах. К его гибели по моему убеждению непосредственно причастны сотрудники силовых структур. За месяц до гибели 7 марта он был похищен вооруженные люди в масках, а 11 марта его привезли. Все эти дни мужа пытали, его держали привязанным наручниками в подвальном помещении. Он был жестоко избит, на теле были ссадины, поломаны ребра, угрожали физической расправой.

Обстоятельства убийства по сегодняшний день мне неизвестны. Следственными органами не установлена его причастность в противоправных действиях. По факту убийства не возбуждено уголовное дело. В отношении него самого также никакого уголовного дела не возбуждалось.

Долгое время никто нас не беспокоил. В сентябре 2012 г. ко мне домой пришли двое сотрудников следственного комитета Баксанского р-на и потребовали моему мужу явится в следственный комитет для допроса по факту похищения (в день похищения 7 марта мной 2011 г. мной было подано заявление). Можно было сослаться на некомпетентность сотрудников СК РФ но вижу в их действиях издевательское отношение ко мне, моей семье и памяти мужа. Они с меня взяли письменное объяснение.

2 ноября, примерно в 9 часов утра ко мне приехали с обыском на трех машинах. Все были в масках кроме Унежева Али (представился начальником уголовного розыска) и Темботова Анзора. Дома находилась я и моя свекровь. Нам сказали, что обыск связан с введенным накануне режимом КТО в связи с убийством сотрудника полиции в г. Баксане. Хотя трудно увидеть взаимосвязь между мной и произошедшим убийством. Результаты обыска ничего не дали. По окончании обыска меня отвезли в Баксанский РОВД для дачи объяснения о моей непричастности каким либо религиозным, экстремистским организациям и т.д.

20 ноября 2012 г. прошел очередной обыск. Целый «Урал» вооруженных людей, снаряженных лестницами и другими средствами для штурма домовладения. В этот момент я находилась в Республиканской клинической больнице, после операции. При известии о происходящем в доме обыске состояние моего здоровья резко ухудшилось, начались судороги. Дома находились дети и свекровь.

Думаю излишне упоминать о манере, поведении сотрудников. Они в грубой форме обращались к детям. А один, спускаясь в подвал, силой толкнул пятилетнего ребенка. Моя свекровь пожилой больной человек. Свекровь при виде всего происходящего стала плакать и только после этого тем, кто находился в домовладении с лестницами приказали находится на улице.

В результате всего этого, продолжающегося длительное время преследования, иначе выразиться нельзя, состояние здоровья мое, моей свекрови и будущее моих детей находится под реальной угрозой.

Убедительно прошу Вас принять все имеющиеся возможности для пресечения вышеназванных действий впредь, которые, еще раз повторю, иначе как произволом и преследованием, назвать нельзя.

Афаунова Амина Мугадовна 26.11.12 г.


Пресс-релиз №42

4-6 ноября в столице Швеции Стокгольме состоялась Международная конференция, посвященная ситуации с правами человека на Северном Кавказе организованной шведской правозащитной организацией Civil Rights Defenders . Участником Конференций был руководитель Кабардино-Балкарского правозащитного центра Валерий Хатажуков. В своем выступлении он охарактеризовал ситуацию складывающуюся в сирийской черкеской диаспоре как гуманитарную катастрофу и призвал участников Конференций отразить в рекомендациях Европейскому Союзу следующие вопросы:

-рассмотреть возможность получения российскими соотечественниками, проживающими в Сирии, разрешения на временное проживание в РФ без учета квоты (квоты на 2012 г. исчерпаны в КБР (450) и Адыгее (457);

-освободить соотечественников от госпошлины при оформлении приглашений и консульских сборов при выдаче въездных виз в РФ;

-рассмотреть возможность легализации документов, выданных в Сирии, переведенных с арабского на русский язык на территории РФ и заверенных нотариально (Сирия не является участником Гаагской конвенции об отмене требований легализации иностранных официальных документов от 5 октября 1961 года);

-проработать вопрос предоставления соотечественникам в Сирии, выразившим желание вернуться на историческую родину, но не имеющим возможности представления документов в миграционную службу, статуса беженца;

-организовать экстренную эвакуацию в РФ соотечественников, обратившихся с призывом о помощи.
В пункте 9 принятой Резолюции в разделе посвященном рекомендациям российским органам власти нашли отражение некоторые из предложений внесенных Валерием Хатажуковым.

Публикуем текст резолюций

____________________________________________

Стокгольм, 6 ноября 2012 г.

СТОКГОЛЬМСКИЙ ПРОЦЕСС: УКРЕПЛЕНИЕ ПОЗИЦИЙ ПРАВОЗАЩИТНИКОВ

НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ

Рекомендации Европейскому Союзу (ЕС) по обеспечению безопасности правозащитников и улучшению ситуации с правами человека на Северном Кавказе от участников четвертой конференции по Северному Кавказу в Стокгольме, 4-6 ноября 2012 г.

Недавний ряд репрессивных законодательных изменений в России, включая поправки к закону о некоммерческих организациях (НКО), касающиеся статуса «иностранных агентов», поправки к Уголовному Кодексу, касающиеся государственной измены и государственной тайны, а также ранее принятые закон "О противодействии экстремистской деятельности" и закон "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", усугубляют общую атмосферу беззакония и безнаказанности, а также препятствуют работе неправительственных организаций и правозащитников на Северном Кавказе и в значительной мере повышают степень их уязвимости.

Положение в сфере прав человека и условия работы правозащитников на Северном Кавказе продолжают оставаться тревожными. Лица, виновные в нарушении прав человека, по прежнему остаются безнаказанными. Нападения на правозащитников носят систематический характер. Самые известные недавние примеры включают убийство 15 декабря 2011 года Гаджимурата Камалова, учредителя и издателя ведущего независимого дагестанского еженедельника «Черновик»; демонстративный расстрел 20 января 2012 сотрудниками правоохранительных органов дагестанского адвоката Умара Саидмагомедова, произвольное задержание в марте 2012 года сотрудника ингушской правозащитной организации МАШР Мурада Яндиева, открытые угрозы членам Сводной мобильной группы со стороны высокопоставленных представителей чеченских властей 1 июня 2012 года, а также атаки на представителей чеченских региональных правозащитных организаций и ряд других подобных эпизодов. Российские власти не только не желают проводить тщательное расследование этих нападений, но и препятствуют работе правозащитников.

Положение организаций и активистов, которые работают в области защиты прав женщин на Северном Кавказ сопряжено с особенно высокой степенью риска. Нарушения прав женщин, преступления в их отношении вызывают особую озабоченность. Недобросовестная интерпретация норм обычного права зачастую используется для нарушения прав женщин и их стигматизации, а также нарушает российское законодательство, и противоречит нормам международного права.

Мы, подписавшие этот документ, признаем важность диалога и обмена мнениями между Россией и ЕС. В то же время мы считаем, что ситуация в России стала настолько серьезной, что тема защиты прав человека на Северном Кавказе должна быть интегрирована во все части этого диалога.

На сегодняшний день Европейский суд по правам человека вынес более 200 решений против России по делам о грубых нарушениях прав человека на Северном Кавказе. За исключением уплаты денежной компенсации по решению Суда, российские власти практически ничего не сделали для борьбы с безнаказанностью лиц, подозреваемых в совершении на Северном Кавказе таких тяжких преступлений, как внесудебные казни, насильственные исчезновения и пытки. Вызывает озабоченность тот факт, что перечисленные преступления, совершаемые

представителями государства, постепенно начинают практиковаться и в других регионах России в отношении участников оппозиционных движений и гражданских активистов. Таким образом, Северный Кавказ превращается в полигон преступных практик, распространяемых затем по всей России и за ее пределами.

Исходя из вышесказанного мы настоятельно призываем российские власти:

1. Полностью исполнять решения Европейского суда по правам человека в отношении Северного Кавказа. По делам, в отношении которых Суд определил, что проведенное предварительное расследование не было эффективным, должно быть начато или возобновлено беспристрастное и тщательное расследование в отношении предполагаемых виновников нарушений прав человека. Решения Суда вскрывают также фундаментальные недостатки в российской судебной системе. В этой связи, необходимы последовательные реформы, которые бы обеспечили соблюдение Европейской конвенции о защите прав человека.

2. Ратифицировать Римский статут Международного уголовного суда и Международную Конвенцию по предотвращению насильственных исчезновений.

3. Безотлагательно отменить недавно принятые репрессивные законодательные изменения в России, такие как поправки к закону об НКО, касающиеся статуса «иностранных агентов», поправки к Уголовному кодексу, касающиеся государственной измены и государственной тайны, а также ранее принятые закон "О противодействии экстремистской деятельности" и закон "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", которые противоречат Конституции России, нарушают права российских граждан и противоречат основополагающим обязательствам России перед Советом Европы. Вплоть до отмены данных законодательных новелл призываем Министерство юстиции, Министерство внутренних дел, Федеральную службу безопасности и иные государственные органы безусловно отказаться от практики их применения.

4. Сделать все возможное для поддержки тех, кто защищает права человека, и гарантировать для них безопасную рабочую среду в соответствии с Декларацией ООН о правозащитниках. В особенности, эффективно расследовать все случаи угроз, нападений и убийств правозащитников и привлечь виновных к ответственности.

5. Произвести тщательный пересмотр и внести изменения в действующее национальное законодательство, касающиеся применения силы со смертельном исходом со стороны силовых структур, для обеспечения соблюдения ими международных стандартов в области прав человека.

6. Провести эффективное расследование всех случаев применения пыток, жестокого и унижающего человеческое достоинство обращения и привлечь виновных к ответственности. Не применять амнистию к лицам, осужденным за применение пыток и совершение иных международных преступлений.

7. Обеспечить беспрепятственный доступ на территорию Северного Кавказа международных и российских правозащитных организаций, СМИ и международных органов, включая механизмы ООН, такие как специальный докладчик по пыткам.

8. Обеспечить соблюдение национального и международного законодательства в отношении прав женщин на Северном Кавказе, и сделать все возможное для предотвращения таких преступлений, как так называемые "убийства чести", брак в детском возрасте и все иные формы насилия.

9. Рассмотреть возможность получения российскими соотечественниками, проживающими в Сирии, разрешения на временное проживание в РФ без учета квоты и иным образом поддерживать их пребывание в России, включая предоставление статуса беженца в экстренных случаях.

Мы призываем Европейский Союз:

1. Обеспечить регулярный обзор и анализ ситуации с правами человека и безопасностью на Северном Кавказе, включая проведение визитов в регион высокопоставленными представителями ЕС и публичную оценку по результатам таких поездок.

2. Усилить меры по обеспечению безопасности правозащитников за счет более активного продвижения Руководящих принципов ЕС о правозащитниках. Поддерживать работу Специального докладчика ООН по правозащитникам, а также работу Комиссара по правам человека.

3. Регулярно требовать от российских властей эффективного расследования по делам о преступлениях против журналистов и правозащитников на Северном Кавказе и актуальных отчетов о его ходе.

4. Побудить государства-члены ЕС облегчать оформление многократных долгосрочных виз правозащитникам с Северного Кавказа и членам их семей. Прекратить практику дискриминации выходцев с Северного Кавказа при предоставлении им виз.

5. Обеспечить защиту и помощь небольшой группе лиц, являющихся свидетелями и жертвами грубых нарушений прав человека, и вносящих своими показаниями существенный вклад в борьбу с безнаказанностью. Оставаясь в России, они подвергаются серьезной опасности. Необходимо побуждать государства-члены ЕС реализовывать в отношении таких лиц программы экстренного переселения с предоставлением статуса беженца. Предоставить поддержку таким лицам, в случае их желания остаться в России для эффективного отстаивания своих прав.

6. Создать механизмы для обеспечения доступности долгосрочного финансирования деятельности в области прав человека на Северном Кавказе. В частности, увеличить суммы поддержки и увеличить доступ к таким программам северокавказских организаций.

7. Объединиться вокруг программ по поощрению прав человека и демократии в России, в том числе проводимыми отдельными государствами-членами, напоминая российским властям об их важности и отвергать любую попытку подорвать легитимность этих программ.

Прекратить практику насильственного выдворения с территории ЕС лиц, ищущих убежища, которым угрожает опасность в случае возвращения в Россию.


Пресс-релиз №41

Главе Кабардино-Балкарии Канокову А.Б.

о возможности слияния ВТК «Кабардино-Балкария» (49-й канал) и ОРТК «Нальчик» (НОТР)

Уважаемый Арсен Баширович!

В докладе председателя Государственного комитета по СМИ КБР М.Л. Кумахова на первом заседании коллегии Госкомитета КБР по СМИ отмечалось, что по поручению Главы республики ведется работа по объединению двух республиканских телевизионных каналов - ВТК «Кабардино-Балкария» (49-й канал) и ОРТК «Нальчик» (НОТР) в один государственный телеканал с круглосуточным вещанием и материально-техническим оснащением, отвечающим современным требованиям. При такой организации системы телевещания в республике теряется конкурентная среда в столь важной сфере современной жизни республики, а также происходит слияние государственной собственности с собственностью акционерного общества на неясной и непрозрачной основе, что никак не может способствовать успешной реализации проекта.

О нецелесообразности объединения двух указанных республиканских телевизионных каналов говорят некоторые важные технические детали, сопровождающие этот процесс и проливающие свет на истинные причины данной инициативы. Как нам стало известно, некоторые деятели культуры КБР внесли на рассмотрение руководства республики возможность использовать для размещения вновь создаваемого учреждения старое двухэтажное здание, где располагалось телевидение республики в 60-70 годы, а ныне располагается ОАО НОТР «Нальчик», достроив в спешном порядке третий этаж. Таким образом, объёдинённая структура будет размещаться в здании акционерного общества, что фактически будет означать прекращение существования государственного телевидения в Кабардино-Балкарии. По нашему твердому убеждению этого допустить нельзя.

Заметим, что в 1980 году специальная комиссия УКС Гостелерадио СССР, приехавшая из Москвы, признала здание, в котором сейчас размещается ОАО НОТР «Нальчик» (с многочисленными пристройками) непригодным для телевещания ни по площадям, ни по сейсмичности, ни по противопожарной безопасности, ни по санитарным условиям. Именно поэтому Госкомитет по телевидению и радиовещанию Совета Министров СССР разрешил строить новый телецентр в Нальчике. С большими трудностями была получена его проектно-сметная документация. Подрядчиком выступил трест «Каббалкпромстрой». Телецентр построила наша республика. Это неоспоримый факт.

С течением времени здание НОТРа обветшало, хотя снаружи и в кабинетах наведен некоторый лоск. Часть здания была, как нам известно, продана под гостиницу. Возможно, ли на базе такого строения создать мощное телевидение, покрывающее своими программами всю республику? Сама идея реализации проекта таким путём говорит о том, что авторы проекта сами не верят в его успешность. Возможно, их задача заключается в том, чтобы побыстрее получить полагающееся для его осуществления финансирование. Это вызывает опасения за возможность качественного улучшения состояния телевещания в республике. Какова необходимость в том, чтобы к НОТР-у, представляющему собой акционерное общество, примкнуло государственное ГКУ «ВТК «Кабардино-Балкария»? В результате такого проекта мы можем потерять неплохо функционирующее в настоящее время государственное телевидение КБР на фоне отсутствия конкурентной среды в этой сфере. Кто в этом, заинтересован и почему?

На наш взгляд, по своему профессиональному уровню коллектив ГКУ «ВТК «Кабардино-Балкария» может осилить 24-х часовое телевещание без слияния с акционерным телевидением. В первую очередь для этого необходимо наличие современного здания и необходимых площадей. Так не выгоднее ли развивать то, что уже есть без разрушения того, что мы уже имеем, усилив существующую государственную структуру телевидения КБР кадрами, материально-технической базой, так что мы вполне могли бы говорить о круглосуточном конкурентоспособном эфире!

Такой важный вопрос, как организация республиканского телевидения нельзя решать без широкого обсуждения с привлечением профессионалов. В связи с этим на данном этапе следует приостановить процесс слияния телевизионных каналов - ВТК «Кабардино-Балкария» (49-й канал) и ОРТК «Нальчик» (НОТР) в один государственный телеканал и рассмотреть вопрос о возможности возвращения коллектива ГКУ «ВТК «Кабардино-Балкария» в полупустующий Телецентр по адресу пр. Ленина 3, здание которого по вине некоторых наших чиновников в свое время оказалось в федеральной собственности, тогда как в соседних регионах, например, в Дагестане, Северной Осетии, Татарстане этот вопрос решён в пользу республики. По последнему обстоятельству считаем возможным начать процедуру возвращения здания телецентра по пр. Ленина 3 в республиканскую собственность задействовав общественные ресурсы и грамотных адвокатов.

Следует выяснить, не является ли инициатива по слиянию двух республиканских телевизионных каналов - ВТК «Кабардино-Балкария» (49-й канал) и ОРТК «Нальчик» (НОТР) непрозрачной и сомнительной схемой, в результате которой республика может лишиться государственного телеканала и определить, кто персонально отвечает за реализацию данной инициативы.

Уважаемый Арсен Баширович, убедительно просим Вас предотвратить необоснованное слияние акционерного и государственного телевизионных каналов. Просим Вас также принять во внимание, что важнейшей задачей телевещания в Кабардино-Балкарии является создание теле-продукции, отражающей культуру и повседневные проблемы кабардинцев и балкарцев с вещанием на родных языках. Указанная реорганизация может негативно сказаться на процессе сохранения и возрождения языков коренных народов республики.

С уважением,
Председатель Совета Кабардино-Балкарского
Правозашитного Центра
Валерий Хатажуков


Пресс-релиз №41

4-6 ноября в столице Швеции Стокгольме состоялась Международная конференция, посвященная ситуации с правами человека на Северном Кавказе организованной шведской правозащитной организацией Civil Rights Defenders . Участником Конференций был руководитель Кабардино-Балкарского правозащитного центра Валерий Хатажуков. В своем выступлении он охарактеризовал ситуацию складывающуюся в сирийской черкеской диаспоре как гуманитарную катастрофу и призвал участников Конференций отразить в рекомендациях Европейскому Союзу следующие вопросы:

-рассмотреть возможность получения российскими соотечественниками, проживающими в Сирии, разрешения на временное проживание в РФ без учета квоты (квоты на 2012 г. исчерпаны в КБР (450) и Адыгее (457);

-освободить соотечественников от госпошлины при оформлении приглашений и консульских сборов при выдаче въездных виз в РФ;

-рассмотреть возможность легализации документов, выданных в Сирии, переведенных с арабского на русский язык на территории РФ и заверенных нотариально (Сирия не является участником Гаагской конвенции об отмене требований легализации иностранных официальных документов от 5 октября 1961 года);

-проработать вопрос предоставления соотечественникам в Сирии, выразившим желание вернуться на историческую родину, но не имеющим возможности представления документов в миграционную службу, статуса беженца;

-организовать экстренную эвакуацию в РФ соотечественников, обратившихся с призывом о помощи.
В пункте 9 принятой Резолюции в разделе посвященном рекомендациям российским органам власти нашли отражение некоторые из предложений внесенных Валерием Хатажуковым.

Публикуем текст резолюций

____________________________________________

Стокгольм, 6 ноября 2012 г.

СТОКГОЛЬМСКИЙ ПРОЦЕСС: УКРЕПЛЕНИЕ ПОЗИЦИЙ ПРАВОЗАЩИТНИКОВ

НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ

Рекомендации Европейскому Союзу (ЕС) по обеспечению безопасности правозащитников и улучшению ситуации с правами человека на Северном Кавказе от участников четвертой конференции по Северному Кавказу в Стокгольме, 4-6 ноября 2012 г.

Недавний ряд репрессивных законодательных изменений в России, включая поправки к закону о некоммерческих организациях (НКО), касающиеся статуса «иностранных агентов», поправки к Уголовному Кодексу, касающиеся государственной измены и государственной тайны, а также ранее принятые закон "О противодействии экстремистской деятельности" и закон "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", усугубляют общую атмосферу беззакония и безнаказанности, а также препятствуют работе неправительственных организаций и правозащитников на Северном Кавказе и в значительной мере повышают степень их уязвимости.

Положение в сфере прав человека и условия работы правозащитников на Северном Кавказе продолжают оставаться тревожными. Лица, виновные в нарушении прав человека, по прежнему остаются безнаказанными. Нападения на правозащитников носят систематический характер. Самые известные недавние примеры включают убийство 15 декабря 2011 года Гаджимурата Камалова, учредителя и издателя ведущего независимого дагестанского еженедельника «Черновик»; демонстративный расстрел 20 января 2012 сотрудниками правоохранительных органов дагестанского адвоката Умара Саидмагомедова, произвольное задержание в марте 2012 года сотрудника ингушской правозащитной организации МАШР Мурада Яндиева, открытые угрозы членам Сводной мобильной группы со стороны высокопоставленных представителей чеченских властей 1 июня 2012 года, а также атаки на представителей чеченских региональных правозащитных организаций и ряд других подобных эпизодов. Российские власти не только не желают проводить тщательное расследование этих нападений, но и препятствуют работе правозащитников.

Положение организаций и активистов, которые работают в области защиты прав женщин на Северном Кавказ сопряжено с особенно высокой степенью риска. Нарушения прав женщин, преступления в их отношении вызывают особую озабоченность. Недобросовестная интерпретация норм обычного права зачастую используется для нарушения прав женщин и их стигматизации, а также нарушает российское законодательство, и противоречит нормам международного права.

Мы, подписавшие этот документ, признаем важность диалога и обмена мнениями между Россией и ЕС. В то же время мы считаем, что ситуация в России стала настолько серьезной, что тема защиты прав человека на Северном Кавказе должна быть интегрирована во все части этого диалога.

На сегодняшний день Европейский суд по правам человека вынес более 200 решений против России по делам о грубых нарушениях прав человека на Северном Кавказе. За исключением уплаты денежной компенсации по решению Суда, российские власти практически ничего не сделали для борьбы с безнаказанностью лиц, подозреваемых в совершении на Северном Кавказе таких тяжких преступлений, как внесудебные казни, насильственные исчезновения и пытки. Вызывает озабоченность тот факт, что перечисленные преступления, совершаемые

представителями государства, постепенно начинают практиковаться и в других регионах России в отношении участников оппозиционных движений и гражданских активистов. Таким образом, Северный Кавказ превращается в полигон преступных практик, распространяемых затем по всей России и за ее пределами.

Исходя из вышесказанного мы настоятельно призываем российские власти:

1. Полностью исполнять решения Европейского суда по правам человека в отношении Северного Кавказа. По делам, в отношении которых Суд определил, что проведенное предварительное расследование не было эффективным, должно быть начато или возобновлено беспристрастное и тщательное расследование в отношении предполагаемых виновников нарушений прав человека. Решения Суда вскрывают также фундаментальные недостатки в российской судебной системе. В этой связи, необходимы последовательные реформы, которые бы обеспечили соблюдение Европейской конвенции о защите прав человека.

2. Ратифицировать Римский статут Международного уголовного суда и Международную Конвенцию по предотвращению насильственных исчезновений.

3. Безотлагательно отменить недавно принятые репрессивные законодательные изменения в России, такие как поправки к закону об НКО, касающиеся статуса «иностранных агентов», поправки к Уголовному кодексу, касающиеся государственной измены и государственной тайны, а также ранее принятые закон "О противодействии экстремистской деятельности" и закон "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", которые противоречат Конституции России, нарушают права российских граждан и противоречат основополагающим обязательствам России перед Советом Европы. Вплоть до отмены данных законодательных новелл призываем Министерство юстиции, Министерство внутренних дел, Федеральную службу безопасности и иные государственные органы безусловно отказаться от практики их применения.

4. Сделать все возможное для поддержки тех, кто защищает права человека, и гарантировать для них безопасную рабочую среду в соответствии с Декларацией ООН о правозащитниках. В особенности, эффективно расследовать все случаи угроз, нападений и убийств правозащитников и привлечь виновных к ответственности.

5. Произвести тщательный пересмотр и внести изменения в действующее национальное законодательство, касающиеся применения силы со смертельном исходом со стороны силовых структур, для обеспечения соблюдения ими международных стандартов в области прав человека.

6. Провести эффективное расследование всех случаев применения пыток, жестокого и унижающего человеческое достоинство обращения и привлечь виновных к ответственности. Не применять амнистию к лицам, осужденным за применение пыток и совершение иных международных преступлений.

7. Обеспечить беспрепятственный доступ на территорию Северного Кавказа международных и российских правозащитных организаций, СМИ и международных органов, включая механизмы ООН, такие как специальный докладчик по пыткам.

8. Обеспечить соблюдение национального и международного законодательства в отношении прав женщин на Северном Кавказе, и сделать все возможное для предотвращения таких преступлений, как так называемые "убийства чести", брак в детском возрасте и все иные формы насилия.

9. Рассмотреть возможность получения российскими соотечественниками, проживающими в Сирии, разрешения на временное проживание в РФ без учета квоты и иным образом поддерживать их пребывание в России, включая предоставление статуса беженца в экстренных случаях.

Мы призываем Европейский Союз:

1. Обеспечить регулярный обзор и анализ ситуации с правами человека и безопасностью на Северном Кавказе, включая проведение визитов в регион высокопоставленными представителями ЕС и публичную оценку по результатам таких поездок.

2. Усилить меры по обеспечению безопасности правозащитников за счет более активного продвижения Руководящих принципов ЕС о правозащитниках. Поддерживать работу Специального докладчика ООН по правозащитникам, а также работу Комиссара по правам человека.

3. Регулярно требовать от российских властей эффективного расследования по делам о преступлениях против журналистов и правозащитников на Северном Кавказе и актуальных отчетов о его ходе.

4. Побудить государства-члены ЕС облегчать оформление многократных долгосрочных виз правозащитникам с Северного Кавказа и членам их семей. Прекратить практику дискриминации выходцев с Северного Кавказа при предоставлении им виз.

5. Обеспечить защиту и помощь небольшой группе лиц, являющихся свидетелями и жертвами грубых нарушений прав человека, и вносящих своими показаниями существенный вклад в борьбу с безнаказанностью. Оставаясь в России, они подвергаются серьезной опасности. Необходимо побуждать государства-члены ЕС реализовывать в отношении таких лиц программы экстренного переселения с предоставлением статуса беженца. Предоставить поддержку таким лицам, в случае их желания остаться в России для эффективного отстаивания своих прав.

6. Создать механизмы для обеспечения доступности долгосрочного финансирования деятельности в области прав человека на Северном Кавказе. В частности, увеличить суммы поддержки и увеличить доступ к таким программам северокавказских организаций.

7. Объединиться вокруг программ по поощрению прав человека и демократии в России, в том числе проводимыми отдельными государствами-членами, напоминая российским властям об их важности и отвергать любую попытку подорвать легитимность этих программ.

Прекратить практику насильственного выдворения с территории ЕС лиц, ищущих убежища, которым угрожает опасность в случае возвращения в Россию.


(Уполномоченному по правам человека КБР , Правозащитный Центр «Мемориал», ОО «Матери КБР в защиту прав и свобод граждан», Правозащитный центрр КБР)

Сижажева Зарета Беталовна

КБР, Баксанский район, сел. Заюково

Мой сын, Сижажев Асланбек Хасанович, 1989 г.р. пропал 2 сентября 2011 г., при неизвестных обстоятельствах. Утром как обычно, выехал на работу и не вернулся. Асланбек работал в кондитерском цехе в г. Нальчике. Каждый день из Заюково их на работу отвозили и привозили на служебном автобусе. Мы узнали, что в тот день он был на работе. Обычно он возвращался к 19 часам, но в этот день припозднился и, забеспокоившись, я позвонила на телефон, но он был отключен. На третий день мы заявили об этом в СУ СК РФ по КБР, и в Баксанский МСО СУ СК РФ по КБР. (?). По нашему заявлению приехал следователь (имени не помню), сказал, что ему поручено это дело, вызвал нас к себе в Нальчик для дачи показаний. Спрашивали об обстоятельствах исчезновения. После этого меня никуда не вызывали.

31 октября 2012 г. следователь СУ СК по КБР Кибишев (?) сообщил, что данное дело находилось у него и в настоящее время передано другому следователю, а кому - неизвестно.

Следствие затягивается, можно сказать вообще не ведется. За этот период никаких следственных и розыскных мероприятий не проводилось. Я точно знаю, что никого из знакомых его круга не опросили.

Мой сын исповедовал ислам. Но за пару месяцев до пропажи бросил, опасаясь преследования. Реальных причин ухода в лес у него не было. Никакого преследования в отношении него не велось. Полагаю, что к обстоятельствам исчезновения могут быть причастны силовые структуры. По дошедшим до нас слухам, моего сына в период исчезновения видели в изоляторе временного содержания в г. Нальчик. Но проверить эти слухи мне не удалось.

В настоящее время, я не имею представления о том, имеются ли у силовых структур претензии к моему сыну или нет. Если он пропал без видимых причин - объявлен ли он в розыск как без вести пропавший, принимаются ли какие-либо меры по его поиску.

Считаю, что о всех предпринимаемых по факту исчезновения моего сына мерах мне должны сообщать.

Прошу Вас оказать мне помощь в поиске моего сына.

02.11.2012 г.

_________________________________________________


В правозащитный центр с просьбой оказать содействие по защите своих прав, обратился житель г. Нальчика Тлапшоков Ислам Русланович. Из обращения следует, что 02.10.2012 г. Тлапшоков И. Р. был незаконно задержан сотрудниками правоохранительных органов. После чего, был подвергнут сотрудниками незаконному допросу без присутствия адвоката, с применением недозволенных методов воздействия, т. е. пытки электрическим током и избиения, чтобы получить от него необходимые показания, что является нарушением его прав на основании ч. 2 ст. 21, ч. 1 ст.22, ст.48 Конституции РФ, ст.16 УПК РФ и ст.286 УК РФ.
Тлапшоков И.Р. утверждает, что после допроса в его личные вещи и в автомобиль, сотрудниками незаконно задержавшими его, были подложены ряд запрещенных к обороту предметов, с целью сфабриковать уголовное дело в отношении его, что является нарушением ст.303 УК РФ. Так же, Тлапшоков И.Р. утверждает, что в адрес его близких родственников поступали угрозы, в случае его отказа от своих показаний, полученных под воздействием пыток.
Публикуем полный текст обращения Тлапшокова И.Р.

________________________________________________

(Уполномоченному по правам человека при Главе КБР Б. М. Зумакулову., председателю правозащитного центра КБР В.Н. Хатажукову, в правозащитный Центр «Мемориал» Р. Я. Мацеву, председателю Комиссии по оказанию содействия в адаптации к мирной жизни лицам, принявшим решение о прекращении террористической деятельности при Главе КБР Р. Ш. Ешугаову)


В надежде, что вы примите адекватные меры, я расскажу о беззаконии учинёнyой мне, издевательствах и глумлении надо мной представителями правоохранительных органов КБР.
02.10.12 г. в 07 час. 50 мин. утра я выехал из дома и поехал на работу в ООО «Слада», расположенном во 2-м промпроезде. На перекрёстке улиц Суворова и Захарова мне перекрыла дорогу автомашина ВАЗ 2114 тёмного цвета без номеров. Из неё выскочили два человека в масках и, бранясь нецензурными словами по-русски, ударили меня по лицу и телу, выволокли из моей машины и затолкали в свою. После этого они надели на меня наручники, накинули на голову мешок и продолжили бить.
Они привезли меня в какое-то место, затащили в помещение, заставили встать на колени, пригнули мою голову на пол, сверху поставили стул так, что моё туловище оказалось между ножками стула. Мои голову с мешком и ноги они обмотали лентой похожей на скотч, стало очень трудно дышать.
Мне стали задавать вопросы, но мои ответы их не устроили. Тогда они стали угрожать мне, обмотали мои пальцы чем-то и подключили к току. Мне стало страшно больно, поэтому я согласился с их версией о моей вине. Всё это происходило под действием тока и их ударов ногами. Поэтому я согласился говорить всё, что они требуют. После этого они заставили меня прикоснуться пальцами правой руки к чему-то, позже я понял, что эта была граната.

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
749
Количество просмотров материалов
1245987