документы

(Уполномоченному по правам человека КБР , Правозащитный Центр «Мемориал», ОО «Матери КБР в защиту прав и свобод граждан», Правозащитный центрр КБР)

Сижажева Зарета Беталовна

КБР, Баксанский район, сел. Заюково

Мой сын, Сижажев Асланбек Хасанович, 1989 г.р. пропал 2 сентября 2011 г., при неизвестных обстоятельствах. Утром как обычно, выехал на работу и не вернулся. Асланбек работал в кондитерском цехе в г. Нальчике. Каждый день из Заюково их на работу отвозили и привозили на служебном автобусе. Мы узнали, что в тот день он был на работе. Обычно он возвращался к 19 часам, но в этот день припозднился и, забеспокоившись, я позвонила на телефон, но он был отключен. На третий день мы заявили об этом в СУ СК РФ по КБР, и в Баксанский МСО СУ СК РФ по КБР. (?). По нашему заявлению приехал следователь (имени не помню), сказал, что ему поручено это дело, вызвал нас к себе в Нальчик для дачи показаний. Спрашивали об обстоятельствах исчезновения. После этого меня никуда не вызывали.

31 октября 2012 г. следователь СУ СК по КБР Кибишев (?) сообщил, что данное дело находилось у него и в настоящее время передано другому следователю, а кому - неизвестно.

Следствие затягивается, можно сказать вообще не ведется. За этот период никаких следственных и розыскных мероприятий не проводилось. Я точно знаю, что никого из знакомых его круга не опросили.

Мой сын исповедовал ислам. Но за пару месяцев до пропажи бросил, опасаясь преследования. Реальных причин ухода в лес у него не было. Никакого преследования в отношении него не велось. Полагаю, что к обстоятельствам исчезновения могут быть причастны силовые структуры. По дошедшим до нас слухам, моего сына в период исчезновения видели в изоляторе временного содержания в г. Нальчик. Но проверить эти слухи мне не удалось.

В настоящее время, я не имею представления о том, имеются ли у силовых структур претензии к моему сыну или нет. Если он пропал без видимых причин - объявлен ли он в розыск как без вести пропавший, принимаются ли какие-либо меры по его поиску.

Считаю, что о всех предпринимаемых по факту исчезновения моего сына мерах мне должны сообщать.

Прошу Вас оказать мне помощь в поиске моего сына.

02.11.2012 г.

_________________________________________________


В правозащитный центр с просьбой оказать содействие по защите своих прав, обратился житель г. Нальчика Тлапшоков Ислам Русланович. Из обращения следует, что 02.10.2012 г. Тлапшоков И. Р. был незаконно задержан сотрудниками правоохранительных органов. После чего, был подвергнут сотрудниками незаконному допросу без присутствия адвоката, с применением недозволенных методов воздействия, т. е. пытки электрическим током и избиения, чтобы получить от него необходимые показания, что является нарушением его прав на основании ч. 2 ст. 21, ч. 1 ст.22, ст.48 Конституции РФ, ст.16 УПК РФ и ст.286 УК РФ.
Тлапшоков И.Р. утверждает, что после допроса в его личные вещи и в автомобиль, сотрудниками незаконно задержавшими его, были подложены ряд запрещенных к обороту предметов, с целью сфабриковать уголовное дело в отношении его, что является нарушением ст.303 УК РФ. Так же, Тлапшоков И.Р. утверждает, что в адрес его близких родственников поступали угрозы, в случае его отказа от своих показаний, полученных под воздействием пыток.
Публикуем полный текст обращения Тлапшокова И.Р.

________________________________________________

(Уполномоченному по правам человека при Главе КБР Б. М. Зумакулову., председателю правозащитного центра КБР В.Н. Хатажукову, в правозащитный Центр «Мемориал» Р. Я. Мацеву, председателю Комиссии по оказанию содействия в адаптации к мирной жизни лицам, принявшим решение о прекращении террористической деятельности при Главе КБР Р. Ш. Ешугаову)


В надежде, что вы примите адекватные меры, я расскажу о беззаконии учинёнyой мне, издевательствах и глумлении надо мной представителями правоохранительных органов КБР.
02.10.12 г. в 07 час. 50 мин. утра я выехал из дома и поехал на работу в ООО «Слада», расположенном во 2-м промпроезде. На перекрёстке улиц Суворова и Захарова мне перекрыла дорогу автомашина ВАЗ 2114 тёмного цвета без номеров. Из неё выскочили два человека в масках и, бранясь нецензурными словами по-русски, ударили меня по лицу и телу, выволокли из моей машины и затолкали в свою. После этого они надели на меня наручники, накинули на голову мешок и продолжили бить.
Они привезли меня в какое-то место, затащили в помещение, заставили встать на колени, пригнули мою голову на пол, сверху поставили стул так, что моё туловище оказалось между ножками стула. Мои голову с мешком и ноги они обмотали лентой похожей на скотч, стало очень трудно дышать.
Мне стали задавать вопросы, но мои ответы их не устроили. Тогда они стали угрожать мне, обмотали мои пальцы чем-то и подключили к току. Мне стало страшно больно, поэтому я согласился с их версией о моей вине. Всё это происходило под действием тока и их ударов ногами. Поэтому я согласился говорить всё, что они требуют. После этого они заставили меня прикоснуться пальцами правой руки к чему-то, позже я понял, что эта была граната.

(Стилистика и орфография заявителя сохранены)
Председателю Правозащитного центра КБР
Хатажукову В.Н.
 
от Ахобекова Салима Хусейновича,
КБР,  г. Баксан
 
Уважаемый Валерий Назирович! Танец - единственный вид искусства, в котором мы сами являемся инструментом. (Рахель Фарнхаген).
В моём понимании танец - это элемент народного творчества и средство самовыражения, в котором демонстрируется сила, ловкость, отвага, а также культура, характер и традиции народа.
Никогда не смог бы себе представить, что народный танец может выступить в качестве повода для привлечения меня к  уголовной ответственности.
Так, 11.08.2017 года я вместе со своим братьями Ахобековым Алимом и Берхамовым Казбеком, на автомобиле приехали в г. Геленджик Краснодарского края для отдыха. На следующий день, с этими ребятами мы пошли в кафе, расположенное на пересечении улиц Ленина-Херсонская, где я, как и большинство отдыхающих, принял пищу и выпил немного пива. Спустя некоторое время около 19 часов мы вышли из этого заведения и вместе подошли к ранее припаркованному неподалёку автомобилю. Ахобеков А. вставил ключ в зажигание, и в салоне автомобиля заиграла адыгская музыка. В этот момент, я непроизвольно подхватил ритм и стал танцевать под музыку. В моих танцевальных движениях не было каких-либо признаков агрессии, неприличных жестов и т.п. Я не выкрикивал, каких-либо оскорбительных слов, призывов к чему-либо, никого не провоцировал. Более того, ранее незнакомые лица останавливались, аплодировали, поощряя и таким образом, активизируя, мои действия. Всегда считал, что людям, мало-мальски изучавшим историю нашей Родины, приятна музыка адыгов, ранее проживавших на территории современного города Геленджика, ритм которой известен нам с детства, приобщен и впитан в сознание с молоком матери.

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
779
Количество просмотров материалов
1430619