документы

(Уполномоченному по правам человека в РФ, Прокурору КБР, Руководителю СУ СК России по КБР, ПЦ Мемориал, Правозащитный центр КБР)


29.01.2014 года после проведения обыска в нашем домовладении, сотрудники силовых структур задержали моего младшего брата Бабугоева Ахъеда Каральбиевича и со слов последнего подвергали его пыткам. В ходе пыток со слов моего брата не установленные сотрудники в масках высказывали угрозы и в мой адрес о том, что меня «потеряют», что означает, что меня могут похитить и в последующем убить. И я, и мой брат реально восприняли высказанные угрозы, поскольку мы наслышаны о случаях насильственных исчезновений и бессудных казней людей на Северном Кавказе, в том числе и в нашей республике.

(Уполномоченному по правам человека в РФ, Прокурору КБР, Руководителю СУ СК России по КБР,

ПЦ Мемориал, Правозащитный центр КБР)


29.01.2014 года примерно в 8 часов утра в наш дом по вышеуказанному адресу приехали сотрудники силовых структур на трех автомобилях (ваз-2115 серебристого цвета с тонированными окнами, Фольксваген серебристого цвета, военный внедорожник темного цвета), в количестве около десяти человек. Мы услышали, что собака во дворе стала сильно лаять и отец вышел на улицу посмотреть, кто пришел, следом за отцом вышел и я, так как собирался отвезти супругу на работу в г. Пятигорск, где она работает преподавателем в средней школе №2 г. Пятигорск. В этот момент я увидел вышеуказанных сотрудников силовых структур, их было около десяти человек, они были вооружены и одеты в военизированную черную форму с масками на лицах, среди них так же было два человека одетых в гражданскую одежду, но тоже в масках на лицах. Лица, одетые в гражданскую одежду спросили у меня, кто находится в доме, а затем сказали, что бы из дома вышли все присутствующие. На тот момент в доме оставалась моя супруга Бабугоева Оксана Мухамедовна, которой я сказал одеться и выйти на улицу, после чего она оделась  и  вышла. После чего человек в военизированной черной форме с щитом в руках переспросил, действительно ли в доме никто не остался и после моего утвердительного ответа приказал идти впереди них в дом. Один из силовиков прикрываясь мной, держа меня сзади рукой стал поочередно заходить во все помещения в домовладении, за ним следовали остальные сотрудники. Совместно с указанными лицами мы обследовали все комнаты в доме, открывали шкафы, заглядывали под кровати. Как я понял в доме фактически проводился обыск, но понятые при этом отсутствовали и в ходе этого обхода комнат один из сотрудников спросил у меня, где расположена моя комната, после чего я указал на нее. После обследования дома (где ничего запрещенного найдено не было) с этими же людьми мы вышли на улицу и поднялись на чердак, затем спустились в подвал и далее обследовали остальные хозяйственные постройки и мой автомобиль. В ходе перечисленных действий ничего запрещенного обнаружено не было. Все это время никого из домочадцев я на территории домовладения не видел, как выяснилось позже их вывели за калитку, то есть за пределы домовладения. Далее мы снова зашли в дом, перед тем как заходить я увидел одного человека в гражданской одежде и без маски, которого ранее я не замечал. После того как мы зашли в дом, силовики позвали моего отца и супругу, затем только показали постановление на обыск и сообщили что необходимо найти и пригласить понятых. Мой отец привел двух понятых из числа наших односельчан. Далее понятым показали постановление на обыск, после чего повторно в присутствии понятых стали обходить все комнаты по тому же маршруту. Дойдя до моей комнаты совместно с сотрудниками и понятыми мы зашли в нее, я обратил внимание на то , что  угол двуспальной кровати был отодвинут, между стеной и кроватью лежал какой-то сверток, на вид завернутый в черный пластиковый пакет перемотанный липкой лентой (скотчем).

(Прокурору Краснодарского края Коржинек Л.Г., Прокурору КБР Жарикову О.О., Уполномоченному по правам человека в КБР Зумакулову Б.М., Председателю Правозащитного Центра КБР Хатажукову В.Н.)

 

от Хужоковой Альбины Анатольевны, КБР, г. Нарткала

 

23.01.2014г. я обратилась в местный отдел полиции в г.Нарткала в связи с безвестным исчезновением своего мужа Тхагапсоева Мурата Валерьевича 1987г.р. с 14.01.2014г.

30.01.2014г. меня вызвали в местный отдел, где следователь Гузеев Алим сообщил мне, что мой муж найден и находится в местном отделе г.Анапа Краснодарского края.

Вечером 30.01.2014г. мой муж пояснил мне, что отправился на заработки в г.Анапа Краснодарского края, для работы в сфере строительства вместе со своим другом Хагажеевым Астемиром. Со слов мужа, мне стало известно, что 15.01.2014г. прибыв на автовокзал г.Анапа, их сразу же задержали сотрудники полиции. Формальным основанием послужило якобы то, что они нецензурно выражались в общественном месте, из-за чего их арестовали на 15 суток.

(Уполномоченному по правам человека КБР, Правозащитный центр КБР, ПЦ «Мемориал»)

 

Обращаюсь к вам  за помощью по  поводу незаконного  задержания моего мужа Бабугоева Ахъеда Каральбиевича.

29 января 2014 г., приблизительно в 8 часов утра в нашем домовладении, расположенном по адресу ул. Заречная 124, г.п. Залукокоаже, Зольского района КБР прошел обыск.

Обыск проводился группой вооруженных людей,  в составе семи человек, все кроме одного были в масках. Кто проводил обыск нам не известно – они категорически отказались представиться, а постановление на обыск было предъявлено позже, уже в присутствии понятых. Но предварительно перед этим нас всех вывели минут на 15 на улицу, а сами зашли в дом в отсутствии понятых. Понятые были привлечены после, в присутствии которых в спальне за спинкой кровати был обнаружен черный полиэтиленовый пакет с боеприпасами. Хочу отметить, что до их прихода с утра я прибиралась в этой комнате и кровать была плотно придвинута к стене, а на момент обыска она была отодвинута.

(Прокурору КБР, Руководителю СУ СК России по КБР, Уполномоченному по правам человека КБР, Правозащитный центр КБР, ПЦ «Мемориал»)

30 декабря 2013 года моему сыну  Бицуеву Ивану Артуровичу позвонил на мобильный телефон хозяин СТО «Жемчужина» и после этого  Иван вышел из дома примерно в 19:10-19:15. Автомобиль Ивана находился на станции технического обслуживания «Жемчужина» и я полагаю что он пошел решать вопрос связанный с ремонтом его автомобиля. Спустя час мне позвонил знакомый  парень проживающий по соседству по имени Ахмед Балкаров (10 января 2014 года Балкаров Ахмед задержан и подозревается в незаконном хранении оружия и наркотических веществ). Балкаров Ахмед сообщил мне что по ул. Чеченской  (ул.Кадырова) только что кого то убили, я сразу же оделась и побежала в сторону ул.Неделина так как Иван должен был идти по этой дороге в сторону СТО. По прибытию я увидела оцепление и тело своего сына. Я подошла ближе и увидела как кровь течет по лицу моего сына. Сотрудники полиции стали кричать что бы меня увели из зоны оцепления, и в это время из толпы вышел старший участковый и стал меня уводить, там я увидела и Балкарова Ахмеда, который сообщил мне что именно он и привел участкового на это место.

В последующем мне стало известно, что по официальной версии следствия мой сын был убит из-за оказанного им вооруженного сопротивления.

 

В Правозащитный Центр обратились жители с.п. Исламей Баксанского района КБР, которые жалуются на то, что у  огромного количества жителей этого населенного пункта годами нет качественной питьевой воды. А все их многочисленные обращения по этому поводу в органы власти Баксанского района и с.п. Исламей практически остаются без ответа.

Публикуем текст обращения.

_____________________________

Председателю Правозащитного Центра КБР

Хатажукову В.Н.


Уважаемый Валерий Назирович!

Мы жители селения Исламей Баксанского района на протяжении десятилетий испытываем каждодневные проблемы с питьевой водой. От постоянного перебоя в водоснабжении страдают все жители, все время надо думать о том, что надо делать запасы воды, приходится экономить каждую каплю.

Иногда приходится ездить за питьевой водой в ближайшие села, просить у соседей, родственников поделиться запасами воды.

Во многих семьях очень много малолетних детей, школьников, студентов каждый день надо стирать, готовить и все время после работы приходится ехать в другие места за запасами воды на следующий день. Есть не мало семей где проживают престарелые люди, у которых нет возможности самостоятельно заготавливать запасы воды и которым практически не кому в этом помочь. Многие жители Исламея содержат домашний скот, который каждый день необходимо поить водой, а ведь для многих из нас, разведение домашнего скота является единственным источником существования, содержания своих семей.

Врио Главы Кабардино-Балкарии Ю. А. Кокову

(Копия: Уполномоченному по правам человека в КБР Зумакулову Б.М., Председателю Кабардино-Балкарского Правозащитного центра Хатажукову В.Н.)


Уважаемый Юрий Александрович! Мне 78 лет, я являюсь потомком адыгов-черкессов насильственно депортированных в Османскую империю после окончания Кавказской воины. Я, родилась, и жила до недавнего времени в Сирии.

Находясь, все эти годы на чужбине, мы никогда не забывали, что наша настоящая родина находится на Кавказе. С раннего детства с молоком матери нам внушали, что мы должны говорить на родном языке, беречь культуру, этикет, завещанный нам нашими предками.

Как только в Сирии появилась  благоприятная политическая ситуация  мы начали создавать адыгские культурные центры «Хасэ». В этих «Хасэ» проповедовались идеи возвращения на историческую родину, предпринимались усилия по сохранению родного языка, культуры. После открытия в Кабардино-Балкарии общества «Родина» мы начали присылать сюда представителей нашей молодежи для обучения в российских вузах, особенно в Кабардино-Балкарском государственном университете. Обучение студентов в Кабардино-Балкарии сыграло выдающуюся роль в деле дальнейшего укрепления наших связей.

Возвращение на родину  единичных представителей Сирийской черкеской диаспоры началось еще  во времена Советского Союза. Но этот процесс принял более менее упорядоченный характер после начала перестройки. В то же время  процессы возвращения на родину  никогда не принимали какого-то массового характера потому, что государство в силу экономического состояния не могло оказать реальной помощи репатриантам. Несмотря на это мы пытались помогать нашим друзьям, близким родственникам, внукам пытавшимся вернутся на историческую родину. Некоторые адыги вкладывали  в российскую экономику свои капиталы,  рассчитывая, что в будущем, и они и их дети смогут вернуться на Родину. Одним словом, несмотря на все трудности и препоны сирийские черкесы никогда не предавали идеи верности родине отцов.

К сожалению, многие наши планы перепутала продолжающаяся вот уже не один год в Сирии гражданская братоубийственная воина. Уже погибли сотни представителей черкеской диаспоры. Многие потеряли жилище и кров, имущество разграблено. Тысячи сирийских черкесов потерявших кров и жилье, опять уже в новейшую историю  рассеяны по всему миру.

Как бы мне это не было горько должна признать, что я тоже являюсь одной из вынужденных беженцев и в  данное мое обращение связано именно с этой ситуацией.

Руководство Кабардино-Балкарии делает очень многое для оказания реальной помощи черкесам, переселившимся из Сирии. Так, для репатриантов, проживающих в санатории «Дружба» приобретены дома по всей республике. Я не попала в этот список, потому что у меня нет семьи, и я живу одна.

Юрий Александрович, в связи с изложенным, прошу Вас изыскать какие-то возможности для предоставления мне комнаты для временного проживания.


14.01.2014г.                                                                                     Шазия Нухь (Чилова)


 

Открытое письмо (Муфтию мусульман КБР, Тамаде «Адыгэ Хасэ, правозащитным организациям, народу Кабардино-Балкарии)

Я, Татроков Науруз Мухабович, человек, только что потерявший сына - Татрокова Леона , надежду семьи, обращаюсь к вам и моему народу с требованием справедливости. 16 декабря 2013 года сын, как всегда, ушел на работу, а на следующий день его сгоревшие останки вернули родным. Его обвинили в экстремизме, пособничестве ваххабитам. Я, как отец, обязан защитить доброе имя своего сына, ради него, его детей, справедливости.

Народная мудрость гласит, что «лишь правда и память не умрут». Я в это верю и понимаю, что чтобы не говорили на страницах СМИ и представители властных структур правда рано или поздно восторжествует. Она в людях, которые знали его, ценили за ум. доброту, честность. Именно поэтому не иссякает поток, соболезнующих людей по сей день. Она будет в его детях, которых он учил быть справедливыми и мудрыми, ведь он воспитывал не только своих детей, но и троих детей своей сестры. Как люди, знавшие его, общавшиеся с ним, поверят этим выдумкам! Неужели представители компетентных органов не понимают, что тем самым дискредитируют себя, свои действия? Кто-то совершает чудовищную ошибку, озлобляет массу людей, перестающих верить в справедливость, провоцирует их уход в лес и подставляет спины других таких же невинных детей как мой сын с обеих сторон. Это чудовищно! Я молю Аллаха, чтобы прекратился поток смертей наших сыновей. Не дай никому пережить такое, даже врагу. Своим обращением я хочу не только рассказать о сыне и свершившейся несправедливости, но и попробовать спасти другие жизни. Нельзя следовать принципу, что «лес рубят, щепки летят». Щепкой может оказаться любой из нас, из вас, если подобные действия не сделать достоянием серьезного обсуждения, критики, контроля. Нет ничего хуже безнаказанности самой власти. Любые подобные действия должны быть подвергнуты серьезной огласке и обсуждению иначе загнанная правда вырвется наружу в уродливых формах: религиозном экстремизме, росте преступности, злобе и ненависти. Почему не защищает своих мусульман Муфтий Мусульман КБР? Где общественная организация «Адыгэ Хасэ»? Кому выгодно убивать наших детей?

 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1282
Кол-во просмотров материалов
5257203