История с Исламом Гуговым, в отношении которого после добровольного возвращения из Сирии начался третий судебный процесс, является прецедентом, когда силовики игнорируют данные властями гарантии, считает член совета ПЦ "Мемориал" Олег Орлов. Обесценивание обещаний властей наносит сильный урон делу профилактики экстремизма и терроризма, полагает руководитель движения «За права человека» в Кабардино-Балкарии Валерий Хатажуков.

Как информировал "Кавказский узел", дело жителя Баксана Ислама Гугова рассматривается в Северо-Кавказском окружном военном суде в Ростове-на-Дону. Молодой человек обвинен в участии в деятельности террористической организации (ч.2 ст.205.5 УК РФ) и прохождении обучения в целях осуществления террористической деятельности (ст.205.3 УК РФ). По данным обвинения, Гугов проходил обучение в Сирии в лагерях боевиков незаконного вооруженного формирования "Джейш аль-Мухаджирин валь-Ансар" и террористической организации "Имарат Кавказ"*. Сам Гугов вину не признал.

Гугов добровольно вернулся из Сирии в Россию, поверив обещаниям силовиков, что останется на свободе, но уже в аэропорту Нальчика он был задержан. Заявление Гугова о явке с повинной было изъято и в деле не фигурировало. Нальчикский горсуд дважды рассматривал первое дело в отношении Гугова и выносил обвинительный приговор - три года лишения свободы. 20 апреля Верховный суд Кабардино-Балкарии в третий раз рассмотрел жалобу на приговор Гугову и вновь отменил приговор, прекратив уголовное дело по части 2 статьи 208 УК РФ (участие в незаконном вооруженном формировании).

В России есть прецеденты преследования людей, вернувшихся с подконтрольных боевикам территорий в Сирии, или даже тех, кто там не был, но способствовал возвращению людей оттуда, сообщил член совета Правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов.

«Самый яркий — это история с Нурмагомедовыми. Отцу удалось вытащить младшего сына. А за это другого сына преследовали. Потом и до отца добрались. Сейчас все сидят за помощь в выходе сына и брата из ИГИЛ*», - сказал он корреспонденту "Кавказского узла".

27 апреля Верховный суд России оставил в силе приговор уроженцу Махачкалы Шамилю Нурмагомедову, осужденному на семь лет лишения свободы по обвинению в финансировании запрещенной в России судом террористической организации ИГ за перевод денег брату в Сирию. "Кавказский узел" опубликовал интервью с отцом братьев Нурмагомедовых, Казимом Нурмагомедовым – "Вернуть живым: за сыном из Дагестана в ИГИЛ"*. 31 января Казим Нурмагомедов был задержан, а затем арестован и обвинен в пособничестве участию в незаконном вооруженном формировании.

Однако, по словам Орлова, до дела Гугова не было прецедентов, когда игнорировались бы гарантии властей. «В таком дистиллированном виде, как в истории с Гуговым, когда человеку давали обещания представители властей, мне неизвестны. При этом да, были случаи, когда адаптационная комиссия в КБР ходатайствовала за кого-то, но в дальнейшем следствие и суды плевать хотели на это и человеку присуждали реальный срок. Но здесь [в деле Гугова] идет речь об гарантиях от властей», - отметил правозащитник.

«Если говорить о деле Гугова, то там глава города Баксана, откуда он родом, давал гарантии. Он пришел на заседание комиссии и заявил, что берёт на себя ответственность. Это был образец для представителей местной власти, чтобы они подключились бы к процессу. А что теперь? Кто будет так поступать и кто будет верить обещаниям власти?» - сказал он "Кавказскому узлу".

Хатажуков рассказал о ряде случаев, когда имелось положительное решение адаптационной комиссии, членом которой он является, но оно игнорировалось силовиками. "Есть пример Раисы Абазовой", - отметил он.

Как сообщал "Кавказский узел", Раиса Абазова, жена убитого 18 мая 2015 года в ходе спецоперации в Дугулубгее Азамата Абазова, в ночь на 24 января 2017 года вернулась из Турции и была задержана в аэропорту в соответствии с принятым заочно решением о её аресте. Она в течение года находилась в международном розыске как обвиняемая в возбуждении ненависти, либо вражды, а равно унижении человеческого достоинства (ч.1 ст. 282 УК РФ). Комиссия по адаптации боевиков к мирной жизни Кабардино-Балкарии приняла решение ходатайствовать об изменении Абазовой меры пресечения на подписку о невыезде.

"Сама она не была участницей НВФ... Родителям Абазовой обещали, что если она немедленно вернётся, то вынесенная ей заочно мера пресечения - заключение под стражу - будет отменена. Абазова вернулась из Турции. Адаптационная комиссия приняла нормальное решение. Но несмотря на это меру пресечения не изменили, её заключили под стражу. Затем судили и дали реальный срок, хотя и небольшой — 6 месяцев", - рассказал правозащитник.

По его словам, также была ситуация с Асланом Коновым, который имел намерения уехать воевать в Сирию, но по пути передумал, вернулся домой и сам все сообщил силовикам, которые впоследствии его задержали и предъявили обвинение.

В июле 2015 года житель селения Плановского Аслан Конов совершил неудавшуюся попытку попасть в Сирию через Турцию. Вернувшись домой в августе 2015 года, он, по его словам, добровольно явился к силовикам и рассказал о случившемся, однако 25 февраля 2016 года был задержан. Он был обвинен в приготовлении к участию в террористической деятельности (ч.1 ст.30, ч.2 ст.205 УК РФ) и приготовлении к участию на территории иностранного государства в незаконном вооруженном формировании (ч.1 ст.30, ч.2 ст.208 УК РФ). 28 июля 2016 года комиссия по адаптации боевиков выступила в его поддержку, попросив суд при вынесении приговора учесть все обстоятельства дела, в том числе добровольный отказ Конова от совершения преступления.

"По нему [Конову] был суд, и его приговорили к 4 годам лишения свободы, а ведь в ИГИЛ* его ноги не было. Он не был депортирован, то есть и в Турции не имелось сведений о его связях с ИГИЛ*», - сказал Хатажуков.

По его словам, складывается странная ситуация, когда учрежденная местными властями адаптационная комиссия с правильными намерениями принимает взвешенные решения, но при этом силовики, если считают, что эти решения не в их интересах, то фактически отказываются координировать свои действия с этой комиссией.

Хатажуков отметил, что силовики давали противоречивые сведения о числе жителей республики, уехавших для участия в боевых действиях на территории Сирии на стороне боевиков, называя, по его словам, цифры от 100 до 200 человек.

"По нашим данным, немало из тех, кто значатся у силовиков как боевики ИГ*, в реальности никогда там не бывали. Свидетельством этому являются их обращения, заявления их родственников и представителей черкесской диаспоры. Среди этих людей есть те, кто выехал, скажем, в Турцию из-за преследований на родине. Но они не собирались ехать воевать в Сирию. Другие, возможно, хотели поехать, типа Конова, но соприкоснулись с представителями диаспоры, которые абсолютно неприемлемым считали ИГИЛ*, и под их влиянием отказались от выезда в Сирию. И многие из этих людей не прочь вернуться", - пояснил он.

Как писал "Кавказский узел", следователи Кабардино-Балкарии за 2017 год насчитали в Сирии 195 жителей республики в числе участников сирийского конфликта на стороне боевиков.

Хатажуков полагает, что сами правозащитники каких-либо гарантий желающим вернуться на родину давать не могут. «Никто им гарантий дать не может, что разбирательство будет [проведено] должным образом. Они хотели бы, чтобы присутствовали... правозащитники, родственники, но мы этого пообещать не можем, учитывая вышеназванные истории», - заключил он.

* "Исламское государство" (ИГ, ранее - ИГИЛ) и "Имарат Кавказ" признаны террористическими организациями и запрещены в России решением суда.

 

 Автор: Рустам Джалиловисточник: корреспондент "Кавказского узла"

Источник: http://www.kavkaz-uzel.eu/articles/321298/
© Кавказский Узел


 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
877
Количество просмотров материалов
2110562