Нами много сказано и написано относительно проблем российской языковой политики, что в случае ознакомления с материалом позволило бы уважаемому профессору сориентироваться и избежать двусмысленного положения, в котором он оказался. Но у нас есть только один священный канал связи – сверху вниз, снизу вверх он давно не работает, если и работал когда-то. Но именно это обстоятельство составляет «ахиллесову пяту» федеральных представителей разных ветвей власти, так как риторика, которой они все еще пользуются, не мудрствуя лукаво, задержалась лет на 50 и уже относительно давно не воспринимается всерьез. Поэтому нам искренне жаль, что интервью господина И. Дискина может быть по достоинству оценено разве что небольшим количеством юных тинэйджеров, доверчивость которых тоже не следует переоценивать.

Остались прежними и назидательные манеры, с помощью которых когда-то спускались незыблемые истины: главное – сказать что-то (неважно что) очень уверенно и ни в коем случае не обнаруживать сомнения, - и это пройдет! Однако вынуждены разочаровать господина Дискина: прежние манеры тоже не проходят, - ныне они выглядят, увы, неуместно, а порой даже нелепо.

Большинство народа все это время больше молчало по причине этой одноканальной связи, но не только: из усталости, апатии, абсурда спускаемых указов (как известно, труднее всего оспорить абсурд, особенно если он очевиден). Но даже из народного молчания и долготерпения власть имущие научились выкачивать дивиденды, интерпретируя молчание как знак согласия.  Но так было до настоящего законопроекта, который явился некой красной чертой, пересечение которой все поменяло.

Теперь по конкретным положениям проф. И. Дискина. «Напомним, из ряда регионов в парламент в течение последних лет неоднократно поступали сообщения от представителей нетитульных наций, которые жаловались, что за отказ от изучения таких государственных языков начинают штрафовать или даже выживать из школ», - пишет непримиримый поборник демократии. Речь идет о нетитульных нациях, то есть русских и русскоязычных в национальных республиках. Но самое интересное заключается в том, что теперь речь идет о «добровольном изучении языков родных языков» в отношении представителей титульных наций! Давайте остановимся на словосочетании «добровольный выбор родного языка». Человек с ясным незамутненным сознанием (а таких, как известно, уже осталось мало) вряд ли поверит, что такое сочетание возможно не в пародийной коннотации. Для себя мы считаем излишним комментировать эту «блистательную» идею. Между тем, вот уже несколько лет вся страна вынуждена всерьез, очень важно и горячо обсуждать идею если не абсолютно сумасшедшую, то абсолютно аморальную («добровольно» изучать или не изучать родной язык это примерно то же самое, что: следует ли принять за истину, что за ночью следует день, а за днем — ночь. В тот же семантический ряд можно поставить: следует ли изучать русский, если более распространенные — английский и китайский).

Что же касается прикладных рекомендаций, то мы бы попросили ознакомиться с прецедентом, который имел место в 14 школе КБР; он с успехом объяснит типичную ситуацию по всей стране: пользуясь административным ресурсом, все «жалобы» на внезапно надоевший родной язык, «нелюбовь» и избыточность в отношении нерусских языков, любое анкетирование (незаконное) по «добровольному выбору» родного языка решается рукотворными усилиями директора и администрации школы. При небольшом желании можно создать немалую свиту учителей, родителей и даже учеников, которые сутки напролет готовы петь осанну в честь руководителя (и не только школы), если намекнуть на увольнение, перспективы ухудшения качества жизни и пр. Мы ведь все прекрасно осведомлены о беспроигрышных правилах этой нехитрой игры: только успевай вовремя нажимать на нужные механизмы. Так что фиктивность всей этой затянувшейся компании для всех шита белыми нитками.

Не совсем понятно, о каких автократических региональных группах ведет речь Председатель комиссии Общественной палаты. И какие автократические группы перестали существовать? Может быть, речь идет о региональном олигархате? Но он, являя собой голограмму олигархата метрополии,  процветал и процветает, может быть, лишь более скромно. И вряд ему, олигархату, так уж интересны какие-то там национальные и языковые проблемы. Скорее, напротив – они ему не нужны, а возможно даже противопоказаны, раз проблема с языками встала столь остро. 

Профессор поменял местами и другие очевидные факты: именно олигархат составляет автократию России и от его лица огромный верный отряд подкормленных чиновников старательно, хотя и не очень умело, занимается политическими спекуляциями, так как весьма заинтересован в выкачивании денег даже из самых виртуальных недр, таких, например, как родные языки. Если же они нерентабельны (в смысле языки) — должны сойти с исторической арены.

Относительно «политиканства» со стороны народа, по выражению уважаемого профессора И. Дискина. Позволим себе напомнить лишь в общих чертах, что начиная с Екатерины 2 язык был одним из центральных политических вопросов, так как служил главной цели колониальной политики царской России – ассимиляции инородцев. На Северном Кавказе она началась в 18 веке, на этот счет существует внушительное количество самого красноречивого архивного материала. Хорошо известна полемика адыгского просветителя Кази Атажукина против модели насильственной русификации Маркова (19 век). Так что язык как фактор геополитических  интересов империи был изобретен и внедрен именно власть имущими еще во времена  Царской России.

За два с чем-то столетия меняются бесчисленные маски и риторики, которые на все лады исполняются разноголосыми провластными элементами, но весь этот набор призван обеспечить лишь одно: имперский политический status  quo. Так, например, во время 100-летней колониальной Русско-кавказской войны это были известные во всем мире колонизаторские штампы, такие как «высокая цивилизаторская миссия», «свет с севера», «усмирение бунтов диких племен» и пр. (Точно такие же использовали испанские конкистадоры во времена покорения Америки, английские колонизаторы во время покорения Индии, французские – во время экспансии Алжира и так до бесконечности).

Во времена советской империи это была идея тотальной этнической унификации, в течение которой в результате факультативного обучения в школах родные языки подверглись мощной деградации. (Нынешний «гуманный» законопроект, кстати, – возвращение в прежней практике факультативного обучения).

Теперь, в постсоветский период, это исчезнувшая графа в паспорте на месте «национальность», такие вбросы как «русский язык как родной» для нерусских, крайняя необходимость в едином русском как языке политической нации, «изолированная ассимиляция только в сфере языка» и пр., и т.п.. Это бесконечная истерия по поводу умирающего русского языка, несмотря на то, что только им и владеют на всем пространстве России, составляющей, как известно, 1/6 часть земли, а ЮНЕСКО между тем признаны умирающими все северокавказские языки. Это нескончаемые возмущенные обвинения в региональном национализме и сепаратизме, в то время как в России по официальным данным существует 48 русских националистических организаций (по неофициальным – 53 и больше), которые почти все придерживаются православного фундаментализма, а 12 радикальных партий совершенно легально исповедуют такую программу как национал-социализм, фашизм. Это разнузданная неслыханная по своим масштабам ксенофобия в отношении вынужденных мигрантов, выходцев с Кавказа, Средней Азии, людей иного цвета кожи, разреза глаз, вероисповедания и нерусского языка. Почему эти «странные» факты, происходящие в центре самой многонациональной и поликонфессиональной страны мира, когда-то победившей фашизм, не комментирует лукавый Председатель комиссии Общественной палаты РФ по гармонизации межнациональных и межконфессиональных отношений? Ведь эти проблемы не просто лежат в его компетенции, а давно кричат со своих мест!

Но апофеозом абсурда можно считать ежегодные «русские марши», которые устраиваются больше 20 лет в крупных городах России под крики «Россия для русских». Мы не удивимся, если эти тысячи горячих «угнетенных» русских патриотов знать не знают о том, что  Царская Россия в 16 веке завоевала Казань, Сибирь, Дальний Восток, Астраханское царство, Прибалтику, финно-угорские народы, в 17-18 вв. — Среднюю Азию, Крымское ханство, в 19 веке — Северный Кавказ и пр. и т. п. При этом когда-то колонизированные народы вынуждены пять веков отмалчиваться, видимо оттого, что почти окончательно потеряли свои родные языки. Этого тоже, разумеется, «не видит», «не слышит» и «не понимает» наш самый «объективный» и «профессиональный» эксперт.

Дискин вполне традиционен и в применении старой как мир, но незатейливой тактики - менять местами причину и следствие. Поэтому мы вынуждены уточнить специально для профессора: не народ политизирует проблему (зачем ему это?), а чиновники пытаются представить проблему языковой политики новорожденной и невинной, тогда как на Кавказе, самом молодом из завоеванных регионов, этому «младенцу» уже более двух сотен лет! Языковую политику заботливо заворачивают в разные пелена, но по сути она все та же важная служанка обще-имперской политики, которая тоже чудесным образом мимикрирует, но уже никого не обманывает. Если же уважаемый И. Дискин не пожелает с нами согласиться, то мы готовы задать ряд встречных неудобных вопросов:

- Как Вы прокомментируете 4, 5 тысячный протестный митинг в Риге  2 июня 2018 года «Мы не сдадимся»: как спасти русские школы в Латвии». Русские люди несли плакаты: «Мы за русские школы! «Не отдадим русский язык!» и пр.

В настоящее время растет волна возмущения по поводу уменьшения часов русского языка в Казахстане, притом, что русский — язык международного общения в этой другой стране, которой ныне является Казахстан.

В отличие от наших законных требований, прописанных в Конституции РФ, региональной Конституции, аналогичные требования митингующих давно происходили и происходят в чужих странах. Мы сочувствием этим акциям. Но следуя логике гос. Дискина и пользуясь его же терминологией, получается, что «языковые» акции протеста русских в Латвии и Казахстане - это двойное «политиканство» или двойная «политиканская спекуляция», разве не так? 

- Одной из главных причин военного конфликта между Россией и Украиной были претензии в ущемлении русского языка. И эти чувства русских на Украине мы хорошо понимаем. Но разделяет ли настроения ущемленного русского населения Иосиф Дискин или для него это тоже – спекуляции?

- Позволим себе другой вопрос: в Израиле мертвый язык иврит был восстановлен почти через 2000 лет (1800 лет). Зачем было изо всех сил сопротивляться давно устоявшейся языковой ситуации, искусственно «политизировать» ее, с невероятным трудом используя все возможные и невозможные ресурсы, тогда как уже давно сложился готовый и вполне приемлемый язык идиш? Теперь ивритом пользуется около 10 миллионов человек. Мы расцениваем это как факт, достойный восхищения. Более того, это прекрасный пример для российских регионов. Но как он может быть расценен в парадигме профессора И. Дискина? Наверное, как еще одна очень большая «политиканская спекуляция»… Интересно, сколько готовых стандартов существует в арсенале Дискина и огромного штата подобных чиновников? Ясно, что не два, а значительно больше.

- Если право обязательного изучения родного языка – лишь политические спекуляции, то как объяснить фатальность «языкового» студенческого тбилисского митинга в союзной тогда еще республике Грузии 1978 года, который явился по мнению историков и политиков началом конца Советского Союза с последовавшим вскоре печально известным «парадом суверенитетов» 1988-1991 годов? Или представитель Общественной палаты заинтересован в аналогичной дестабилизации нынешней ситуации в своей стране? Игнорировать эти и другие важнейшие факты, извращать их - вот реальная провокация, направленная против стабильности России, всех ее народов и Президента РФ. Если же гуманно исключить провокацию как мотив профессора Иосифа Дискина, то в сухом остатке остается невежество, тоже совершенно непростительное для уровня Председателя комиссии Общественной палаты.

В интервью И. Дискина особого внимания заслуживает финал, который носит совершенно неотразимый характер, так как снабжен несколькими современными штампами, очень востребованными и популярными ныне среди российского чиновничества. Мы не будем уточнять, какими именно,  так как это секрет полишинеля.

 

ХАКУАШЕВА М., доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник КБИГИ, член Союза писателей РФ, член КПК (Клуба писателей Кавказа) . 


 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
945
Количество просмотров материалов
2464579