8 февраля 2021 года в Урванском районном суде Кабардино-Балкарской Республики продолжилось рассмотрение уголовного дела 31-летнего главы черкесской общественной организации «Хабзэ» Мартина Кочесокова, которого обвиняют в приобретении и хранении 263 граммов марихуаны (ч. 2 ст. 228 УК). Кочесоков утверждает, что невиновен и подписал признательные показания, потому что ему угрожали пытками. На заседании 8 февраля в суде допросили следователя ОМВД России по Лескенскому району Адама Карова.

 

На предыдущем заседании, 20 января, по ходатайству защиты из Лескенского ОМВД была получена информация из журнала учёта лиц, посещавших отдел полиции с 8 по 20 июня 2019 года. Это были участники производства по делу Кочесокова: адвокат по назначению А. Табухов, понятые Анатолий Выблов и Валерий Мкртумян, старший оперуполномоченный оперативного отдела ФКУ СИЗО-1 Ислам Таов, сотрудник ЦПЭ МВД по КБР Мурат Гонов, оперуполномоченный ЦПЭ по КБР Алибек Кармов, а также понятые Д.Товкуева и М.Безроков. 

Данные из журнала не совпадали с теми, что были указаны в протоколах допросов, и суд решил допросить следователя отдела МВД России по Лескенскому району Адама Карова, который вёл дело Кочесокова.

На заседании 8 февраля адвокат Людмила Коческова попросила Карова объяснить расхождение в документах. Например, в протоколе допроса Выблова указано, что 13 июня 2019 года его допрос проходил с 14:00 по 14:б 35, а Мкртумяна — с 14:40 по 15:20. Из записей в журнале следует, что они зашли в отдел в 16:55 и ушли в 18:50. Свидетель ответил, что в отделе есть два входа. По его словам, можно зайти через большую дверь, что они и сделали. 

Судья удивился: «В отдел полиции можно зайти без регистрации? Тогда зачем там дежурная часть?»

Свидетель парировал: «Если с ним сотрудник, почему нельзя?»

Судья: «Но вы же не указывали, что их кто-то заводил? Зачем их тайком водить в официальный орган полиции? Для чего там дежурная часть? Кто регистрирует посетителей? У вас же существует журнал? Вы их не к себе же на день рождения привели?»

Свидетель: «У нас в отделе автоматчики на КПП. Может, они неправильно указали время? Это было пару лет назад. Я не помню. Я мог завести через большую железную дверь, когда находился в отделе».

Адвокат спросила, зачем выводить понятых из отдела в 16:55 и возвращать через другой вход. Свидетель не ответил.

Она отметила, что аналогичная ситуация была и с оформлением протокола допроса 19 июня старшего оперуполномоченного оперативного ФКУ СИЗО-1 Таова, который ранее отбирал у Кочесокова явку с повинной. Из документов также следует, что его допросили до того, как он зашёл в отдел полиции. 

Свидетель продолжал утверждать, что многие сотрудники к ним заходят без регистрации. 

Адвокат возразила, что его регистрировали, только гораздо позже. Она спросила, зачем Таов вернулся в отдел, но уже с регистрацией. 

Свидетель предположил, что он мог сам прийти. 

Судья заметил: «Он сам может прийти в Ваш личный дом. Но он приходит в полицейский участок. Для чего существует КПП, если человек может зайти через другую дверь, например, с оружием или другими запрещенными предметами?.. Пишете одно, регистрируете другое. Это большое нарушение закона именно вами!»

Свидетель: «Может, он сам зашел, отдельно».

Судья: «Он не мог зайти через запертую дверь! В отделе дверь не может быть открыта вне зоны видения КПП».

Свидетель: «Там служебные машины выезжают, въезжают. Я мог пройти с ним через эту дверь».

Судья: «Вы не имеете право по закону завести ни одного человека без регистрации, даже свидетеля. Давайте я приглашу сейчас вашего начальника и допрошу вас двоих. Узнаем, как должно быть, и для чего там КПП».

Адвокат: «Я ездила в отдел полиции целый год. Меня ни разу не пропустили в здание без регистрации через другую дверь. Мы не можем заходить в отдел без сопровождения лица, к которому мы пришли. Обьясните, как Таов проник в здание без вас и без регистрации в журнале учета? 

Свидетель: «Как я и сказал, я указал в протоколе время допроса».

Адвокат отметила, что протокол допроса оперуполномоченного Таова вызывает много вопросов. «Может быть такое, что Вы сами его составили, а Таов позже подписал его?» — спросила она. Ответа не последовало. 

Защита обратила внимание суда на обстоятельство, указанное в протоколе «явки с повинной». 17 июня в 8 часов утра Таов в СИЗО Нальчика отобрал у Кочесокова явку с повинной. Затем он направил этот документ следователю, который в Лескенском отделении полиции вынес постановление об этапировании Кочесокова для проведения следственного мероприятия — проверки показаний на месте. Всё это в течение получаса.

Адвокат Кочесокова высказала сомнение, что такое возможно. Она предположила, что явка с повинной была оформлена раньше. 

Также адвокат указала, что эксперт Лескенского ОВД завершил дактилоскопическую экспертизу 8 июня 2019 года в 10:58. Согласно материалам уголовного дела, уже через две минуты следователь Каров в присутствии адвоката по назначению Табухова ознакомил находящегося в ИВС Нарткалы Кочесокова с результатом экспертизы. 

Адвокат спросила у свидетеля, насколько реально было осуществить все эти действия за две минуты. Тот ответил, что такое возможно, и он был в этой время в ИВС.
 
Защита на это возразила: «Из ответа руководства ИВС следует, что вы зашли туда в 11:25». 

Адвокат спросила у свидетеля, выносил ли он 2 июня из отдела технику для осмотра видеозаписи беседы Мартина Кочесокова с сотрудниками ЦПЭ в отделе полиции в день задержания. В частности, она уточнила, кто находил понятых Товкуеву и Безрокова для этого следственного мероприятия.

Каров сначала отказывался отвечать, повторяя, что он все указал в протоколе. 

В ответ на его реплику: «Не надо мне задавать такие вопросы!» судья сделал замечание свидетелю за неуважение суду. 

«Если написано, что в кабинете, значит там», — ответил в конце концов свидетель. 

Тогда адвокат попросила объяснить, почему весь протокол напечатан на компьютере, а графа с данными понятых заполнена от руки. Каров ответил, что посчитал нужным так сделать. 

Адвокат пояснила свои вопросы — в журнале регистрации нет данных, что в тот день понятые приходили в отдел полиции. По её словам, аналогичная ситуация с ними повторилась спустя два месяца при проведении прослушивания фонограммы. 

Она попросила дать этому объяснение. 

Каров ответил, что понятые были в полиции эти дни, а по какой причине сведения об этом отсутствуют — надо спросить «у автоматчиков».

На вопрос адвоката, почему спустя два месяца у него были те же понятые, так и не последовало внятного ответа. 

«20 июля вы допросила некоего Кармова. Его тоже нет в журнале учёта. Объясните почему?», — продолжала адвокат. 

«Он тоже мог зайти без регистрации и без сопровождения», — настаивал на своём свидетель. 

Он также не смог ответить, почему в журнале учета отсутствует запись о посещении отдела полиции сотрудником ЦПЭ МВД по КБР Муратом Гоновым 19 июня — его допрашивали в тот день. Он ответил отрицательно на уточняющий вопрос адвоката: «Может, вы сами составили протокол допроса, а Гонов его подписал позже?». 

Каров отрицал в суде, что 8 июня в ИВС Кочесоков сообщил ему, что наркотики ему подбросили. Активист заявил, что рассказал ему все подробности своего задержания. Но Каров ему ответил, что «понимает ситуацию, но не может ничем помочь, а если попытается, с ним может произойти то же самое». 

На заседании суд начал исследовать доказательства.

Следующее заседание назначено на 10:00 19 февраля. Ожидается окончание исследования доказательств и прения сторон.

  • Мартина Кочесокова задержали 7 июня 2019 года в КБР, на федеральной трассе «Кавказ» (между сёлами Хатуей и Анзорей Лескенского района КБР), когда он ехал на своей машине. По версии МВД, при осмотре полицейские обнаружили у него пакет с 263 граммами марихуаны.
  • 9 июня Лескенский райсуд КБР арестовал его на два месяца. 25 июня Верховный суд КБР изменилэту меру пресечения на домашний арест, а через два месяца — на подписку о невыезде.
  • В отношении активиста было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 228 УК (незаконное приобретение и хранение наркотиков в крупном размере, до 10 лет лишения свободы). 17 августа 2020 года в Урванском райсуде началосьрассмотрение дела.
  • Кочесоков утверждает, что наркотики ему подбросили, а признательные показания заставили дать, угрожая физической расправой над ним и его родными. Коллеги и друзья связывают задержание Мартина с его общественной деятельностью

 

 

источник: ПЦ "Мемориал"


 

 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1377
Кол-во просмотров материалов
6070015