На суде классный руководитель жителя Кабардино-Балкарии Ислама Гугова, обвиненного в причастности к сирийским боевикам, Елизавета Шорова охарактеризовала подсудимого только с положительной стороны. Комиссия по адаптации боевиков приняла единогласное решение ходатайствовать перед судебными органами о наказании Гугову, не связанном с лишением свободы, заявил член комиссии, председатель "Правозащитного центра Кабардино-Балкарии" Валерий Хатажуков.

Как писал "Кавказский узел", Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове-на-Дону рассматривает дело жителя Баксана Ислама Гугова, обвиняемого в участии в деятельности террористической организации и обучении террористической деятельности. Гугов вину не признал. 30 июля суд постановил вызвать на допрос руководителя "Правозащитного центра Кабардино-Балкарии" и члена республиканской комиссии по адаптации боевиков Валерия Хатажукова, классного руководителя Гугова Елизавету Шорову и отца подсудимого Анзора Гугова.

По версии обвинения, Гугов проходил обучение в Сирии в лагерях боевиков "Джейш аль-Мухаджирин валь-Ансар"* и "Имарата Кавказ"*. Гугов добровольно вернулся из Сирии в Россию, поверив обещаниям силовиков, что останется на свободе, но в аэропорту Нальчика его задержали. Заявление Гугова о явке с повинной было изъято и в деле не фигурировало. Нальчикский горсуд дважды рассматривал первое дело Гугова и выносил обвинительный приговор, который оба раза был отменен.

Рассмотрение дела Ислама Гугова продолжилось в Северо-Кавказском окружном военном суде 6 августа, передает присутствовавший на заседании корреспондент "Кавказского узла".

Первой дала показания Елизавета Шорова, учитель кабардинского языка и литературы средней школы №1 города Баксана. Женщина рассказала, что знакома с Исламом Гуговым, так как была его классным руководителем с 2005 по 2012 год. Отношения с ним она охарактеризовала как «прекрасные».

«Я была непосредственно его классным руководителем, поэтому была знакома с ним хорошо и с его семьей. Могу охарактеризовать его только с положительной стороны, он учился на «хорошо» и «отлично», выполнял все поручения. Он был участником спортивного сектора. Когда он заканчивал школу, неоднократно принимал участие в соревнованиях, за что был награждён грамотами и дипломами, был кандидатом в мастера спорта. Все в классе относились к нему с уважением. Он увлекался литературой и музыкой», - рассказала Шорова.

Свидетельница заверила судей, что в школе Ислам Гугов не был религиозным человеком. «Могу со стопроцентной уверенностью сказать, что он был далёк от намазов и посещения мечетей», - сказала учительница Гугова.

Она также отвергла заинтересованность Гугова экстремистскими идеями. «Абсолютно не было такого. У нас были классные часы на эти темы, он, бывало, сам готовил такие классные часы», - сказала Шорова.

«То, что сейчас происходит, я не понимаю. Он в любую минуту готов помочь другому и не ради корысти», - сказала классная руководительница Гугова.

Елизавета Шорова подтвердила, что выдавала характеристику на Ислама Гугова его матери, следственным органам, а саму её допрашивал в ходе предварительного следствия мужчина из республиканского следственного управления. Учительница добавила, что Гугов навещал её с классом на каникулах, она «знала, что он поступил на бюджет и у него всё хорошо».

В ходе встречи выпускников Гугов не говорил об исламе, ничего необычного в его поведении не было, сказала Шорова.

В ходе ответов на вопросы гособвинителя, свидетельница рассказала, что после окончания учебного времени молодой человек посещал различные кружки.

Елизавета Шорова отметила, что Гугов дружил со всеми одноклассниками, которых было 20 человек. «Осуждённых одноклассников у него нет, все обучаются в высших учебных заведениях», - категорично ответила учительница Гугова на вопрос суда. Об отъезде Ислама Гугова она узнала от его матери, когда та обратилась за характеристикой, а о возвращении подсудимого узнала из СМИ.

 

Информации об участии Гугова в боевых действиях на территории Сирии не было

 

Вторым был допрошен председатель "Правозащитного центра Кабардино-Балкарии" и член республиканской комиссии по адаптации боевиков Валерий Хатажуков.

"Я являюсь членом комиссии по адаптации с 2016 года. Комиссия по адаптации два года назад рассматривала дело Гугова. По тому докладу, который прозвучал на комиссии, отец Гугова выехал в Турцию по просьбе своего сына. В Турции он (Ислам Гугов) объявил, что был в Сирии, ему удалось оттуда выбраться, и он просил отца сделать всё, чтобы помочь ему вернуться, и о том, что он готов сотрудничать с комиссией и правоохранительными органами. Он (Гугов) вернулся в 2016 году, в феврале. Находился в СИЗО, и всё это время были контакты отца с комиссией, с правоохранительными ведомствами. Комиссия рассмотрела это дело, я его помню хорошо, это дело резонансное. Его обвиняли в том, что он в качестве водителя подвозил, помогал продовольствием", - рассказал Хатажуков.

Он пояснил, что члены комиссии перед принятием решения консультируются с правоохранительными органами, различными спецслужбами. При этом он добавил, что комиссия выносит и решения об отказе по обращениям.

«Было принято единогласное решение (по обращению Гугова) – ходатайствовать перед судебными органами о наказании, не связанном с лишением свободы», - отметил он.

Пребывание Ислама Гугова в Сирии тщательно изучалось, подчеркнул Хатажуков.

«Выясняются все обстоятельства о его возможной деятельности в НВФ (незаконных вооруженных формированиях). Этим занимается рабочая группы во главе с председателем комиссии», - рассказал правозащитник, подтвердив, что информации об участии Гугова в боевых действиях не было.

История Гугова - пример игнорирования силовиками гарантий властей, считает член совета ПЦ "Мемориал" Олег Орлов. По мнению Валерия Хатажукова, невыполнение обещаний наносит урон профилактике терроризма.

Хатажуков отметил активное участие в поручительстве за Гугова главы Баксана Хачима Мамхегова.

«Очень для нас важный прецедент, когда руководитель поселения приходит и говорит, что готов взять на себя ответственность. Насколько я знаю, он и сейчас стоит на этих позициях. Я знаю, что он (Мамхегов) по скайпу с ним (Гуговым) связывался, и с другими личностями, которые оказались за границей по тем же мотивам. Причём я хорошо знаю, что родственниками они не являются», - сказал Хатажуков.

Отвечая на вопросы гособвинителя, свидетель пояснил, что лично с Гуговым не общался. Название незаконного вооружённого формирования, участие в котором Гугову вменялось в первом деле, Хатажуков не помнит. 

Валерий Хатажуков рассказал, что заседание комиссии состоялось тогда, когда Гугов находился в СИЗО Нальчика по обвинению по 208-й статье (организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем), однако где в тот момент находилось дело, у следователя или в суде, ему неизвестно.

«Члены комиссии выносят проект решения только тогда, когда видят соответствующую картину, очень щепетильно подходят к этому делу», - ответил Хатажуков на вопросы о полном доступе комиссии к материалам уголовного дела.

«Комиссия может вернуться к человеку по истечении срока (наказания), если лицо дополнительно обращается. Насколько мне известно, Гугов повторно не обращался», - добавил он.

В присутствии Хатажукова было оглашено само обращение комиссии от 10 октября 2016 года за подписью председателя комиссии Алика Емкужева на имя председателя Нальчикского горсуда.

«В своем обращении Гугов заверил, что исключает возможность совершения в дальнейшем подобных противоправных действий… Гугов обратился с повинной, сотрудничал с органами предварительного следствия. По месту жительства и учёбы характеризуется положительно. Комиссия готова оказать содействие в трудоустройстве, медицинской и психологической помощи», - говорится, в частности, в обращении.

Члены комиссии единогласно попросили применить к Гугову снисхождение.

Ислам Гугов подтвердил, что обращался в комиссию, и пообещал раскрыть все обстоятельства в ходе своего допроса. Вопросы свидетелям подсудимый не задавал.

Помимо допроса свидетелей коллегия судей согласилась приобщить к делу копию свидетельства о сдаче Гуговым Единого государственного экзамена (все предметы были сданы молодым человеком на 60 и выше баллов) и копию протокола допроса свидетеля обвинения Анзора Жамгуразова.

Анзор Жамгузаров, отбывающий наказание в одной из колоний Кировской области, отказался давать показания. Согласно его показаниям на стадии следствия Жамгузаров видел Гугова в Сирии неоднократно. По словам свидетеля, Гугов обучался тактике ведения боевых действий, минно-взрывному делу, ориентировке на местности, стрелял по мишеням и охранял лагерь.

Адвокат Ева Чаниева обратила внимание, что в выданной ей копии документа отсутствует фраза об отказе Жамгуразова в следственных действиях с Гуговым, однако в деле эта фраза есть.

Для разъяснений этого противоречия по инициативе прокурора на следующем заседании будут допрошены сам Анзор Жамгуразов и следователь.

Рассмотрение дела продолжится 16 августа в 10.00 мск. Ожидается, что заседание начнется с допроса отца Ислама Гугова, который 6 августа не смог прибыть в суд по болезни.

 

Добровольно вернувшиеся из Сирии и Ирака граждане России преследуются силовиками

 

Случай с Исламом Гуговым - не единственный пример судебного преследования граждан России, вернувшихся из Сирии. 

Отметим, что статья 208 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает освобождение от уголовной ответственности, если лицо впервые совершило преступление, предусмотренной статьей, добровольно прекратило участие в незаконном вооруженном формировании и сдало оружие, если в его действиях нет иного состава преступления.

Уроженка Дагестана Виктория Будайханова была доставлена в числе других женщин в ноябре 2017 года из Сирии. После возвращения ее задержали сотрудники ФСБ. По версии следствия, Будайханова оказывала раненым боевикам ИГ* медицинскую помощь.

На восемь лет лишения свободы с отсрочкой наказания до достижения ее ребенком 14-летнего возраста осуждена жительница Дагестана Муслимат Курбанова. Она добровольно вернулась из Сирии в 2017 году.

Вместе с ней вернулась еще одна жительница Дагестана Загидат Абакарова. Она осуждена на восемь лет лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на 13 лет.

Преследованию подвергаются не только те, кто вернулся из Сирии, но и члены их семей, которые самостоятельно пытаются вернуть своих родственников, отправившихся в "горячие точки".

Так, уроженец Махачкалы Шамиль Нурмагомедов был обвинен в финансировании терроризма после того, как перевел деньги своему брату Марату, который оказался в ИГ*. В феврале суд приговорил Шамиля Нурмагомедова к семи годам колонии общего режима. Отец братьев Казим Нурмагомедов также обвинен в пособничестве участию в НВФ после вызволения сына из ИГ*. В интервью "Кавказскому узлу" он рассказал, что все его действия были направлены лишь на то, чтобы помочь Марату уйти от боевиков.

 

* "Исламское государство" (ИГ, ранее - ИГИЛ) и "Имарат Кавказ" признаны террористическими организациями и запрещены в России решением суда.

 

Автор: Константин Волгин корреспондент "Кавказского узла"

Источник: http://www.kavkaz-uzel.eu/articles/323916/
© Кавказский Узел


 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
945
Количество просмотров материалов
2464740