Каждый год с приближени­ем весны, как правило, воз­растает недовольство сель­ского населения нерешен­ностью в республике вопро­са о землях сельскохозяйст­венного назначения. В этом году дополнительный им­пульс надеждам селян при­дала смена руководства республики. В первые же недели после вступления в должность врио главы КБР многие сельские жители об­ратились к Юрию Кокову с жалобами о нарушениях, допускаемых в землеполь­зовании, преднамеренном затягивании обещаемой в точение двух десятилетий земельной реформы. При этом значительная часть зе­мель с/х назначения оказа­лась в руках горстки людей из бизнес-чиновничьего сообщества. В письмах и об­ращениях сельские жители, оказавшиеся на грани пол­ного обезземеливания, про­сят новое руководство рес­публики остановить разба­заривание этих земель, не допустить лишения крестьян единственного, что осталось у них, - земли.


Ответом на надежды и ожи­дания людей стало то, что прозвучало на своего рода про­граммном совещании в конце января с.г. с участием большой группы специалистов и руково­дящих работников отрасли, районов, на котором рассмат­ривался вопрос о развитии с/х производства республики. Юрий Александрович, порабо­тавший в новой должности все­го несколько недель, показал хорошую осведомленность о состоянии сельского хозяйства республики, процессах, проис­ходящих в этой отрасли. Отме­тив перекосы, допущенные в аренде земли, он заметил, что в некоторых поселениях большую ее часть арендует узкий круг людей, в то время как ос­новная часть сельчан вообще не имеет к ней доступа. Поста­влены конкретные задачи по затронутым на совещании воп­росам, сделаны поручения, ус­тановлены сроки их исполне­ния.

На мой взгляд, очень важно принятое в ходе совещания ре­шение о проведении и корот­кие сроки инвентаризации зе­мель с/х назначения по каждому поселению и району. Имеется в виду, что материалы инвентаризации должны быть точными, соответствовать дей­ствительному положению дел, отражать сложившийся на се­годня расклад. Только в этом случае итоги инвентаризации могут быть использованы руко­водством республики для оценки общего состояния зе­мель с/х назначения - и наме­чены меры для устранения до­пущенных в этой сфере нару­шений.

При этом все мы не ожидаем чуда и понимаем, что затя­гивавшиеся десятилетиями ту­гие узлы земельного вопроса просто невозможно развязать за месяц-два. Это невозможно сделать бесконфликтно. И если какие-то проблемы разреша­ются чисто административны­ми мерами, то другие требует­ся решать кропотливой и не всегда благодарной работой в законодательных органах, в су­де.

Двадцать лет пренебрежи­тельного отношения властей республики к федеральным за­конам, устанавливающим по­рядок реформирования зе­мельных отношений, разврати­ли многих руководителей вла­стных структур - от сельских поселений до ряда республи­канских органов. В их плоть и кровь вошла склонность ре­шать вопросы, связанные с зе­млей. по своему усмотрению, отложив в сторону федераль­ные законы. Мы увидели, к че­му это приводит.

Не знаю, как сделать таких руководителей совестливыми и законопослушными. Не знаю, возможно ли это вообще. Над этим должны подумать соот­ветствующие инстанции. Ясно одно - каждого руководителя, который будет иметь отноше­ние к работе по наведению по­рядка в использовании земель с/х назначения, надо вернуть о рамки закона, в правовое поле.

Полагая, что большинство руководителей, о которых  идет речь, никогда не держали в руках правоустанавливающие федеральные законы земле­пользования (они не были им нужны), посчитал целесообраз­ным включить в статью пере­чень четырех самых важных за­конодательных актов с кратки­ми комментариями. Возможно, этими документами в не мень­шей степени заинтересуются граждане, добивающиеся реа­лизации своих конституцион­ных прав на землю.

1. Первыми законодательными актами, относящимися к рассматриваемому вопросу, не потерявшими силу и сегодня, являются два постановления Правительства Российской Фе­дерации: а) от 29 декабря 1991 №86 «О порядке реорганиза­ции колхозов и совхозов»: б) от 4 сентября 1992 №708 «О по­рядке приватизации и реорга­низации предприятий и орга­низаций агропромышленного комплекса».

Постановление №86, кото­рое нас сегодня больше инте­ресует, устанавливает: «В слу­чае принятия собраниями тру­довых коллективов колхозов и государственных сельскохо­зяйственных предприятий ре­шения о сохранении прежней формы хозяйствования осуще­ствить их перерегистрацию с закреплением земли в соответ­ствии с действующим законо­дательством». И далее: «В каж­дом реорганизуемом колхозе и совхозе определяются индиви­дуальные имущественные паи и земельные доли. Все члены колхоза, совхоза, иного сель­хозпредприятия, в том числе ушедшие на пенсию, а также лица, работавшие в хозяйстве в прошлые годы, имеющие при­усадебные участки и прожива­ющие на территории хозяйст­ва, имеют право на имущест­венный пай в общей доли соб­ственности и условную земель­ную долю в земледелии».

2. Указ Президента Россий­ской Федерации Б. Ельцина №337 от 1996 'О реализации конституционных прав граждан на землю», целиком посвящен­ный земельной реформе, наде­лению земельными участками сельских жителей. Хотелось бы,  чтобы противники земель­ной реформы, называющие ча­стную собственность на землю «авантюрным нововведением», «настоящей утопией», обрати­ли внимание на Указ Президен­та РФ. Может быть, они поймут, откуда пришла эта «авантюра».

Из преамбулы Указа: «С на­чала 1991 года в результате проведения земельной рефор­мы около 40 млн граждан Рос­сийской Федерации получили в собственность земельные уча­стки. 12 млн сельских жителей стали собственниками земель­ных долей (паев). Однако мно­гие вопросы правового регули­рования земельных отношений законодательно не решены».

В каждом из 10 пунктов Ука­за содержатся соответствую­щие поручения о мероприятиях, которые обязаны осуществить Правительство Российской Федерации, органы исполнительной власти субъек­тов Российской Федерации и местного самоуправления.

3. Многие меры организа­ционно-правового регулирова­ния земельных отношений, предусмотренные в названном выше Указе Президента РФ. вошли позже в Федеральной закон №101-ФЗ от 26 июня 2002 «Об обороте земель сель­скохозяйственного назначе­ния».

4.  Следующий документ, ко­торый,  на мой взгляд, очень ва­жен для каждого, чья деятель­ность связана или соприкаса­ется с вопросом об установле­нии новых земельных отноше­ний в республике, - Федераль­ный закон №435-Ф3 от 29 де­кабря 2010 «О внесении изме­нений в отдельные акты Рос­сийской Федерации в части оборота земель сельскохозяй­ственного назначения». В нем четко определено то, что явля­ется стержневым вопросом зе­мельной реформы. Это частная собственность на земли сель­скохозяйственного назначе­ния, которая возникает через безвозмездные земельные до­ли, которыми наделяются гра­ждане.

Вопрос о земельных долях, превращенный у нас в некое путало стараниями противни­ков земельной реформы, при­сутствует на каждой из 18 стра­ниц закона №435-Ф3. А такие его статьи, как 6. 13, 14, изло­женные в совершенно новой редакции, как включенные в за­кон новые статьи 12.1. 13.1. 14.1, целиком посвящены ох­ране прав и интересов собст­венников земельных участков, особенностям владения, поль­зования и распоряжения зе­мельным участком, находя­щимся в общей долевой собст­венности, решению организа­ционно-правовых вопросов, связанных с ними.

Не скрывавшееся властями республики пренебрежи­тельное отношение к законам Российской Федерации по зе­мельной реформе, правовому регулированию земельных от­ношений и обеспечению кон­ституционных прав граждан на землю не могло не наложить определенный отпечаток не только на деятельность власт­ных структур, но и на позицию местных средств массовой ин­формации. Может быть, это слишком смелое обобщение, но так думаешь, ознакомив­шись с опубликованной в «Ка­бардино-Балкарской правде» (28 декабря 2013) статьей Бо­риса Бербекова “Земля и лю­ди».

Автор с тремя сотоварища­ми в обширной статье на двух газетных полосах резко пори­цает то. что они называют «ин­ститутом частной собственнос­ти на землю», стремясь убе­дить читателя в том, что не су­ществует более целесообраз­ной формы землепользования, чем аренда. О каком туманном «институте частной собствен­ности» говорят автор и его со­товарищи? Ни 8 одном из пяти законодательных актов, пред­ставленных выше, не использу­ется это многозначительное словосочетание. Зато в каждом из них есть ясная, понятная простому гражданину четкая установка: бывшим членам колхозов, работникам совхо­зов, пенсионерам, работавшим в хозяйствах, работникам социальных учреждений поселе­ния выделяется земельная до­ля с правом регистрации ее в частную собственность. Поче­му бы авторам не сказать ясно и четко, что они против такой частной собственности? Про­тив частной собственности крестьян на землю, на которой жили и работали их отцы и де­ды, на которой они и сами сего­дня живут с сыновьями и внука­ми, у которых другой источник блага отсутствует. Как напори­сто и с предельной жесткостью авторы выступают против бла­гополучия таких сельчан, среди которых есть семьи, просто не­способные приобрести мешок муки, чтобы завтра накормить своих детей хлебом.

Может, я не объективен? Вот цитата: «Автор этих строк неоднократно публично озву­чивал и аргументировал кате­горическое несогласие с вве­дением в республике «институ­та частной собственности на землю». Чуть ниже к сказанно­му добавляется: "...первона­чально сам тезис о приватиза­ции земель сельскохозяйственного назначения был насто­ящей утопией...» Опять подме­на понятий. Конечно, наделе­ние крестьян земельными до­лями безвозмездно - это тоже приватизация, но не чубайсов­ской категории. Опять вещи не называются своими именами, напускается туман, чтобы про­стой земледелец не понимал, о чем идет речь.

Выступая в статье несколько ниже, Радий Жиругов, доктор экономических наук, успешный арендатор, называет частную собственность сель­чан на землю «авантюрным но­вовведением». Как говорится, дальше ехать некуда.

Из друзей-сотоварищей Бо­риса Бербекова по статье я больше знаю Радия Жиругова, а с Альбертом Кильчуковым и Казбеком Кардангушевым едва знаком. Возможно, они грамот­ные специалисты, опытные аг­рарии, но у них общий «недостаток» - они преуспевающие арендаторы земель с/х назначения. Они заинтересованы в сохранении сложившегося к настоящему времени расклада, что и мешает им быть объек­тивными.

Если оставить в стороне противоречивые суждения, всю шелуху, которой перепол­нена статья «Земля и люди», попытаться понять, какую цель все же преследовали ее авторы, то нетрудно заметить, что она должна была повлиять на возможные меры, на которые может пойти новое руководст­во республики для корректи­ровки серьезных перекосов, допущенных в землепользова­нии. и приведения его в соот­ветствие с требованиями федерального законодательства.

Главная цель статьи - оста­вить землепользование таким, какое оно на сегодня есть: го­сударственная (республикан­ская) собственность на все зе­мли сельхозназначения; осно­ва землепользования - долго­срочная аренда. Но мы это уже проходили. Два поколения ру­ководителей республики не ре­шили вопросы правового регу­лирования земельных отноше­ний. И в эти два десятилетия земли с/х назначения остава­лись, как этого хотят авторы статьи, в государственной (республиканской) собствен­ности. И что же из этого получилось? Не под прикрытием ли аренды, которая идеализиру­ется в статье, захвачены «эли­той» лучшие пахотные земли республики? А что дальше? По- прежнему не давать землю кре­стьянам. которым по закону ока принадлежит? Ждать, пока и оставшуюся часть пахотных земель приберут к рукам «эф­фективные собственники»? Ни для кого не секрет, что эта компания ждет не дождется того дня, когда парламент КБР от­менит мораторий на куплю - продажу земель с/х назначения и они получат право на прива­тизацию захваченных ими зе­мельных участков. Когда наступит час икс. среди этих персон мы не увидим никого, кто отказался бы от частной собственности на землю. И не надо быть наивным. Эти «элитные земле­владельцы» не станут ждать еще четыре десятилетия, когда кончится срок моратория, уста­новленного парламентом КБР. Они попытаются осуществить свою мечту стать латифунди­стами о ближайшие годы, пока еще «в соку». В этом можно не сомневаться. Кстати, еще в прошлом году из некоторых кругов запускалась информа­ция, что мораторий будет отме­нен в 2014.

Интересно, что будут делать в этот день икс друзья-сотова­рищи по статье, не элитные, а - скажем так - успешные сис­темные арендаторы, которые сегодня называют частную собственность сельского жителя на земли сельхозназначения «авантюрным нововведением», а федеральный закон о безвоз­мездных земельных долях кре­стьянам, живущим на земле, «настоящей утопией»? Неуже­ли они не пойдут вместе с «элитными арендаторами» приватизировать свои аренд­ные участки, чтобы стать вла­дельцами ненавистной на сего­дня частной собственности на землю?

Одну из причин, по которой авторы статьи якобы возража­ют против частной собственно­сти крестьян на землю, мы не раз слышали от противников земельной, реформы: нельзя землю делить на мелкие участ­ки - новые хозяева их не вспа­шут, не посеют, продадут, про­пьют... Члены комиссии по земельной реформе не раз отве­чали авторам этой страшилки. Повторим: ни закон, ни те, кто выступает за наделение граж­дан земельными долями, как это предусматривает закон, не предлагают взять сажень, вый­ти в поле отмерять каждому его земельный участок и тут же за­столбить его границы. Речь не идет о выделении в натуре зе­мельной доли каждому гражда­нину, каждой семье. Имеется в виду - принять решения о зе­мельной доле каждого в общей долевой собственности. Земля не делится на мелкие участки. Общее собрание участников общей долевой собственности вправе принимать решения об объединении владельцев зе­мельных долей в сельскохозяйственные производственные кооперативы, любые другие формы хозяйствования. Можно сдать в аренду часть земель или свою площадь земельных паев.

Чтобы убедиться, что все это реально, стоит посмотреть, как хозяйствуют на земле наши ближайшие соседи - ставро­польцы. Когда у нас в 1992-1993 началась подготов­ка земельной реформы, во всех селах и районах начали рабо­тать комиссии. Были составле­ны и утверждены списки граж­дан, имеющих право на зе­мельную долю, на сельских сходах. И вдруг неожиданно, без каких-либо объяснений, работа была прекращена. Было объявлено, что земли сельхоз­назначения передаются в веде­ние администраций районов. В Ставропольском крае такая же работа по установлению новых земельных отношений была до­ведена до логического конца. И в настоящее время известные на всю страну сельхозпредпри­ятия, такие, как АПК «Колхоз имени Ленина», колхоз-плем­завод «Кавминский», АПК «Кол­хоз имени Ворошилова», АПК «Терновский» и другие, добив­шиеся выдающихся показате­лей, работают на землях, являющихся собственностью пай­щиков.

О некоторых других моти­вах, по которым статья в «КБП» отказывает крестьянам, быв­шим членам колхозов и работ­никам совхозов и другим ли­цам. пользующихся таким пра­вом: «..Сегодня по Российской Федерации 40-45 миллионов гектаров бесхозной земли, ко­торая заросла сорной расти­тельностью. Столь грустный итог института частной собст­венности на землю в России подтвердил опасения против­ников приватизации сельхоз­угодий в КБР: раздача доли или пая не привела в одночасье (?!) сельское хозяйство и крестьян­ское сообщество к процвета­нию и благополучию». Стоящее рассуждение хотя бы потому, что здесь автор подтвердил: отрицание пресловутого «ин­ститута частной собственно­сти» и неприятие раздачи кре­стьянам земельных долей без­возмездно в частную собствен­ность - это одно и то же. Одна­ко я не для этого процитировал пол-абзаца из текста статьи. Хочется пояснить, что 40-45 тысяч гектаров земли, которые заросли в России чертополо­хом, как это хорошо известно, не имеют никакого отношения к раздаче земельных долей кре­стьянскому сообществу. Это земли 30 тысяч деревень, ис­чезнувших в постсоветский пе­риод в «новой» России, которой руководят неолибералы из гайдарово-чубайсовской шко­лы.

И еще автор статьи обвиня­ет в «провале» земельной ре­формы комиссию, которая бы­ла создана для ее подготовки, хотя прекрасно знает, что это неправда. Кто не понимает, что столь сверхважное, судьбонос­ное не только для села, но и для всей республики мероприятие может быть начато только пос­ле принятия решения главой и правительством республики, внесения Парламентом КБР необходимых изменений в дей­ствующие законы? Официаль­ного рассмотрения вопросов, связанных с земельной рефор­мой, в названных инстанциях не было ни разу.

Разработанные комиссией в июне 2012 по поручению ее председателя (А.Б Каноков) «Программу и календарный график (дорожную карту) ос­новных мероприятий по подго­товке и проведению земельной реформы и КБР 2012-2014 гг.» постигла та же участь, что и два предыдущих документа - они лежали невостребованные «под сукном» до конца 2013, пока на заседании Обществен­ного совета при Главе КБР не было принято решение о пере­носе земельной реформы на 2017. Ограниченные возмож­ности газетной статьи не поз­воляют рассказать о других примерах ответственной и принципиальной работы чле­нов комиссии по земельной ре­форме.

Но автор статьи «Земля и люди» другого мнения о членах комиссии. «...Люди, далекие от земли, плохо представляющие суть земельной реформы, с крайне ограниченными позна­ниями в сфере землепользова­ния...» И это - о Георгии Черке­сове. Михаиле Клевцове, Мак­симе Панагове, Владимире Бердюже, Махти Темиржановв, Тимуре Шалове, Сергее Гово­рове, наконец, о покойном Бо­рисе Жерукове. Сколько лукав­ства! Может, перечислить и ос­тальных членов комиссии? Или ограничиться, назвав еще се­бя: Муса Докшоков, большая часть жизни которого была свя­зана с сельхозпроизводством...

Автор материала в «КБП» прекрасно знает, кто превратил комиссию в игрушку для при­крытия противоположных земельной реформе целей. Но делает вид, что не знает, каким образом «в руках узкого круга  крупных агробизнесменов (добавили бы - и высокопостав­ленных чиновников) оказались сосредоточены десятки ты­сяч... гектаров пахотных зе­мель». Не члены ли комиссии – «философы, историки, ветера­ны компартии, с крайне огра­ниченными познаниями в сфе­ре землепользования» - разда­вали эти земли? Хорошо бы знать, с каких пор автор стал знатоком землепользования и сельхозпроизводства, чтобы позволить себе так пренебре­жительно отзываться об из­вестных на всю республику специалистах и организаторах сельхозпроизводства.

Не хочется заканчивать ста­тью на такой грустной ноте. Послушаем мнение авторитет­ных представителей науки по обсуждаемому вопросу.

Петр Иванов, председа­тель КБНЦ РАН. директор ин­ститута информатики и проб­лем регионального управле­ния. академик РАЕН, доктор наук: "Никакая экономическая ре­форма ни в одной стране не может быть успешной без опе­режающей реформы аграрного сектора... Почему тогда мы не отдаем землю людям... Самая главная причина - этого но хо­чет правящая хозяйственно­политическая элита, которой земля уже реально принадле­жит под видом ее аренды. Поэ­тому элита горячо отстаивает... незаменимость аренды и яко­бы невозможность в КБР част­ной собственности на землю».

Недавно ушедший из жизни Борис Жеруков. ректор Ка­бардино-Балкарской государ­ственной сельскохозяйствен­ной академии им. В.М. Кокова, доктор наук: «...Мировая прак­тика землевладения и земле­пользования уходит от сверхкрупных помещичьих латифун­дий. развивая мелкое и сред­нее товарное хозяйство с нор­мальной вертикальной коопе­рацией... Жители наших сел должны чувствовать себя вос­требованными, видеть перспе­ктиву не только для себя, но и для потомков. Только на этой основе можно будет устранить социальные истоки экстремиз­ма и иных факторов жизни»


Муса Докшоков,член Общественного совета Министерства сельского хозяйства КБР. кандидат сельскохозяйственных наук

Источник: Газета Юга №13(1046)27.03.2014 г.


 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
905
Количество просмотров материалов
2222765