Мнение

В 1992 -1993 вышли законы РФ и КБР о реорганизации колхозов и совхозов. Впервые в истории отменили государственные планы закупок сельхозпродукции и у колхозов по­явилась долгожданная свобо­да работать, как они хотят.

К сожалению, мало кто в КБР воспользовался этим даром. На­до было раздать землю и имуще­ство в собственность, разрешить желающим выйти из колхоза со своими земельным наделом и имущественным паем. Это тре­бовало длительной и кропотли­вой работы колхозных комиссий, и в подавляющем большинстве хозяйств не успели (или не захо­тели) завершить дело.

Как мы в Чегеме работали над реорганизацией? Была создана комиссия по акционированию для нового сельхозкооператива, в котором каждый знал бы свой земельный и имущественный пай и мог бы в любое время выйти из колхоза. Когда мы официально сказали об этом, ушли со своим имущественным паем и услов­ным наделом лишь 5-6 человек из 500. Все решало только общее собрание. Первый вопрос - кому раздавать землю - урегулирова­ли довольно быстро. Хотя и не без скандалов. В список включи­ли тех, кто проработал в колхозе более 5 лет, а также колхозных пенсионеров. Наравне с колхозниками поставили учителей, ра­ботников медицины, детского сада, почты. То есть в получении на­дела земли (без права ее прода­жи) наравне были и колхозный пенсионер, и старая учительница из Нальчика, долго проработавшая в нашей школе. Кто они и откуда, какой национальности - не играло никакой роли. В этом спи­ске была и семья немцев Адольф, которые очень хорошо и долго работали у нас на свиноферме. Скандалы пошли из-за того, что в этот список не имели доступа коренные жители села, которые всю жизнь проработали в городе и райцентре. Их в 12-тысячном Чегеме-II было значительно боль­ше, чем колхозников. Они стави­ли вопрос так: почему немец мо­жет получить землю, а я нет? Я пригласил их на колхозное собра­ние, где дал вполне обоснованный отказ: каждый из этих работ­ников имел право получить часть акций своего родного предприя­тия, где работал. Никто никуда больше не жаловался. Другой во­прос - кому сколько пашни - был гораздо более сложным. Комис­сия не успела завершить работу, и реорганизация не была прове­дена.

В конце 1993 были разогнаны парламенты РФ и КБР, а Госдума почему-то отменила все ранее принятые законы по селу. Землю колхозов, закрепленную за ними на века Конституцией, отняли и передали в собственность госу­дарству в лице местных админис­траций. Колхозы развалились, основные фонды (продуктивный скот, технические средства меха­низации и электрификации, про­изводственные помещения) были разворованы. В итоге абсолют­ное большинство колхозников осталось без имущественного пая на богатство, заработанное многими поколениями.

В июле 2004 появился закон «Об обороте земель сельскохо­зяйственного назначения», порок которого в том, что арендатором может быть любой гражданин КБР, а брать в аренду землю раз­решается без ограничения пло­щадей на 49 лет, по истечении ко­торых ее можно приватизиро­вать. Это закон, которого больше ждали чиновники, чем крестьяне. В результате одни получили круп­ные земельные участки, другие -большая часть крестьян - оказа­лись лишенными такой возмож­ности. На обломках колхозов по­явились арендаторы. К примеру, пашня селения Чегем-II поделена между многими из них. У некото­рых участки 100 га и более, и хо­зяева используют их по своему усмотрению. На некоторых, на­пример, заложены современные сады, свидетельствующие о том, что земля взята в аренду надол­го. Между тем у многих селян земли нет, здесь процветает без­работица. И если во времена кол­хозного строя вся прибыль воз­вращалась на нужды колхоза и села, то сегодня она остается в карманах арендаторов. В преж­ние годы за счет колхоза Чегем были проведены водоснабжение и газификация села, а оплату за потребленные колхозниками газ, электричество и воду колхоз брал на себя. Были построены не толь­ко собственные производствен­ные объекты, но и поликлиника, детский сад, дом культуры, час­тично вторая средняя школа. Был подготовлен проект канализа­ции, крайне необходимый селу. Деньги на него у колхоза были, но он так и остался нереализован­ным в связи с ликвидацией само­го колхоза. И сегодня Чегему-II канализация нужна как воздух, но никому до этого нет дела. В по­следние 15-20 лет никто не вкла­дывает в развитие села ничего. Землю эксплуатируют плохо - не удобряют навозом, отсутствуют севооборот и орошение, по­скольку оросительные системы разрушены и разворованы. Сло­вом, из земли выжимают все со­ки, не вкладывая ничего взамен. И в то же время в СМИ появляют­ся высказывания чиновников о баснословных урожаях на наших полях. К примеру, о 600 000 тонн кукурузы в этом году в КБР. Хо­чется сказать: побойтесь бога, надо же и меру знать!

В настоящее время готовится закон о приватизации пашни в КБР. В связи с этим хотелось бы, чтобы учли следующие пожела­ния.

Во-первых, землю давать только тем, кто имел или имеет непосредственное отношение к сельскохозяйственному произ­водству. Список должен быть ог­лашен и утвержден на сельских сходах и собраниях.

Во-вторых, такой сложней­ший вопрос для каждого села, как распределение земли, необходи­мо выносить на рассмотрение

соответствующих экспертных ко­миссий с учетом таких факторов, как стаж работы труженика, его вклад в развитие колхоза и села. А окончательное решение прини­мать только на сходах или общих собраниях жителей. Так все будет в высшей степени прозрачно и справедливо, существенно умень­шится число недовольных.

В-третьих, в законе должно быть четко оговорено, что земля выделяется селянину в собствен­ность для производства сельхоз­продукции и он волен ею распо­ряжаться по своему усмотрению: организовать кооперативное хо­зяйство с соответствующими па­ями других собственников, со­здать единоличное хозяйство со своим участком земли, продать ее. При этом дать право добро­вольно входить в другие коопера­тивы и выходить из них.

Пусть в селах появятся сотни собственников земли, но это ус­покоит жителей. А они, уверен­ные в том, что будущее у нас в КБР за объединениями пайщи­ков, сумеют правильно распоря­диться своими долями.

Крестьянин был обделен в жизни много раз. В результате последней реформы он не только лишился своего имущественно­го пая в десятки тысяч совет­ских рублей из общеколхозной собственности, но и возможно­сти работать на земле. Сего­дня единственная его наде­жда - получить свой земельный пай, заработанный многолетним трудом на этих же полях. Так восстановится справедливость, которой очень ждут на селе. Не зря в письме сельских жителей Терского района главе КБР, напи­санном в 2011, сказано: «Народ не так глуп, как думают наши ру­ководители, и чаша терпения у нас не бесконечна. Мы с каждым днем теряем уверенность в том, что у нас будет светлое будущее».

Мухамадин Тумов, пенсионер, председатель колхоза Чегем в 1977-1994


 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
956
Количество просмотров материалов
2571213