Тумов   М.М., председатель  колхоза  « Чегем «  1977-1994 г.г.

В   Правительство   КБР    поступил проект  решения (концепции)   Общественного   совета   при  Главе  республики   об   организации и проведения   Земельной   реформы   в  КБР.   Хотя   в  концепции    сказано   об   объективном    и   широком   освещении   его в  СМИ,   что-то  не  было  заметно   ничего  подобного   за  прошедшие   с  тех  пор   три  месяца.   Между   тем  нельзя  согласиться со всеми положениями концепции. К примеру, я не могу согласиться с основополагающим положением, по которому  земля   выделяется    каждому,   кто  постоянно   проживает  в  сельской  местности.

15-20  лет  назад    в СССР, в том числе  в  КБАССР, функционировали  колхозы, за которыми по существовавшей тогда Конституции     земля (пашня)   была закреплена   за  ними  навечно. Подчеркиваю,  навечно. Да,   сегодня   в   КБР  колхозов  за  исключением   2-3  хозяйств (Екатериноградская,  Новоивановка..) нет,    но    остались    села   и  бывшие колхозники (увы, не все),  у  которых   незаконно отобрали    пашню.     И    если   кто-то    вероломно   расправился    с   государственным «навечно» и  с  самим   колхозом,    в   чем    вина    этих    людей   сегодня?     Неужели  мы   обречены    продолжить   чью  - то   ошибочную линию    сегодня   при  реформе,  когда   есть  ещё возможность   этого  не  делать?.   Реформа    начиналась    и  была   проведена  во  всех  сферах   экономики   и   каждый   на  своем   месте   получил    свою   долю   из     коллективной   собственности.    Колхозник,   как  и  любой   гражданин   России,   имел   такое   право   и    это  право   распространялось  в  первую  очередь  на   пахотную   землю   и     общеколхозные   основные   фонды,    заработанные  многими   поколениями   колхозников.    И  там,   и  там   он  имел  свои   законные   доли,   которые  должен    был  получить  при  реформе.   Что  получается  сегодня ?.

 

О  земельной реформе    начали  говорить  20  лет  назад,   но    и  сегодня    она   не  начата.       За    это  время   практически   во   всех   селах (во всяком  случае,  кабардинских)         разворованы    и  разграблены  общеколхозные   богатства.   Как   такое  могло  произойти  при  « живых»   наших  правоохранительных   органах  и  кто  должен  ответить  за  это?. Неужели   пострадавшая  сторона – крестьянин?    Ни  один   колхозник   ничего  не  получил,   но   и   в  наличии  сегодня  ничего   нет.

Более того, и сегодняшние авторы концепции о земельной реформе не думают о них, поскольку предлагают раздать  пашню  всем нынешним селянам. К примеру,  какой-нибудь  заготовитель,  проработавший  с  хорошим доходом   всю  жизнь  в    Нальчике   на  заготбазе   и   получив   там   свою  долю   собственности  (акции),   сегодня   может  получить вдобавок земельный пай в Чегеме-2. Этим самым он же фактически  отбирает часть пая у своего соседа,  который  до  сих  пор  от  реформы  ничего  не  имеет.   Справедливо ли такое?   Как   быть  с  тем,    что  у   некоторых   колхозов, например,   вышеназванных  хозяйств,     пашня    полностью   осталась   у  колхозников,  а   не роздана всем станичникам?    Перераспределять?!    Кстати.   В  концепции  сказано,   что  земельная  доля  выделяется  каждому,   кто  постоянно   проживает   в  сельской  местности   и  прописан…Это  совсем  непонятно,   а  как  же   распределять   пашни  бывших   хозяйств,   расположенных   в   городах   Нальчике,  Прохладном,   Баксане,  Чегеме  и  т.д.   Может,   кто-то   их  будет   делить   на  сельчан  и  горожан ?.  Или  раздать   пашню  всему  городу ?.

Проект   концепции    в  принципе   может  быть  применим   для  небольших сел, отстоящих на значительном расстоянии от города,    где   практически   все  жители  работали   в  колхозе и сельских учреждениях, обслуживающих колхозников,   но   он  губителен   и  неприемлем   для   пригородных  крупных  сёл как Чегем-2, Шалушка, Нартан, в которых   сегодня  прописаны  и  проживают   по   15-20  тысяч   человек,   а   производством    с/х    продукции   в  них   занимались   600-700  колхозников на пашнях  в   2-3  тысячи   гектаров   в  каждом  селе.

Занимательную   арифметику   оставим    авторам    концепции    и   попросим   задуматься  и  над  тем,   почему   каждая   реформа  в  селе,  в  конечном  счете,  оборачивается  ущербным  для  тех, кто трудился в селе?   Последняя  ельцинско-гайдаровская реформа,  задуманная  в  принципе  правильно,   лишила  его  возможности  работать   на  земле  и  в  селах  сегодня  тысячи  безработных тружеников, не получивших ни рубля от общеколхозной собственности.  Сегодня  его  последняя  надежда  - пашня,  которую   он  любил  и  лелеял  всю  жизнь,   но  и  ее  пытаются  отобрать.  Понимают  ли   авторы  концепции,    что    они  подрывают эту последнюю надежду?

В   1991-1992-м    годах   мы   в   колхозе   «Чегем»    приступили   к   земельной реформе.   На    3-4-х   общеколхозных   собраниях   твердо   было    решено,   что   свою долю пашни   получат   только    те,   кто   проработал   в  колхозе   более  5  лет   и  колхозные  пенсионеры.   К ним приравнивались учителя,    работники   медицины,   детского  сада,  т.е.   работники, обслуживающие колхозников.    И  сегодня, на мой взгляд,   должен   быть   такой  же  подход.  Поэтому в обсуждаемой концепции   должно   быть   записано,   что   выделение   земельных   долей   в  собственность только тем, кто  занимался   производством   сельхозпродукцией   в  селе  и приравненным к ним, а не всем подряд. Тогда собственники земельных паев либо заведут единоличные хозяйства, либо объединятся в кооперативные коллективные хозяйства.  Пусть  каждый   собственник   решает  сам.

В заключение следующее. Опыт  землепользования  крестьян   СССР,  Китая,  США, Германии, Франции, Англии, Испании и др.   зарубежных стран показывает, что как при частном, так и государственном видах  землепользования наилучшей,  с точки  зрения социально-экономических результатов, являются не мелкотоварные  формы производства сельхозпродукции, а крупные и средние коллективные  хозяйства (независимо от того: помещичьи, кулацкие, советские, российские, зарубежные они). Лучшим подтверждением этого являются израильские кооперативные предприятия  ( колхозы ) - кибуцы и мошавы, которые с 430 тыс. га пашни  снимают сельскохозяйственную продукцию, которая обеспечивает потребности 7,5 миллионного населения Израиля  на  95%.   В   КБР – 330 тыс. га пашни и около  900 тысяч  человек,   т.е.  мы  здесь   почти   в  10 раз  хуже  работаем,   чем  в  израильских  колхозах.   Еще  одно  доказательство  того,  что  сельскохозяйственное  производство  весьма  и  весьма  непростое   дело.


 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
934
Количество просмотров материалов
2383464