Заболевание крупного рога­того скота нодулярным дерма­титом в республике обнажило ряд острых проблем в сфере животноводства и ветеринарии, с которыми ко мне как к бывше­му работнику ветеринарного уп­равления постоянно обращают­ся сельчане.
Один из таких вопросов ка­сается положения на мясоконт­рольных станциях на рынках КБР. Недавно знакомый посето­вал, что потерял три тысячи руб­лей, сдавая забитую корову на базаре перекупщику. Осматривавший тушу ветеринар заявил, что печень поражена гельмин­тами и на этом основании под­лежит изъятию. Как и остальной ливер - сердце, легкие и диа­фрагма. Хотя специалист вам скажет, что сердце, легкие и диафрагма в таком случае, как правило, здоровые и годные к употреблению без ограничений. Так как ветеринар в данном слу­чае, считаю, попросту не защи­тил товаропроизводителя, пе­рекупщик получил возможность требовать с того скидку в десять килограммов мяса за признан­ные негодными органы. И полу­чил ее - продавцу npocto неку­да было деваться. Весьма часто к забракованному могут присо­вокупить и голову - на том осно­вании, что якобы есть признаки туберкулеза, хотя это может быть сравнительно безопасный актиномикоз. Таким образом, за счет скидки от ливера и головы, выбиваемых с того, кто вырас­тил скотину, перекупщик ком­пенсирует свои расходы на аренду торгового места, плату ветеринару, грузчику, рубщику... А ведь с каждой проданной туши они и так получают не менее 10 тысяч рублей прибыли. В то время как товаропроизводи­тель, вложив в это дело неимо­верное количество сил и средств, зарабатывает такую же сумму за год.

Эта ситуация особенно ярко проявляется перед 1 сентября, когда люди устремляются в го­род одевать и обувать своих де­тей к школе. Им очень нужны деньги, и они на все согласны, лишь бы выручить хоть что-то.
На протяжении десятилетий на мясоконтрольных станциях бытует и еще одна порочная практика. Экспертиза может на­чинаться с того, что ветеринар вырезает для анализа филей­ную часть весом в килограмм- полтора, которая сама по себе стоит 500-600 руб. Подобная щедрость возникла еще во вре­мена Советского Союза, когда государство считалось бога­тым, скота было много, и, чтобы не связываться с сотрудниками лабораторий, им оставляли по­добную «контрибуцию». Однако в нынешних условиях, когда жи­вотноводство для рядового сельчанина и так стоит на грани рентабельности, потеря каждо­го килограмма, каждого рубля напрямую бьет по его карману. Очень часто перекупщик заранее договаривается, чтобы ве­теринар такой манипуляцией не портил товарный вид туши. Но если столь объемную вырезку можно не делать в принципе, зачем тогда делают? Это наво­дит на определенные подозре­ния по поводу того, куда девает­ся мясо...
Все экспертизы и анализы, производящиеся на мясоконт­рольных станциях, платные. Ку­да идут деньги? Почему нельзя направить эти средства на ре­монт ветхих зданий ветслужбы в селах, оборудование там нор­мальных рабочих мест?
Отдельно необходимо ска­зать и о работниках мясоконт­рольных станций, составляю­щих настоящую привилегиро­ванную касту среди всех вете­ринаров. Многие из них работа­ют на своих местах десятилети­ями по принципу семейного подряда, передавая кресло от отца к сыну. Предлагаю руко­водству управления ветерина­рии в соответствии с практику­ющимся многими госструктура­ми принципом ротации кадров сотрудников мясоконтрольных станций отправлять на время в села, чтобы поднимать там раз­валенную ветеринарию. Может быть, тогда кто-то из них за­дастся вопросом, почему столь­ко скота в республике болеет гельминтозами. Может, озабо­тятся наконец проблемой бро­дячих собак, которые и являют­ся главными разносчиками опаснейшего эхинококкоза, о критических масштабах заболе­вания которым даже среди лю­дей мы еще только начинаем уз­навать. Может, обратят внима­ние на санитарное состояние инвентаря и спецодежды лиц, занятых продажей и Покупкой мяса, когда месяцами не сти­ранные фартуки можно снять и они будут стоять колом, а тушу, пока не попадет на прилавок, перекладывают с места на мес­то как минимум восемь-десять раз - с весов в кузов машины, на тачку, снова на весы, на раз­делку... и никто толком не забо­тится о чистоте всех этих поверхностей.
Опаснейшая ситуация в сфе­ре поставки мяса в образова­тельные, в том числе дошколь­ные заведения республики. Ес­ли раньше существовала специ­ализированная организация, централизованно закупавшая продукцию для этих целей и старавшаяся контролировать ее качество, теперь тендеры выиг­рывают далекие от ветслужбы люди. Ранним утром на рынке покупается, как правило, некон­диционное, а следовательно, намного более дешевое мясо - по 60-80 руб. за килограмм. Не доходя до ветеринаров, оно по цене 120-150 руб. за кило реа­лизуется поставщику, а тот уже поставляет мясо бюджетным учреждениям за 240 руб./кг. Лично беседовал с несколькими заведующими садами и школа­ми, признававшимися, что есть такое мясо просто не хочется: «Мы обязаны кормить детей - мы готовим. Но они не едят это». Говорят, что при варке от него исходит неприятный запах. Все потому, что такое мясо на­пичкано антибиотиками и дру­гими препаратами. А потом все удивляются распространению аллергических реакций, других заболеваний среди детей, низ­кому иммунитету нынешнего поколения...
Нодулярный дерматит про­держится в республике еще от 3 до 5 лет. Если государство в кратчайшие сроки не наладит систему закупки некондицион­ного мяса у населения, оно и дальше будет попадать в школы и детсады. Ведь есть у нас обан­кротившийся мясокомбинат, оборудованный холодильника­ми, оснащенный колбасным производством. Туда можно устроить до 200 человек - надо только вложить средства.  Необходимо навести поря­док и в распределении грантов и субсидий. Лет пять назад дей­ствовала госпрограмма по суб­сидированию животноводства, в соответствии с которой за ка­ждую выращенную голову госу­дарство обязывалось доплачи­вать производителю 3000 руб. федеральных и 200 из местного бюджета. Деньги распределили только в первый год действия программы, и только тем, кто больше всех возмущался. Куда же делось остальное?
Очень многие обожглись и на программе содействия начина­ющим фермерам, которым обе­щали гранты. Одним из условий было открытие крестьянско- фермерского хозяйства; Люди Открыли КФХ, ждали деньги, ко­торые так и не поступили. А че­рез год им пришли требования из пенсионного фонда об упла­те задолженности в 30-40 ты­сяч. Безграмотных сельчан «за­были» предупредить, что при открытии фирм необходимо выбирать упрощенную систему на­логообложения. В итоге чело­век, не получив грант, сам ос­тался должен государству.
B результате те, кто занима­ется разведением скота, видя абсолютную беспросветность и невыгодность этого занятия, пу­скают коров под нож. Через па­ру лет мы можем прийти к ситу­ации, что поголовья в КБР про­сто не останется, так как рес­публика не успевает восполнять его. Тогда цена на мясо возрас­тет до заоблачных высот - и большинство простых людей, живущих на зарплату в 10-15 тыс. руб. в месяц, просто не смогут себе позволить этот про­дукт.


Адильгирей Кеш


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1502
Кол-во просмотров материалов
7166316