земельный вопрос

(Правозащитный центр КБР)

от жителей с. Чегем

Мы, жители с. Чегем-2 (бывшие колхозники) обращаемся к Вам, с настоятельной просьбой    вникнуть в суть наших  проблем и оказать посильную помощь в решении вопроса. Прочитали в «Газете юга« (№21 от 23 мая 2013 г.) о возможном социальном взрыве в  Кенже  и  подумали: да это же и  про наше село! Хотя у нас нет садов, но ситуация почти такая же взрывоопасная. Разница лишь в том, что и на одиннадцать месяцев  в год никто ни один  гектар не  получает. Бывшие колхозники безземельные и сидят дома, а если кто-то работает на полях, то они работники каких-то арендаторов, у которых  второчегемская земля в долгосрочной аренде. Истинных хозяев никто не знает, все оформлено на подставных лиц. Кстати, почему список арендаторов с количеством   закрепленных гектаров такая великая тайна? Только работники органов в ходе проверок могли бы узнать, кто настоящие хозяева, но об этом мы можем только мечтать. Простой вопрос: на  каком   основании у 2-3-х арендаторов со стороны лучшая и удобная половина колхозной пашни, видимо, на долгосрочной аренде (судим по заложенным садам), а основная масса колхозников безземельная и на долгосрочной  безработице?! Почему никому нет дело до этого?! Нагло   отобрали землю и лишили работы сотни людей по известной схеме, и теперь на наши  просьбы у них ответ один «свободной земли нет!».  Как будто мы не знаем, как все это они сотворили!  И это тогда, когда у нас у одного арендатора 800 гектаров (треть колхозной пашни), у другого 400 гектаров и т.д. Неужели наши законы такое допускают? Мы  долго  надеялись  на то, что каждый из нас получить  свой надел пашни. Об этом пошли разговоры 20 лет назад еще в колхозе, но они так и остались   разговорами: ни пашню, ни имущество, нам так никто и не вернул. Нет земли, нет скота, нет техники, т.е. в селе нет работы, а нам жить здесь, но как?

С прошлого года опять пошли разговоры о новом законе, по которому нам раздадут пашню, но кроме разговоров ничего не видно и неслышно. Мы знаем, что это очередной обман власти для успокоения жителей сел. Разве богатейшие чиновники-арендаторы, у которых в долгосрочной аренде лучшие земли республики, допустят появление такого закона?! С другой стороны говорят, что такой Российский закон уже есть и он не может не появиться и у нас. Ведь при желании для появления закона нужно правительству и парламенту всего несколько месяцев.

Нам остается только ждать, но долго ли мы еще сможем терпеть и наблюдать, как наши   чиновники противостоят появлению так всем крестьянам нужного закона? Мы просим    республиканский правозащитный центр и лично Хатажукова В. Н. подключиться к нашей защите от произвола чиновников. Надеется нам больше не на кого. Обращаться в какие-то властные и правоохранительные структуры бесполезно.

Подписи: Тумов М., Кишев С., Тумов Г., Аюбов А., Боготов Ч., Боготов Х., Боготов М., Боготов С., Бозиев Х.


05.06.2013


 

(Уполномоченному по правам человека при главе КБР, Правозащитный центр КБР)


от арендаторов с. Кенже, Кабардино-Балкарской Республики

Мы, ниже подписавшиеся арендаторы садов и земельных участков столкнулись с проблемой, с которой не можем справится самостоятельно, и не находим поддержки у местных властей. И мы решили обратиться к Вам за помощью, в решений нашей проблемы, потому как знаем, что вы помогли многим гражданам Р.Ф. отстоять их права и восстановить справедливость.

А проблема у нас в следующем. В конце девяностых годов мы, арендаторы, взялись восстанавливать заброшенные сады у себя в селе. Первые годы нам пришлось очень тяжело. Прилагая неимоверный физический труд «залезая» в долги и приобретая, самые лучшие препараты для обработки садов, во многом отказывая себе, вкладывали свои средства в восстановление запущенных участков. Через 5-6 тяжёлых для нас лет, мы привели сады в надлежащее состояние. Также с согласия руководства ОАО «Племсовхоз Кенже» нами были заложены молодые сады. Мы думали, что в будущем они заменят старые, выработавшие свой ресурс деревья. При этом все затраты, как по восстановлению старых, так и по закладке молодых садов, осуществлялись нами за свой счёт. Все эти годы руководство ОАО «Племсовхоз Кенже», у  которого мы брали в аренду участки, заключало с нами договор аренды только на 11 месяцев. Из года в год нас «кормили» обещаниями, что продадут нам восстановленные нами деревья по остаточной стоимости и дадут возможность,  заключить долгосрочные договора аренды на землю.  В 2008году все акции ОАО «Племсовхоз Кенже» были выставлены на торги и проданы не известным нам лицам. Об этом мы узнали только по прошествии нескольких месяцев. В акции, которые приобрели нынешние владельцы хозяйства, вошли: административное здание, фермерские корпуса, склад-хранилище и несколько гектаров земли под этими сооружениями. Сейчас же нынешние владельцы под прикрытием названия ОАО «Племсовхоз Кенже» пытаются «подмять» под себя все земли, которые когда - либо брало в аренду, или пользовалось на правах бессрочного пользования данное хозяйство. За 5лет нынешние хозяева ни разу не соизволили встретиться с нами, арендаторами, для разъяснения своего видения дальнейших взаимоотношений. Никакой хозяйственной деятельности ОАО «Племсовхоз Кенже» не ведёт. Это наводит нас на мысль, что овладев правами на земли, они обанкротят хозяйство и распродадут его по частям, или используют, как залог, взяв кредит в банке, заведомо не собираясь возвращать заёмные средства, что повлечет потерю нами наших участков.

Как все нормальные люди, мы, проработав на земле по 15 лет и более, восстановив сады и заложив новые, хотели бы ясного для себя и своих семей будущего, а именно: заключить долгосрочные договора аренды на 25 и более лет с возможностью выкупа этих участков. Нынешние арендаторы не только спасли сады от гибели, восстановив их в тяжёлые девяностые, но и возродили целую отрасль садоводства, которой славилась наша Республика. По нашему примеру восстановили многие заброшенные сады, а Минсельхоз вот уже несколько лет успешно воплощает в жизнь программу развития садоводства в республике.

В связи свыше изложенным, хотим отметить, что в последнее время выросло социальное напряжение в среде арендаторов и их   ' семей, а также сельчан, задействованных в сельхозработах.

Мы глубоко обеспокоены сложившейся ситуацией. Боясь потерять труд всей нашей жизни мы просим Вас, вмешаться в ситуацию, не допустить несправедливого развития событий в отношении тружеников села и помочь нам отстоять дело всей нашей жизни - наши сады.

Знайте, что Ваша помощь в решении данного вопроса вызовет искрению благодарность десятка семей и сотен людей, работающих на этих землях.

Надеемся, Вы найдете время и не оставите поднятый нами вопрос без решения.


С уважением к Вам, арендаторы с. Кенже Кабардино-Балкарской Республи

Подписи: Кажаров М.И., Барагунов В.Х., Барагуно А.Х.. Лиев Х.Н., Карачаев Б.Н., Гогуноков А.Х., Кушхов А.В., Хочуев Ж.М., Аргашоков А.Б., Эрганоков А.Б., Казанчев М.Ж., Жекамухов З.М.. Кушхов А.Ш., Кешев А.Ф., Гучапшев Б.Б.. Жекамухов Б.А., татаров Х.Х.. Ахобеков А.Х., Алтуев Э.Т., Жекамухов А.О.

03.06.2013


 

Земля

15 мая в Кенже прошло собра­ние арендаторов,участники которого потребовали от руко­водства ОАО «Племсовхоз «Кенже» «безотлагательного решения вопроса о землях», на которых они трудятся.

Собранию предшествовали обращения к Владимиру Путину и Александру Хлопонину, в Общест­венную палату РФ и к руководству республики. В них отмечалось, что в конце 90-х арендаторы начали восстанавливать заброшенные сады Кенже, превратившиеся, по словам арендаторов, в непрохо­димый лес: «Прилагая неимовер­ный физический труд, залезая в долги, приобретая лучшие препа­раты для обработки садов, во мно­гом отказывая себе, вкладывая свои средства, мы восстановили сады в течение 5-6 лет. С согласия руководства ОАО «Племсовхоз «Кенже» были заложены молодые сады».

Жители села подчеркивали, что все эти годы с ними заключали договоры аренды только на 11 ме­сяцев: «Из года в год нас кормили обещаниями, что продадут нам восстановленные деревья по ос­таточной стоимости и дадут воз­можность заключить долгосроч­ные договоры аренды земли».

В 2008 все акции ОАО «Плем­совхоз «Кенже» были выставлены на торги и проданы. На собрании 15 мая жители Кенже отмечали, что акции приобрел некий холдинг. Новые хозяева сохранили бренд «Племсовхоз «Кенже». Приобре­тенные ими акции имели отноше­ние к административному зданию совхоза, корпусам ферм, складу-хранилищу и земле под этими строениями: «Сейчас нынешние владельцы под прикрытием назва­ния ОАО «Племсовхоз «Кенже» пы­таются подмять под себя все земли, которые когда-либо брало в аренду или которыми владело на правах бессрочного пользования данное хозяйство».

Арендаторы подчеркивают, что за 5 лет «нынешние хозяева ни ра­зу не соизволили встретиться» с ними для разъяснения своего ви­дения дальнейших взаимоотно­шений: «Никакой хозяйственной деятельности ОАО не ведет. Это наводит нас на мысль, что, овла­дев правами на земли, они обан­кротят хозяйство и распродадут его по частям».

Арендаторы опасаются, что все это приведет к потере участ­ков, которые они возрождали око­ло 15 лет.

В обращениях отмечался рост «социальной напряженности сре­ди арендаторов», их семей и жителей села, работающих в саду.

Музгит Кажаров напомнил о первой попытке новых хозяев встретиться с арендаторами: «Пришел представитель. В поме­щении больше двух десятков че­ловек сидели - ни «сапам алейкум», ни «здравствуйте», ничего не сказал. Произнес: «Кому не нра­вятся наши условия, расторгайте договор». Это были слова челове­ка, который первый раз в село приехал пообщаться с коллекти­вом».

Тот же человек обещал про­дать все арендуемые деревья по остаточной стоимости, но когда была проделана вся подгото­вительная работа, «стал недосяга­ем - не брал трубку, избегал встреч».

Акционерам ОАО несколько раз, в том числе и письменно, предлагалось встретиться с жите­лями села: «Мы им сегодня сказа­ли, что здесь будет около 100 че­ловек. Но не идут они на перегово­ры, их отношение наплеватель­ское. Сосуд переполнился. Из со­брания арендаторов это может перейти в собрание села, это мо­жет вызвать социальный взрыв».

Хатали Пшеноков предложил выкупить у новых хозяев акции, ко­торые были приобретены ими за 22 млн: «Пусть вернут нам хозяй­ство, а мы возвратим им деньги».

Мустафа Болиев, не имеющий отношения к аренде, заявил, что старшее поколение поддерживает арендаторов и готово встать с ни­ми рядом. Об этом же заявил быв­ший директор совхоза Валерий Казанчев.

Генеральный директор ОАО, назначенный новыми хозяевами, житель села Альберт Кештов зая­вил, что люди, которые купили это хозяйство, закон не нарушали: «Тут моральная сторона вопроса -нужно найти разумный выход».

Гендиректор рассказал, что дважды за последнее время встречался с министром сельско­го хозяйства Альбертом Каздоховым:

«Я сказал: «Ребята боятся. Или повысят арендную плату до 50 ты­сяч. Или еще хуже: вот свидетель­ство о собственности на землю - вы нам не нужны, уходите. Он мне говорит: «Я ни копейки от этого хо­зяйства не получал. Ущемлять чьи-либо интересы я не намерен. Передай ребятам, если они верят моему слову...»

Эти слова вызвали смех в зале:

«Глупости ты говоришь».

«Я это передал ребятам, - про­должил Кештов. - Они сказали: «Мы верим, но это для нас не га­рантия». В тот же день я снова приехал к министру и сказал, что нужны гарантии. Он ответил: «Тог­да я выхода не вижу. Будем дово­дить дело до суда». Я ему сказал, что так не пойдет, надо с этими ре­бятами встретиться. Пусть пред­ставители холдинга приедут к нам».

По словам генерального дире­ктора, Альберт Каздохов поручил представителям холдинга встре­титься с арендаторами. Несколько раз встречи срывались.

Олег Гусейнов


 

Тумов   М.М., председатель  колхоза  « Чегем «  1977-1994 г.г.

В   Правительство   КБР    поступил проект  решения (концепции)   Общественного   совета   при  Главе  республики   об   организации и проведения   Земельной   реформы   в  КБР.   Хотя   в  концепции    сказано   об   объективном    и   широком   освещении   его в  СМИ,   что-то  не  было  заметно   ничего  подобного   за  прошедшие   с  тех  пор   три  месяца.   Между   тем  нельзя  согласиться со всеми положениями концепции. К примеру, я не могу согласиться с основополагающим положением, по которому  земля   выделяется    каждому,   кто  постоянно   проживает  в  сельской  местности.

15-20  лет  назад    в СССР, в том числе  в  КБАССР, функционировали  колхозы, за которыми по существовавшей тогда Конституции     земля (пашня)   была закреплена   за  ними  навечно. Подчеркиваю,  навечно. Да,   сегодня   в   КБР  колхозов  за  исключением   2-3  хозяйств (Екатериноградская,  Новоивановка..) нет,    но    остались    села   и  бывшие колхозники (увы, не все),  у  которых   незаконно отобрали    пашню.     И    если   кто-то    вероломно   расправился    с   государственным «навечно» и  с  самим   колхозом,    в   чем    вина    этих    людей   сегодня?     Неужели  мы   обречены    продолжить   чью  - то   ошибочную линию    сегодня   при  реформе,  когда   есть  ещё возможность   этого  не  делать?.   Реформа    начиналась    и  была   проведена  во  всех  сферах   экономики   и   каждый   на  своем   месте   получил    свою   долю   из     коллективной   собственности.    Колхозник,   как  и  любой   гражданин   России,   имел   такое   право   и    это  право   распространялось  в  первую  очередь  на   пахотную   землю   и     общеколхозные   основные   фонды,    заработанные  многими   поколениями   колхозников.    И  там,   и  там   он  имел  свои   законные   доли,   которые  должен    был  получить  при  реформе.   Что  получается  сегодня ?.

Мнение

В 1992 -1993 вышли законы РФ и КБР о реорганизации колхозов и совхозов. Впервые в истории отменили государственные планы закупок сельхозпродукции и у колхозов по­явилась долгожданная свобо­да работать, как они хотят.

К сожалению, мало кто в КБР воспользовался этим даром. На­до было раздать землю и имуще­ство в собственность, разрешить желающим выйти из колхоза со своими земельным наделом и имущественным паем. Это тре­бовало длительной и кропотли­вой работы колхозных комиссий, и в подавляющем большинстве хозяйств не успели (или не захо­тели) завершить дело.

Как мы в Чегеме работали над реорганизацией? Была создана комиссия по акционированию для нового сельхозкооператива, в котором каждый знал бы свой земельный и имущественный пай и мог бы в любое время выйти из колхоза. Когда мы официально сказали об этом, ушли со своим имущественным паем и услов­ным наделом лишь 5-6 человек из 500. Все решало только общее собрание. Первый вопрос - кому раздавать землю - урегулирова­ли довольно быстро. Хотя и не без скандалов. В список включи­ли тех, кто проработал в колхозе более 5 лет, а также колхозных пенсионеров. Наравне с колхозниками поставили учителей, ра­ботников медицины, детского сада, почты. То есть в получении на­дела земли (без права ее прода­жи) наравне были и колхозный пенсионер, и старая учительница из Нальчика, долго проработавшая в нашей школе. Кто они и откуда, какой национальности - не играло никакой роли. В этом спи­ске была и семья немцев Адольф, которые очень хорошо и долго работали у нас на свиноферме. Скандалы пошли из-за того, что в этот список не имели доступа коренные жители села, которые всю жизнь проработали в городе и райцентре. Их в 12-тысячном Чегеме-II было значительно боль­ше, чем колхозников. Они стави­ли вопрос так: почему немец мо­жет получить землю, а я нет? Я пригласил их на колхозное собра­ние, где дал вполне обоснованный отказ: каждый из этих работ­ников имел право получить часть акций своего родного предприя­тия, где работал. Никто никуда больше не жаловался. Другой во­прос - кому сколько пашни - был гораздо более сложным. Комис­сия не успела завершить работу, и реорганизация не была прове­дена.

 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1316
Кол-во просмотров материалов
5603091