До нас дошла информация, что по коллективному обращению, направленному в адрес главы КБР, в настоящее время проводится проверка следственным комитетом. Обращение связано с преследованиями научных сотрудников ИГИ КБНЦ РАН и последующими несанкционированными обысками.

Спустя более шести месяцев со дня открытого обращения (18.11.2022 г.) следствие решило инициировать проверку, хотя уже не было надежды, что власти вообще намерены отреагировать на коллективное обращение. Сам факт, что органы принялись за это дело, стало неожиданной новостью, так как актуальность самой проблемы со временем не снизилась.

Однако вскоре стал очевиден другой мотив, - следствие не намерено разбираться, по существу, заявленных в обращении обстоятельств. Нам стало известно от некоторых подписантов коллективного обращения, что были вызваны для дачи объяснения: им всем задавались одни и те же вопросы, которые не имели никакого отношения к поставленным в обращении вопросам. К примеру, одного из подписантов, общественного деятеля Азамата Шорманова расспрашивали, откуда ему стало известно о настоящем письме, может быть, его кто-то принес для подписи, знает ли он автора письма или кого-либо из подписантов. Но больше всего удивило, что подписанты обращения указывают в своих объяснительных, что не имеют претензии к обыскам, имевшим место у сотрудников ИГИ КБНЦ РАН.

Аналогичного содержания объяснительная другого подписанта - народного художника КБР Руслана Цримова. Хочется напомнить следствию, что вопрос наличия или отсутствия претензии к имевшим место обыскам в первую и последнюю очередь стоит отнести к лицам, в отношении которых непосредственно проводились эти следственные действия, и чьи права были нарушены. А именно: к Мадине Хакуашевой, Тимуру Алоеву и Светлане Алхасовой, у которых прошли обыски и были изъяты личные вещи (оргтехника, мобильные телефоны и т.д.). Для нас очевидно, что изначально взятый органами курс — это попытка отойти от сути содержания самого обращения. Не исключено, если в результате проверки следствие придет к выводам о том, что якобы настоящее обращение ничто иное как провокация со стороны определенных лиц, вовлекших подписантов в «заблуждение» и сделавших их соавторами письма. Таким образом, это может быть маневром, чтобы заострить внимание на несуществующей проблеме, чтобы отвлечь внимание от подлинной. Или поводом для дискредитации неугодных.

Считаем необходимым отметить еще один немаловажный момент. В ходе беседы сотрудник следственного комитета акцентировал внимание опрашиваемых на характере прежней судимости Асланбека Мирзоева, намеренно пытаясь создать у них негативное отношение к его личности. В прошлом Асланбек был осужден за особо тяжкое преступление, чем не пренебрегли воспользоваться правоохранительные органы в качестве формы психологического давления. Именно это обстоятельство вынудило в своем время Мирзоева уволиться с работы.

Не помешает напомнить проявляющим особый интерес к этой части биографии Мирзоева, что его судимость давно погашена и никакого отношения не имеет к его научной деятельности. Асланбек Мирзоев - один из ведущих ученых КБИГИ и у администрации института к нему нет никаких претензии, а любого рода иные доводы являются грубейшим нарушением его прав.

Если следствие полагает первостепенным прояснить для себя природу возникновения данного коллективного обращения, то считаем нужным разъяснить, что реальным основанием послужило ничем не обоснованное, незаконное преследование общественников и научных сотрудников института, чья деятельность хорошо известна как в республике, так и за ее пределами. Более того, ситуация усугубилась не только отсутствием какой-либо реакции со стороны властей, но и лживым заявлением министерства просвещения КБР, вменившим в вину участие Мадины Хакуашевой и Тимура Алоева в экстремистских, сепаратистских и иных нежелательных мероприятиях на территории Грузии. Подобная дезинформация упорно муссировалась даже после многочисленных опровержений со стороны разных компетентных лиц. При этом существует масса возможностей для опровержения ложного обвинения, например, продемонстрировать отсутствие штампа в паспорте о выезде за границу. Однако ни одного доказательства в пользу лживого факта не предъявлено, кроме его голословного утверждения, притом безо всяких опасений, что подобные действия подпадают под статью 128.1 УК РФ о клевете, т. е. распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

Разумеется, при этих обстоятельствах общественность республики, возмущенная происходящей несправедливостью, не могла оставаться и не осталась молчаливым сторонним наблюдателем. Коллективное обращение в адрес главы КБР – это реакция общественности, призванная, в том числе, привлечь внимания республиканских органов власти к сложившейся ситуации.

Считаем нужным еще раз обратить внимание следствия на положения, которые ставились в обращении. Мы надеемся, что они будут отражены в ходе проводимой проверки, а именно, что будут установлены истинные мотивы и «заказчики» травли сотрудников института.

Мы неоднократно заявляли о том, что давление на ведущих сотрудников института гуманитарных исследований является частью инспирированных федеральным центром процессов, направленных на ликвидацию национальных республик, сворачиванию национально-культурных программ и обучения родным языкам. Мадина Хакуашева, Тимур Алоев и Асланбек Мирзоев последовательно, принципиально поднимают эти проблемы и пытаются ставить их перед общественностью, республиканскими и федеральными органами власти.

В те же дни обыски прошли и у ряда других общественных деятелей, но они остались вне поля зрения широкой общественности. Попытки давления имеют место и в отношении других общественников. Так, для «беседы» в правоохранительные органы был приглашен руководитель общественной организации «Жылэбзэ» Заур Жемухов по поводу его публикаций с критикой деятельности Международной черкесской Ассоциации. Все факты и доводы, изложенные в ней, полностью соответствуют действительности. Многие хорошо помнят скандальное интервью блогера из Краснодара Асият Исмел с руководителем МЧА Хаути Сохроковым, выступившим против указания в графе национальность «черкес» во время проведения Всероссийской переписи населения. Вскоре после этого интервью Асият была вызвана на «дружескую» беседу в ФСБ Краснодарского края, во время которой перед ней в легкой форме был поставлен вопрос о незаконности проведения подобного интервью.

Также считаем уместным обратить внимание на то, что в последние годы запрещены траурные шествия 21 мая, посвященные дню окончания Кавказской войны, традиционные народные танцы кабардинцев и балкарцев, проходивших еженедельно в г. Нальчике. Республиканские и городские власти аргументируют эти запреты событиями в Украине.

Преследования научных сотрудников, давление, оказываемое правоохранительными органами и спецслужбами на общественных деятелей, запреты массовых акций являются грубейшим нарушением наших прав, гарантированных Конституциями КБР и РФ. В частности, 29 статья Конституции РФ декларирует, что каждому гарантируется свобода мысли и слова и никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

Теперь давайте попробуем разобраться, насколько указанные выше грубые нарушения наших конституционных прав хоть каким-то образом работают на единство нашей страны в это действительно трудное и сложное время:

Первое. Одной из главных причин преследования научных и общественных деятелей представители общественности связывают с их принципиальной и последовательной позицией, направленной против политики федеральных и республиканских органов власти, нарушающих Конституцию РФ и сужающих сферы функционирования родных языков. Так, в 2018 г. были приняты скандальные антиконституционные поправки в федеральный закон «Об образовании», после чего обучение родным языкам стало фактически не обязательным.

Второе. Россия отказывается от федеративного устройства и все больше скатывается к унитарному. Республики уже давно не обладают никаким суверенитетом, а народы, проживающие в них, полностью отчуждены от процессов формирования органов власти на всех уровнях, что грубо противоречит праву народов на самоопределение, формально признаваемой Россией. Это наглядно видно на примере обсуждаемой нами проблемы. При этом политическое руководство КБР не дает никаких оценок незаконным действиям правоохранительных органов в отношении сотрудников института и других общественных деятелей.

Третье. С молчаливого согласия республиканских властей, федеральные органы власти де-факто не признают представителей народов России российскими соотечественниками и отказывают в предоставлении гражданства в упрощенном порядке несмотря на то, что их родные языки согласно Конституции РФ, являются государственными наряду с русским языком.

Трудно не согласиться с тем, все эти процессы на самом деле противоречат объективным интересам России и угрожают ее безопасности и целостности. Потому, что в такой многонациональной стране, как Россия дискриминация в решении этих проблем следует рассматривать как прямую провокацию, которая может стимулировать сепаратистские движения.

В связи с этим считаю нужным обратить внимание на очень важное обстоятельство. Все перечисленные процессы происходят на фоне событий в Украине. Следует напомнить, что одной из причин начала проведения СВО, как нам было объявлено, явилась дискриминация русского языка русскоговорящего населения, притом проблема рассматривалась в контексте юрисдикции и законов другой страны. И в то же самое время федеральные власти лишают народы России возможности сохранения своей языковой и культурной идентичности.

Обратите внимание, что федеральная власть, признавая за Луганской и Донецкой республиками право на самоопределение после проведения референдума, легко присоединила их к России. Но одновременно она фактически не хочет признавать  права на самоопределение внутри страны за  населяющими ее коренными народами. Налицо политика двойных стандартов.

И последнее. Изначально инициаторы коллективного обращения адресовали письмо именно главе республики с целью продемонстрировать способность государственного образования под названием «Кабардино-Балкария» соответствовать своему основному предназначению - быть гарантом сохранения языковой и культурной идентичности кабардинского и балкарского народов.

 

Валерий Хатажуков, председатель Кабардино-Балкарского регионального правозащитного центра


 

 

лента новостей

посещаемость

Пользователи
1
Материалы
1616
Кол-во просмотров материалов
9912711